Главная    Эпицентр    Неркозависимые: из-за нехватки рыбы на Курильском озере «небывалый всплеск каннибализма»


Неркозависимые: из-за нехватки рыбы на Курильском озере «небывалый всплеск каннибализма»

31 октября 2020 5:02
Неркозависимые: из-за нехватки рыбы на Курильском озере «небывалый всплеск каннибализма». Фото: Лиана Варавская
Фото: Лиана Варавская

Этой осенью ученые, туристы и работники Южно-Камчатского федерального заказника заговорили о тревожной ситуации на самом медвежьем озере России - Курильском. По мнению общественности, виной всему дефицит нерки, являющейся основой благополучия озерной экосистемы. Корреспондент «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» выяснял, так ли это на самом деле.

lianavaravskaya_122777085_3587393837977998_3849624818771619432_n.jpg

Фото: Лиана Варавская, осень 2020 г.

- Какой матерый, просто бочка! Это он медвежат съел? – спрашивают госинпектора Южно-Камчатского федерального заказника Лиану Варавскую подписчики в Инстаграм.

- Если бы только медвежат, - отвечает Лиана. Госинспектор несколько лет ведет блог о бурых медведях Курильского озера в соцсетях. Этой осенью ее лента выглядит нетипично – из нее практически исчезли кадры медвежьей «малышни» и традиционного пира, когда в реки бассейна Курильского озера потоками алой лавы идет лосось. В это время у водоема на крайнем юге Камчатки обычно царило «рыбное перемирие»: бурые медведи всех возрастов, не конфликтуя, рыбачили по соседству. Самые ловкие, утолив первый голод, полностью переходили на икру. Из-за природных особенностей нерест на Курильском озере длится необычно долго – иногда до марта, медведи тоже рушат стереотипы и залегают в берлоги лишь в ноябре. В прошлые годы отдельных особей здесь встречали среди новогодних сугробов, и это были не шатуны, - животные бодрствовали опять же из-за обилия лосося. И, конечно, этот медвежий «санаторий» много лет привлекает в Южно-Камчатский заказник туристов со всего света, сотрудники особо охраняемой природной территории дают медведям клички, у некоторых особенно популярных косолапых даже есть свои фанаты в соцсетях. Снимки с Курильского традиционно завоевывают награды престижных мировых конкурсов.   

«Напряжение в группировке медведей Курильского озера нарастает с каждым годом, - делится озабоченностью Лиана Варавская в своем блоге. - Играть? Играть теперь некому. Взрослые самцы агрессивны друг к другу, и от них можно ожидать разве что драки, а медвежат попросту всех съели все те же самцы. Каннибализм процветает! Не то, чтобы червяки в рыбе заводились, не остается вообще никаких остатков от медвежьих трапез. Медведь, поймавший рыбу, съедает ее полностью, редко оставляя печень и челюсти, несъедобные у медведей во все времена. Скажу честно, фотографировать становится неинтересно. Если так пойдет и дальше, то накроется медным тазом замечательная возможность наблюдений за медведями, возможность их съёмок в естественных условиях. Да и, чего уж говорить, весь экотуризм в этом известном на весь мир месте!»

lianavaravskaya_116795300_313544156506560_1356375319482207657_n.jpg

Фото: Лиана Варавская, август 2020 г.

«Если вышли Лиана или я, неважно, посмотрели с берега - ах, медведи там жрут друг друга, и сделали выводы, что виновата рыбная промышленность, это история, в которой очень много популизма, - парирует Петр Шпиленок, директор ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник», под управлением которого находится Южно-Камчатский федеральный заказник. - И совсем другая история, если мы изучаем ситуацию, разбираемся в ней, и узнаем, что действительно рыбопромышленниками оказывается негативное влияние. То, что пишут сотрудники, находящиеся на месте - это их личное эмоциональное мнение, что-то говорить можно будет только после комплексных исследований. У медведей есть механизмы регулирования популяции, это очень адаптивный вид. В этом году к берегам Камчатки подошло меньше рыбы, это проблема, которая коснулась всех, и с учетом этих слабых подходов нужно пересматривать подходы к работе. Наука у нас, к сожалению, сейчас находится в удручающем положении, жалко, что со специалистами действительно высокого уровня делает государство. Рыбная отрасль – богатейшая, а у нас идет очередное сокращение КамчатНИРО, это очень прискорбно».

В 2020 году специалисты камчатского филиала «Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии» оценивали пропуск производителей нерки в бассейн озера Курильское комплексно - через рыбоучетное заграждение, с помощью гидроакустической системы «Биосоникс» и авиаучетных работ. Зашло 1,47 млн экземпляров нерки, что, по мнению ученых института, полностью соответствует «оптимальному целевому ориентиру и государственным задачам рыбохозяйственного мониторинга данной единицы промыслового запаса». Оптимальное заполнение нерестилищ нерки находится в пределах 1,5-1,8 млн экземпляров, а нижний предел пропуска не должен быть менее 1,1 млн штук, - этого количества производителей достаточно для обеспечения высокочисленных возвратов нерки. Как сообщили «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» в КамчатНИРО, последние 15 лет являются максимальными по уровню численности нерки реки Озерная за всю историю исследований этого стада, а их ведут с 1940 года.

«В 2020 году установленный для речных рыболовных участков режим проходных дней - 2 дня промысла через 2 дня пропуска - соблюдался в течение всего периода промысла. Решением Комиссии от 07.08.2020 был установлен также дополнительный проходной день. При этом промысел на морских участках начинается только после пропуска на нерестилища озера Курильское порядка 0,5 млн производителей, обычно это происходит в 20-х числах июля. Данный порядок пропуска обеспечивает равномерный пропуск нерки ранней и поздней сезонных форм. Относительно возможного отклонения величины пропуска нерки реки Озёрная от оптимальной величины, находящейся в диапазоне 1,5-1,8 млн экземпляров, необходимо отметить, что такие ситуации случаются в результате естественных природных процессов, повлиять на которые не представляется возможным. Так, в 2017 году пропуск нерки составил около 2,35 млн экземпляров, что произошло благодаря «залповому» заходу производителей в один из проходных дней, однако подобный уровень пропуска не является целесообразным для этой единицы лососевого запаса», - объяснили «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» в КамчатНИРО.      

Именно 2017 год, по мнению зоолога Сергея Колчина, был последним сытым для медведей Курильского озера. Нерки хватало на всех, на берегах рек и в протоках было много отнерестившейся рыбы, которая служит источником фосфора, за счёт которого развивается планктон, а им, в свою очередь, питается молодь нерки. Животные вели себя мирно по отношению к человеку, даже взрослые самцы играли друг с другом, случаев каннибализма почти не было. В последующие три года жизнь медведей, как в туристическом буклете, закончилась.

Depositphotos_1198475_l-2015.jpg

Фото: ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник», архив. 

«В 2018 и 2019 годах нерестовые подходы нерки к берегам Камчатки были очень высоки, а размеры промысла фактически достигали исторических рекордов. Но в большинство рек озера рыба не зашла в необходимом для медведей количестве, а в некоторых водоёмах её и вовсе практически не было, - рассказал «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» кандидат биологических наук, научный сотрудник Института водных и экологических проблем ДВО РАН Сергей Колчин. - Официальные пропуски производителей нерки в озеро в 2018 и 2019 годах составили около 1.8 млн, при этом проходные дни отменялись в самом начале массового нерестового хода, когда в реку Озёрная из моря заходит основное количество лосося. На озере и в его притоках почти не встречалась снулая рыба, всё практически полностью съедалось дикими животными. Такая картина является аномальной для нерестовых рек тихоокеанских лососей. Какие-то популяции нерки могли быть значительно прорежены промыслом. Среди медведей возросло социальное напряжение, участились агрессивные контакты, стали обычными случаи каннибализма, встречи осиротевших медвежат – медведицы просто бросали их, уходя на поиски корма и заботясь, в первую очередь, о собственном жизнеобеспечении. Вероятно, у некоторых самок из-за низкой упитанности просто исчезало молоко, а отсутствие лактации очень сильно ослабевает связь между матерью и детёнышами. Значительно снизилась и численность медведей на реках, где мы уже четыре года ведём наблюдения.

За четырёхлетний период наших исследований 2020 год оказался самым малокормным для медведей и других обитателей Курильского озера, - продолжает Сергей Колчин. - Нерестовые подходы нерки к берегам Камчатки были значительно слабее предыдущих лет. Из-за острого дефицита лосося численность медведей на озере и его притоках была самой низкой за исследуемый период: многие звери были вынуждены уходить с привычных мест кормления в поисках альтернативных источников пищи – плодов рябины, кедрового стланика, даже осенью голодные медведи активно питались травянистой растительностью. Был отмечен небывалый всплеск каннибализма, выживаемость медвежат первого и второго годов жизни оказалась очень низкой. Доля самок с выводками в общей структуре популяции животных оказалась в этом году также наименьшей за всё время наблюдений. Надо отметить, что в группировке бурого медведя Курильского озера очень высока доля одиноких, не участвующих в размножении самок. Вместе с каннибализмом это один из естественных механизмов регулирования численности популяции, обитающей на охраняемой территории и не подверженной прессу охоты. В начале этого сезона выводки были крайне малочисленными, сказались и два предыдущих малокормных года».

По мнению ученого, желательно сохранять проходные дни в течение всего промыслового сезона, иначе хрупкая система бассейна Курильского озера - объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО – «может попросту деградировать». Тревогу Сергея Колчина разделяют известные тревелеры и фотографы, которые переживают в эти дни за камчатских медведей.

«Государственная задача здесь - нахождение достойного баланса интересов рыбопромышленников и национальной природы, её самого знаменитого представителя - бурого медведя. В России нет места, подобного Курильскому озеру, где можно видеть этого самого русского зверя в неимоверном количестве и в баснословной близости. Медведь - наш ближайший лесной сородич. Россию нельзя породнить ни с зайцем, ни с лосем, ни с бобром; она огромна и неуклюжа, как медведь, косолапа и величественна, как медведь, добродушна и грозна, как медведь. Мы не можем ждать милостей от природы, но мы не можем быть к ней немилосердными», - написал на своей странице в Facebook фотограф, путешественник, автор статей о природе Алексей Шаскольский.

Алексей Шаскольский .jpg

Фото: Алексей Шаскольский, осень 2019 г.

В дирекции Кроноцкого заповедника призвали не раздувать «ажиотаж на пустом месте» и не делать поспешных выводов. 

«Медведь для меня - вид, который не находится под угрозой, он сам себя в этом периоде начал регулировать, и в этом нет ничего плохого. Мишек на озере было, пусть 300-400, ну будет их 200, с точки зрения экосистемы станет только лучше, это мое человеческое мнение, а то, что общественность в какой-то момент начинает истерию включать, это неправильно. Сегодня мы не можем говорить, насколько медведь вообще влияет на нерест этой рыбы. Может оказаться так, что рыбу вы пропустите, а механизмы внутрипопуляционного регулирования все равно будут работать, потому что, может быть, действительно, на этой точке стало слишком много медведей. Нас сейчас даже обвиняют, что мы медведей расплодили.

Другое дело, что надо разобраться, действительно ли достаточное количество рыбы пропускается, делается ли это только с учетом рыбопромышленного комплекса или с учетом потребностей экосистемы. Со следующего года мы совместно с КамчатНИРО планируем проводить комплексные исследования, чтобы установить, хватает ли этого количества рыбы экосистеме, какой оптимум, какой минимум. Нужен взвешенный подход, прогнозы должны быть «живыми», постоянными, нужны исследования, в первую очередь, по заполняемости нерестилищ. Я вижу определенные угрозы и хочу провести исследования, но все упирается в деньги, людей, и так далее. Какая емкость для медведей там оптимальна, я хочу вот это оценить, и после этого разговаривать со всеми. Я буду добиваться, чтобы рыбы больше пропускали, но мы будем делать это не через давление прессы или общественности», - подчеркивает директор ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник» Петр Шпиленок.

Как будет складываться с неркой в 2021 году, станет известно после утверждения официального прогнозируемого объема добычи Отраслевым советом при Росрыболовстве в начале следующего года. Количество проходных дней, когда рыбаки сушат сети, для бассейна реки Озерная будет определено при подготовке «Стратегии промысла тихоокеанских лососей и гольцов в Камчатском крае в 2021 году» в несколько этапов. Стратегия будет рассмотрена в ФГБНУ «ВНИРО» и на Дальневосточном бассейновом научно-промысловом совете, а затем реализована в решениях Комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб в Камчатском крае.

lianavaravskaya_119255086_237786874341283_877669682686187552_n.jpg

Фото: Лиана Варавская, осень 2020 г.

А в ближайшее время обитателей уникального природного комплекса ждут тяжелые остаток осени и зима. Искать альтернативные источники питания, вероятно, придется и другим «неркозависимым» видам Курильского: лисицам, норкам и выдрам, а также авиафауне. На крупнейшем в Азии нерестилище нерки зимуют до 300-700 белоплечих орланов, до 100-150 орланов-белохвостов, до 50 беркутов, сотни лебедей-кликунов и до 1,5–2 тысяч уток, причем устоять перед красной или ее икрой не могут даже виды-вегетарианцы. В условиях нехватки рыбы взрослым медведям будет сложно нагулять достаточно жира, чтобы залечь в берлоги, при этом немногим медвежатам вообще удастся дожить до зимы.

Елена Вертянкина.


0
45
Ага, во всем "виноваты" красные медвежьи приливы...
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник