Главная    Дело мастера    В безграничности песни – и судьбы

В безграничности песни – и судьбы

08 Сентября 2017 22:55
В безграничности песни – и судьбы
В безграничности песни – и судьбы

Из цикла «Наши люди»

С Наташей Морозовой, дочерью Евгения Ивановича Морозова, создателя и руководителя Камчатской хоровой капеллы, мы учились в одной школе. Очень хорошо помню ее на сцене – Наташа часто пела на школьных праздниках. Маленькая, хрупкая девочка с большими сияющими глазами и удивительно сильным, прозрачным голосом, она уже тогда умела полностью захватить внимание публики и увести его в гармоничный мир песни. Наташа хорошо училась, всегда была в числе самых ярких школьных активистов, у нее было много друзей. Окончив после школы иняз камчатского пединститута, она переехала в Австралию.

Уже больше 20 лет Наташа живет и поет в Сиднее, вышла замуж, воспитала двоих детей, часто выступает на сцене и много гастролирует. В Москве 2007 года стала лауреатом международного фестиваля русского зарубежья: «Русская песня». В Таллине в 2008-ом – лауреатом международного конкурса старинного романса имени Изабеллы Юрьевой.

В австралийских газетах выходят статьи об «известной сиднейской певице», в которых ее певческий талант называют чудом и божьим даром, Наташу причисляют к самым интересным представителям мирового русскоязычного сообщества. При этом она была и остается певицей русской – до глубины души, до кончиков питающих ее корней, уходящих в фольклорное разноцветье народных песен и могучее своеобразие русской классики. Наташа никогда не теряла связи с родиной. Оба ее сольных диска, «Перелетные птицы» и «Русская Энигма. Загадка русской души», выпущены в Москве. Певицу приглашают принять участие в концертах такие корифеи музыкального искусства как Александр Градский, Николай Агутин, Анна Литвиненко.

А нынешней осенью, в Петропавловске-Камчатском, состоится, пожалуй, самый ответственный для Наташи концерт. Камчатская хоровая капелла отметит 50-летний юбилей. Наталья Евгеньевна Морозова готовится к этому событию. Она прилетит на Камчатку и примет участие в юбилейном концерте коллектива, который по праву считает частью своей родной семьи. К великому сожалению, глава этой удивительной, единственной в своем роде семьи, Заслуженный деятель искусств России, профессор, дирижер, Почетный гражданин Камчатского края Евгений Морозов не дожил до золотого юбилея своего детища. Он ушел из жизни 1 декабря 2016 года, на 73-м году жизни.

Капелла – старшая сестра

- Наташа, все камчатцы очень хорошо знают Евгения Ивановича как Музыканта, самозабвенно преданного своему делу. И только для тебя одной он был еще и папа. Музыка занимала большое место в ваших отношениях?

- Можно сказать, что музыка и капелла вошли в мою жизнь одновременно с первым вдохом и материнским молоком. Я просто родилась в семье, где они уже жили. Когда мама лежала со мной в роддоме областной больницы, капелла выстроилась под окнами и пела. Вся больница высыпала смотреть, для кого же это поют? А мама держала на руках меня – маленький кулечек.

Моя мама, Антонина Васильевна Воробей, обладала уникальным, очень красивым «русским» голосом и была одной из первых участниц хоровой капеллы. В детстве, когда я спрашивала у папы, за что он полюбил маму, он отвечал коротко: за голос. К слову, мой муж признался мне в том же самом – он полюбил меня за голос. Петь я любила всегда, но в музыкальной школе (которую, как и положено, я терпеть не могла) сольных партий мне не давали. Только последняя учительница, Людмила Николаевна Себренко, старалась развивать именно мои артистические, певческие дарования, за что я ей очень благодарна. Под ее руководством мы поставили спектакль «Песенка в лесу», где я впервые исполняла главную роль – партию медведя, потому что у меня был низкий голос.

Во время учебы в институте я сказала папе, что хотела бы петь у него в капелле. Он ответил: «Ты, конечно, можешь петь. Но ты знаешь, что случилось с мамой? Я ее уволил». Он действительно сделал это за то, что она нарушала дисциплину – из-за своей работы опаздывала на репетиции, что с точки зрения папы было недопустимо. Поэтому мне он поставил условие: «Ты моя дочь и ты подаешь пример. Репетиции у нас во вторник и пятницу, и это значит: никаких свадеб и дней рождений. И болеть ты тоже не имеешь права».

Эти четыре года, с 1991-го по 1995-й, стали самым плодотворным, самым удивительным отрезком моей творческой жизни. Мы пели сложнейшие произведения. В музыкальной школе я понять не могла, чего от меня хотят – первые голоса, вторые... А здесь сложные партии, но все понятно. Потому что руководил коллективом большой профессионал.

С капеллой мы объездили много стран, и я помогала папе, везде была переводчиком, вела переговоры по телефону, договаривалась о гастролях. Для меня это была шикарная практика. И пела. Всегда с благодарностью и теплотой вспоминаю то золотое время, хотя оно не было легким – годы шли непростые.

В капелле был замечательный состав. Мы до сих пор дружим, переписываемся, общаемся. И в певческом плане этот период дал мне очень много. Петь меня научил отец – в хоровом коллективе. А когда я попросила позаниматься со мной индивидуально, он попробовал было, но тут же прекратил урок и сказал: «Тебя нельзя учить петь. Мы с матерью тебе говорим: никогда в жизни не поддавайся кому-то и не учись ни у кого. Пой, как ты поешь». И я пою.

Поэтому капелла для меня все равно, что старшая сестра... Это моя семья. Когда папа был уже тяжело болен и собирался лететь из Москвы на концерт своего коллектива, я попыталась его отговорить. Он разозлился и отрезал: «Ты что, не понимаешь, что это мой ребенок?!».

Яблоко от яблони...

- Почему же при такой интересной, насыщенной жизни ты решила уехать, и не куда-нибудь, а прямо к антиподам, в Австралию?

- Мне очень хотелось самостоятельности! Ведь яблоко от яблони недалеко падает. Мама уехала из Омска в 17 лет в Якутию с одной подушкой. Оттуда уже перебралась на Камчатку. Папа, окончив консерваторию, не остался жить в Москве, рванул на далекий полуостров. У таких родителей появился похожий ребенок. Мне всегда хотелось проявить себя, работать, быть независимой, принимать решения, и только в этом причина моего отъезда с Камчатки. А поскольку я училась на инязе – нужна была англоговорящая страна. К США душа не лежала, Англия очень дорогая и там нельзя было работать. В Австралии можно было – 20 часов в неделю, и я знала, что свой кусок хлеба всегда здесь заработаю. Сейчас у меня два образования – педагогическое мне очень помогает с моими детьми, а в Сиднее я получила степень магистра делового администрирования. В первые годы было трудно в эмоциональном плане. Родителей рядом нет, друзей нет... В то время еще не было интернета, который сейчас очень помогает общаться, невзирая на расстояния. А тогда мы писали письма – и я храню их все!

Russian Enigma или Загадка русской души

- Расскажи, пожалуйста, о своем творчестве. Для кого ты поешь в Австралии?

- Я всегда хотела петь и профессионально этим заниматься, но папа знал, насколько тяжело пробиться в мире музыки, и был против того, чтобы я шла по этому пути, и сам не продвигал меня... Хотя годы спустя признал, что пение и есть мое истинное призвание.

После переезда в Австралию судьба свела меня с выдающимся музыкантом, большим профессионалом своего дела, Леонидом Бергером. В России его в основном знают, как бывшего солиста легендарного ВИА «Веселые ребята», но диапазон его музыкальных пристрастий очень широк, от классики и джаза до фольклора и самых новых направлений. Леонид уже больше сорока лет живет в Сиднее. Мы приезжали на Камчатку, выступали, вместе записали два профессиональных диска. Альбом «Перелетные птицы» содержит оригинальные произведения, написанные для меня, а второй диск, «Russian Enigma», посвящен русской классике. Слова песен положены на мелодии классических произведений.

Я очень люблю свою страну, Россию, и считаю своим долгом продвигать ее культуру на международном уровне. Меня часто приглашают выступать перед австралийской аудиторией, но кто такие австралийцы? Это люди со всего мира, представители больше 200 национальностей. И надо сказать, в Австралии любят русских, интересуются русским искусством. Тут много русских театров, музыкальных коллективов, русских школ, причем все создается на высоком профессиональном уровне. Есть Русская православная церковь, в благотворительных мероприятиях которой я принимаю активное участие.

(Здесь в нашу беседу включился муж Наташи и ее продюсер, музыкант Александр Фоменко):

- У Наташи есть колоссальный «недостаток», которым страдал и Евгений Иванович – они оба чрезвычайно скромные люди, поэтому, если позволите, я скажу несколько слов о Наташином творчестве. Она стоит особняком в искусстве. Ее репертуар богат, разнообразен и не похож на набор песен ни одной российской певицы. Это новое направление называется сrossover – на пересечении стилей.

Нам несказанно повезло, что нашим музыкальным продюсером стал Леонид Бергер, человек с непререкаемым авторитетом в профессиональных кругах. Евгений Иванович ушел, но в творческом плане у Наташи остался еще один отец. Леонид и папа почти в одно и то же время учились у одних и тех же педагогов в Москве. У Леонида такое же глобальное образование, поэтому он настолько не похож на людей, которые занимаются поп-музыкой. Он способен совместить несовместимое – классику и современность, без ущемления качества музыки. И то, что делают Наташа с Бергером, не имеет аналогов. Это делается еще и для того, чтобы привлечь к адаптированной классике новое поколение, познакомить его с Чайковским, Мусоргским, Рахманиновым и другими славными сынами земли Русской, пробудить интерес к оригиналу. Наташина обработка фрагмента оперы А.П. Бородина «Князь Игорь» «Улетай на крыльях ветра» собрала в интернете миллионы просмотров, на нее снято более 40 клипов, она вошла в фильм, звучит на рингтонах по всему миру. Познакомиться с этой песней можно по ссылке https://www.youtube.com/watch?v=LC6fbryzBgk. Еще несколько песен в исполнении Наташи: https://www.youtube.com/watch?v=lNRVEoae4ww, https://www.youtube.com/watch?v=eDiSE4sGHlY.

Интернет-сообщество называет Наташу достоянием земли Русской, надеждой и т.д. Здесь, в Австралии, публика ее обожает. Радует тот факт, что ее творчество снискало высокую оценку у профессионалов. Но, к сожалению, Россия настолько ориентирована на золотого тельца, что таланту в ней стало просто не пробиться.

Наташа часто гастролирует, ее приглашают с концертами в разные штаты Австралии, российское консульство наградило ее почетной грамотой за высокий профессионализм и творческие победы в продвижении русской культуры. Сейчас Наташа записывает новый альбом.

Так что певица Наталья Морозова достойнейшим образом продолжает дело отца. Думаю, когда она эмоционально восстановится после ухода папы, в нашем творчестве начнется новый этап.

«Передай, что я их всех люблю»

- Наташа, в годы болезни ты была ближе всех к отцу, много времени проводила с ним. Безусловно, это было трудное испытание для вас обоих. Но сейчас, как дочь Евгения Ивановича, как его ученица и друг, ты можешь сказать главное о своем отце.

- Для меня его уход – большая трагедия. Не скажу, что мамину смерть в 2014-м году перенесла легче, просто тогда сразу заболел папа, и я эмоционально переключилась на него. Не верится, что его нет. Думаю, он сам не ожидал, что так рано уйдет. Он стремился приехать на юбилей капеллы, мечтал об этом и жил этим событием...

Отец был очень строгим родителем и человеком замечательным, светлым, глобальным. Многих раздражала его трудоспособность, его планы, постоянное стремление делать новые программы. Он всех заставлял работать. Был скрупулезный, требовательный, справедливый. Всегда говорил: «Кто хочет чего-то добиться, тот ищет возможность. Кто нет – тот ищет причину». Честно признаюсь, я действительно сильно горжусь, что я его дочь. И я очень хочу выполнить его поручение – сделать все, чтобы юбилей капеллы прошел на папином уровне. Надеюсь, у меня получится. Уверена, что на Камчатке тоже подготовка идет полным ходом.

Прожил он достойную, яркую, красивую жизнь. У него была особая миссия. Господь Бог послал его на эту землю, на Камчатку, не только принести культуру, но и сделать людей счастливыми, наполнить жизнь смыслом, открыть удивительный мир музыки. Не знаю, задумывались когда-нибудь над этим люди или нет, но каждый, кто прошел школу Камчатской хоровой капеллы, это счастливый человек, который был по-настоящему причастен к искусству, заряжался энергией отца и не знал скучных будней. Люди летели с работы на репетиции, потому что любили – петь, хоровую музыку, почитали моего отца, как человека, музыканта и педагога. Меня он сделал счастливой, и я уверена – других тоже.

И отец был счастливым человеком, он нашел себя и полностью реализовал, он отдавался своему делу без остатка и этим жил. Музыка и искусство ограждали его от мелочных житейских забот. Он жил Камчатской хоровой капеллой. Как любил повторять: «По полной программе».

В сентябре 2015 года я лежала с ним в клинике на операции, в этот же момент он писал детские книги и песни, не обращая на свою болезнь никакого внимания, просто продолжал жить и творить для людей. Другой бы расклеился – но папа не произнес ни слова жалобы. За считанные дни до смерти ему позвонил его студент и спросил, какие произведения подготовить к выступлению. И отец его консультировал, лежа на больничной койке, подключенный к аппаратам, весь опутанный трубками – давал урок дирижирования, сам дирижируя в этот момент! Весь персонал собрался и смотрел на него. В больнице его называли «наш знаменитый пациент Морозов». И до самого конца его не покидало колоссальное чувство юмора – папа смеялся, пока мог.

В декабре, когда его не стало, я прилетала на Камчатку. Обнаружила уникальные фотографии, которых никогда раньше не видела, первое письмо, написанное папой своим родителям о том, как он добирался на полуостров – две недели на поезде через всю Россию, а потом из Владивостока морем. В другом письме своей маме в Москву он пишет, что из вещей ему нужно переслать. Привезла ценнейший архив – папины записи 1960-70-х годов, на которых он собирает мелодии камчатских аборигенов. Чтобы их прослушать, мы купили бобинный магнитофон. На некоторые мелодии Леон Бергер уже сделал обработки. Папино дело не погибло.

И что интересно – на одной из кассет с надписью «Палана, 1978 г.» я вдруг услышала: «Натуля, давай!», и свой голос, читающий «Мойдодыра»... Там мне 3,5 года, и мама, и папа рядом – такой драгоценный подарок он мне сделал.

Я хочу поблагодарить всех, кто меня поддержал в тяжелый момент его ухода. Благодарю правительство Камчатского rрая, Министерство культуры , филармонию, Камчатский колледж искусств. Очень благодарна его ученикам, многие сейчас солисты опер, многие заканчивают консерваторию по его специальностям, дирижирование и вокал. Мне было очень важно, чтобы папу достойно отпели (ПРОВОДИЛИ). На отпевание его студенты пришли в храм Сергия Радонежского и помогли хору – собралось 20 человек. Как они пели! Ангелы, наверное, плакали и радовались.

В один из последних дней его жизни (папа уже находился в реанимации) я спросила, что передать капелле? Он взял мои руки, стиснул их крепко и сказал: «Передай, что я их всех люблю» ...

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива Натальи МОРОЗОВОЙ

8 сентября 2017 г.

Фотографии:

0
Александр
Эмма, спасибо за интересную статью. Всё именно так, как вы написали. О себя хочу напомнить каким замечательным вокалистом, а не только дирижёром был Евгений Иванович Морозов:
https://www.youtube.com/watch?v=1Uiy3qgtSiA
Имя Цитировать 0
0
Анастасия
Замечательная статья! Очень жаль, что этот талантливый человек ушел из жизни.
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник