Главная    Камчатский рай    Медвежий вопрос


Медвежий вопрос

04 Сентября 2019 22:32
Медвежий вопрос
Медвежий вопрос

Пожалуй, никогда раньше «медвежья» проблема не вызывала столь эмоциональных реакций у жителей Камчатки, как в этом году. Между тем, случаи трагических встреч человека и зверя происходили всегда – впервые о том, что «женщину в лесу медведь задрал» я услышала совсем маленькой девочкой (а это было ещё до Олимпиады-80), и с тех пор не припомню года, который бы обошёлся без подобных страшных происшествий.

Почему же нынешним летом возникла настоящая истерия? Может, потому, что прозвучали обвинения в адрес рыбопромышленников, мол, они, ведя промысел, не пускают медведей к рекам и оставляют их голодными. Или потому, что тут же родилась другая версия: природоохранники слишком оберегают медведей, вот они и расплодились так, что в лесах им стало тесно. Само собой, полетели обвинения в адрес властей: и на поводу у рыбопромышленников идут, и свалки-помойки вокруг населённых пунктов не содержат по современным требованиям, и безопасность жителям обеспечить не могут.

Не будем вдаваться в анализ манипуляций общественным мнением. Давно известно, что любые факты можно подать так, что они послужат подтверждением выбранной точки зрения. Обратим внимание камчатцев на то, что проблема соседства с медведями – сложная, она складывается из ряда причин, в числе которых и такой конкретный фактор, как мы с вами, наши поступки. Построить добрососедские отношения с дикой природой и её обитателями – задача посильная. И её нельзя целиком возлагать на чиновников. От них, конечно, очень многое зависит, но далеко не всё. Например, брошенный мусор в лесу вокруг городов и посёлков, забавные «видяшки» о кормлении юных медведей на обочинах дорог, свалки рыбных отходов – это не про власть, это про нас с вами.

Так что же происходит на самом деле?

Чтобы увидеть объективную картину происходящего, мы обратились к специалистам, имеющим большой опыт работы с дикой природой и, в частности, с медведями. Вот что рассказали наши собеседники – Владимир Гордиенко, Юрий Муляр и Пётр Шпиленок.

Переизбытка численности нет

- Есть ли переизбыток численности медведей в Камчатском крае? – задали мы вопрос Владимиру Гордиенко, начальнику отдела государственного охотничьего надзора Агентства лесного хозяйства и охраны животного мира, специалисту по бурому медведю, одному из авторов книги «Медведи Камчатки. Основы безопасного общения».

- Нет. Существуют нормативы, уставленные для различных типов угодий департаментом охоты Министерства природных ресурсов и экологии России, мы эти показатели не превышаем. Могут быть сезонные скопления медведей в определённых местах, но такие скопления то исчезают, то появляются, вызванные местными причинами (наличием корма, природными явлениями). Согласно последнему учёту, который проводился в 2015 году, численность камчатского бурого медведя составляет около 23 тысяч голов и характеризуется как стабильная с тенденцией к увеличению, но растёт очень медленно – у медведей колебаний нет, как у зайца, и рост популяции можно заметить только на большом промежутке времени. Следующий учёт запланирован на 2020-й год, и мы увидим, что изменилось за текущие пять лет.

- Можно ли говорить о том, что в этом году медведи гораздо чаще выходят в населённые пункты Камчатки?

- Если посмотреть объективно, то видно, что в этом году медведи появляются в Петропавловске-Камчатском и городе Елизово, а в таких традиционно проблемных местах, как район дачных СОТов (так называемая «5-я стройка»), на километрах, в Радыгина в течение лета и сейчас сравнительно тихо и спокойно. Практически нет выходов медведей в посёлках Коряки, Термальный, в Паратунке, в районе детских оздоровительных лагерей. Раньше мы каждое лето туда выезжали – в этом году ни одного звонка. Подсобные хозяйства страдают не больше чем обычно. А поводом для разговоров о «нашествии» медведей стало то, что нынешним летом они появлялись возле наиболее крупных населённых пунктов. На самом деле, год довольно спокойный в этом отношении – на среднем уровне и уж точно не рекордсмен. Если говорить об отстрелах, то некоторое увеличение есть, но опять же за счёт локальных позиций. Много отстреливали в Озерновском, в Усть-Большерецком районе, в Эссо.

- Что заставляет медведей выходить в населённые пункты?

- Главная причина – свалки органических отходов на их территории. Я недавно побывал в Озерной, там прямо очевидно, что проблема кроется в наличии свалки, в технологии обращения с отходами в целом, в неотлаженной процедуре утилизации. Культура населения, я думаю, тоже немалое значение имеет. Бытовая безответственность приводит к тому, что медведи зачастую прикармливаются. Ещё одна причина – незаконный вылов рыбы, когда икра забирается, а рыба прячется в лесу. Всё это и приводит к тому, что медведи появляются на виду, и кажется, что их много.

- Некоторые охотники говорят, что в Петропавловске нет никаких оперативных групп, созданных для защиты населённых пунктов от медведей, о которых рапортуют власти.

- Догадываюсь, о чём речь. Есть вещи, к которым можно придраться в работе групп конкретно Елизовского района и Петропавловска, потому что у нас раньше серьёзно не относились к этой проблеме. Думаю, через год-два работа будет поставлена. Здесь дело в исполнителях, в том, что задача очень ответственная, сложная, и не так просто найти людей, которым можно её доверить, и кто хочет этим заниматься. Это временные трудности, и местные власти с ними справятся. Группы созданы в каждом населённом пункте, и есть райцентры, где работа налажена безукоризненно. В том же Озерновском группа действует уже в течение пяти лет, и к её работе ни у кого претензий нет. Люди работают, не покладая рук, на общественных началах, их человек шесть, в несколько смен дежурят и стреляют по 15-20 медведей ежегодно. Другой вопрос: почему не устраняется причина, по которой медведи снова и снова приходят на территорию посёлка?

Среда обитания нарушена

- Один из способов регулирования численности бурых медведей на территории Камчатского края – выдача лицензий на добычу зверей охотникам. В этом году лимит определён в 2400 лицензий, но выкуплено лишь около трети. В чём причина снижения интереса к охоте на медведя? – интересуемся у Юрия Муляра, охотника с более чем полувековым стажем, охотоведа Камчатского краевого общества охотников и рыболовов, которое имеет угодья площадью более 1 млн. 350 тыс. га в Елизовском, Усть-Большерецком и Соболевском районах.

- Может, это связано с ценой, а может, с тем, что интерес к охоте на крупного зверя остался у только старой гвардии, молодёжь им не горит.

- Сколько стоит право добыть медведя и сколько лицензий на осеннюю охоту выкуплены?

- На данный момент выдано всего 17 лицензий на территорию всех наших приписных участков. По коммерческим охотам три лицензии реализованы, планировали шесть. Примерно 20-25, если брать вместе с коммерческими, может, наберётся на осень. А заказывали 40 штук – с запасом.

Право на охоту состоит из двух частей – госпошлина 6.000 рублей и путёвка на право добычи, она в нашем хозяйстве стоит 14.000 рублей, итого 20.000. Это для членов нашего общества. Для других охотников, приезжих и прочих, стоимость будет 60.000 рублей, в неё может входить частично и обслуживание, и проживание, и услуги егеря. А коммерческая охота (её организует охотпользователь, как правило, имеющий свою клиентуру или сотрудничающий с московскими фирмами) обходится в цену от 12 до 14 тысяч долларов.

- Участвует ли ККООиР в формировании межведомственных групп для оперативного реагирования при выходе медведей?

- Мы рекомендуем охотников, членов нашего общества, опрашиваем их, если они согласны войти в группу – они подписывают договор с муниципальными органами власти. Но гарантировать взвод людей, которые стоят под ружьём, мы не можем.

У нас есть группы реагирования, которые в любой момент могут выехать, отогнать, отпугнуть зверя – не обязательно всё должно кончаться убиением. Бывает, люди сами, не задумываясь, делают всё, чтобы привлечь зверя. Вот егерь выезжал к фермерше по её просьбе – у неё лошади или коровы в загоне, и медведь приходит пытается их съесть (по-хорошему, в цивилизованных странах ставят электросторожа, и проблема решается, никто к тебе не залезет). Егерь приехал туда, посмотрел, что там творится. Собаки на цепях сидят, возле них валяются недоеденные туши, мухами засиженные, с червями, запах на всю округу – после этого хозяйка хочет, чтобы медведь к ней не приходил. Вот из таких нюансов проблема и растёт, из мелочей. Едешь с дачи – вдоль дороги валяются пакеты с отходами, которые из окна машины люди выбрасывают.

- А как вы считаете, стало ли медведей больше?

- Слишком примитивно считать, что медведей стало больше. Выходы медведей к городам и посёлкам – это следствие человеческой деятельности. Больше их могло и не стать. Но из дикого леса, где звери проживали благополучно, их выдавили разными способами: землепользованием, лесопользованием, сборами, рыбалками, браконьерством, дачами и т.д. Приходится концентрироваться в местах больших возможностей для пропитания: на рыбалках – закуску у рыбаков украсть, на дорогах – выйти попрошайничать как цыгане. Обратите внимание, кто выходит: «шпана», «малолетки», «дети», которым всё интересно, с мамами приходят. Большие медведи сидят далеко, глубоко и не высовываются. А эти – худые, как сушёная камбала, хребты торчат, а они должны быть кругленькими, гладенькими... В нерестилища рыба не доходит, на рыбалках их не подпускают, и в то же время – на кладбищах беспорядок, вокруг посёлков помойки... Чему удивляться?

Среда обитания у зверей сильно нарушена. Вездеходный транспорт вообще не контролируется. Весной мы приезжаем на охоту – в горах склоны уже обкатаны, берлоги вскрыты. И не то, что эти «первопроходцы» хотят убить зверя – им интересно загнать его, посмотреть, как он бежит. Видели, наверное, такие кадры: за бегущими орлами гонятся на снегоходах, баранов загоняют, душат, медведей загоняют до разрыва сердца.

- То есть проблема усугубляется тем, что дикая Камчатка становится всё более доступной для человека, ищущего острых ощущений?

- Во всём мире масса диких мест доступна, но доступность должна иметь какие-то рамки. Для транспорта, который летает по любым горам, выделяется специальная территория, полигоны. А у нас власть этой темой не занимается, хотя она остро стоит: эти снегоходчики сильно нарушают образ жизни животных и вредят охотпользователю. Он приглашает клиентов на охоту, приезжает на угодья, а там уже все горы исписаны, как на танкодроме, берлоги пустые, потому что зверя потревожили, и какое впечатление у клиента?

Человек – это вкусно

- В разгар переполоха, наделанного появлением медведей у населённых пунктов, и после трагической гибели мужчины в посёлке Озерновский, Агентством лесного хозяйства и охраны животного мира Камчатского края руководству Кроноцкого заповедника была дана рекомендация заняться регулированием численности медведей в Южно-Камчатском заказнике. Насколько нам известно, вы не считаете такую крайнюю меру необходимой? – адресуем вопрос директору ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник» Петру Шпиленку.

- Проблема появления медведей у городов и посёлков – серьёзная, её надо решать, но она не связана с медведями Курильского озера, она гораздо шире. Если звери ходят по Елизово и Петропавловску – нельзя же сказать, что они пришли с заповедной территории. И, конечно, пока я директор, я не допущу, чтобы популяцию медведей Южно-Камчатского заказника отстреливали. Кроме того, мы можем применить регулирование численности только в экстренном случае, например, если началась эпидемия, и только по согласованию с Минприроды РФ и Росприроднадзором – проведя научно-технический совет и подготовив обоснование. На территории заказника в случае, если его гостям действительно угрожает опасность со стороны медведей, достаточно на некоторое время закрыть туристический маршрут, как мы и поступили на реке Хакыцин, когда медведям не хватало корма из-за слабых заходов нерки в нерестилище. Рыба прошла на нерест, концентрация медведей в этом районе спала, маршрут возобновил работу. Это и есть оперативное регулирование. А то, что происходит вокруг населённых пунктов, куда приходят медведи из близлежащих охотугодий, так легко не исправить.

- В чём корень этой проблемы?

- В мусорных свалках, в том, что люди, в том числе приезжие туристы, не знают минимальных правил поведения в лесу. Посмотрите, как шашлычный отдых у нас развит – каждые выходные люди едут на речки, жарят мясо, остатки выкидывают. Да этот мишка ничего вкуснее шашлыка не пробовал! Фантик от сникерса с остатками батончика, чипсы недоеденные, пиво из брошенной бутылки – и он становится зависимым от этой еды. Он не захочет больше рыбу ловить и ягоды собирать. Медведь зверь неглупый, он пойдёт искать то, что ему понравилось. Там, где был шашлык – был запах человека, и от фантика тот же запах. Так поиск приводит в дачные посёлки, в населённые пункты. Зверь идёт туда не потому, что в лесу не может себя прокормить, а потому, что ищет вкусную еду. Мы сами закладываем эту мину, оставляя мусор. У медведя, у которого очень развито обоняние, формируется рефлекс: он видит человека, и у него вырабатывается желудочный сок. Помойки, рыбные отходы – для него это рестораны. Его оттуда не выгнать.

В Южно-Камчатском заказнике я проработал в оперативной группе почти четыре года. Я проходил через тропы, где 60-70 медведей бродили, спал в палатке по соседству с ними и всегда чувствовал себя уверенно по той простой причине, что там медведь не прикормленный, человека нет в его пищевой цепочке. А возле населённых пунктов нужно опасаться встречи с медведем – возможно, он уже попробовал человеческой пищи. С такими уже ничего не сделаешь, их приходится отстреливать. Других вариантов просто нет. И в том, что их убивают, виноваты мы, люди. Мы здесь живём и должны соблюдать правила жизни в медвежьем краю, а мы ими пренебрегаем.

- Но невозможно ликвидировать все свалки в окрестностях посёлков, отловить всех браконьеров, убедить людей (которые просто непробиваемы в этом отношении), что нельзя оставлять мусор и кормить диких зверей...

- Сразу, пожалуй, нет. Но мы запустили массовую информационную кампанию «Не корми медведя!» для туристов и жителей Камчатки, выступаем на первомайских демонстрациях с лозунгами, призывающими не прикармливать диких зверей, распространяем листовки с правилами поведения в дикой природе, переиздали книгу Гордиенко. Своими действиями мы можем постепенно уменьшать количество приходящих к людям медведей, не убивая их. Именно для этого заповедник при поддержке Фонда Президентских грантов запустил проект «Бурый медведь и человек – гармоничное соседство на юге Камчатки». Одна из его задач – снижение числа конфликтов людей и медведей в посёлках, в том числе путём просветительской работы с населением. Также проект поднимет тему создания централизованной системы утилизации пищевых отходов.

Кроме того, полезно изучить мировой опыт – как поступают на других территориях, где человек соседствует с медведем: в Канаде, на Аляске. Проблема эта сложная, и одним отстрелом её не решить, методы должны быть разносторонними.

Вопросы без ответов

Как видим, наши собеседники сходятся в главном – разговоры о чрезвычайно расплодившихся медведях беспочвенны, а вот со свалками надо что-то делать. Нельзя сказать, что правительство края не замечает эту проблему: на прошедшем 28 августа заседании краевой комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности заместитель председателя правительства – министр специальных программ и по делам казачества Сергей Хабаров признал: «У нас сложилось целое поколение медведей, которые выросли на мусорных свалках, дали потомство и продолжают жить и питаться в окрестностях населённых пунктов». В связи с этим главам муниципалитетов поставили задачи своевременно ликвидировать свалки отходов биологического происхождения в границах поселений, а также распространить среди жителей призыв фотографировать и записывать координаты свалок, которые они обнаружат вне населённых пунктов, и передавать эти данные в инспекцию экологического надзора. Но ведь это не новые меры, ощутимых плодов они не приносят. Планируются ли какие-либо конкретные шаги по зачистке свалок, по установке электрических изгородей вокруг них и других притягательных для зверей объектов – нам пока выяснить не удалось. Возможно, мы получим официальный комментарий в ответ на эту публикацию.

А пока желаем жителям и гостям Камчатского края помнить о правилах безопасного пребывания в лесу: не ставить палатки на медвежьих тропах, не оставлять без присмотра продукты и не прикармливать животных, не ходить поодиночке и стараться заранее шумом оповестить медведя о своем приближении.

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

4 сентября 2019 г.

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений




При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник