Главная    Дело мастера    Фотография не бывает объективной

Фотография не бывает объективной

09 Февраля 2018 13:52
Фотография не бывает объективной. Фото Владислава Теплухина
Фото Владислава Теплухина

Из цикла «Наши люди»

Читателям «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» хорошо знакомо имя Анастасии Ерохиной. Внимательными глазами нашего нештатного фотокорреспондента мы видим многие важные события из жизни Камчатки, земляков с их радостями и заботами, известных людей и случайных прохожих, занятых своими мыслями. Удивительно, насколько живыми всегда получаются у Анастасии эти статичные кадры – в каждом целая история, яркая частица огромной мозаики под названием «наше время».

Сейчас (и до 25 февраля) в Камчатском краевом художественном музее работает первая персональная выставка талантливой фотохудожницы. Это – настоящий «Дневник», сборник из 50 с небольшим фотографий, которые рассказывают о личных переживаниях автора. Интересно, что главным объектом своих фоторабот Анастасия выбрала человека. В каждом из нас живет огромный и уникальный мир – убеждена она, и готова тратить часы и даже годы на то, чтобы запечатлеть эти прекрасные и непохожие миры во всем их многообразии.

«Ты идешь и наблюдаешь»

- Настя, почему, все-таки, фотография? Были ли мечты и планы, не связанные с ней?

- Сложно не увлечься фотографией, когда у тебя с детства вокруг одна фотография. Благодаря маме, меня окружали выставки, съемки, черно-белая печать (я лет с пяти помогала печатать). Все это притягивало, а так как мама еще и педагог, преподаватель фотокружка, она умеет заинтересовать профессионально. И занятия в фотостудии помогли – для подростка очень важны среда, общение, а тут целый коллектив сверстников, увлеченных одним делом. А еще я к этому тянулась, как к виду искусства, как к музыке, живописи, которые тоже меня привлекали с детства. Я с удовольствием занималась в музыкальной школе, мне безумно нравилось, но я не была особо старательна и не тратила много времени на совершенствование техники. Наверное, сидеть на одном месте и тренироваться все-таки не мое. Фотография дает возможность тренироваться в пути. Собственно, в том и заключается работа – ты идешь куда-то и наблюдаешь, что происходит. Поэтому мечты, которая была бы отдельно от фотографии, не было. Класса с восьмого я хотела стать журналистом, но опять же, фотожурналистом, и вуз выбрала по этому профилю, надеясь, что смогу дальше заниматься фотографией и сотрудничать со СМИ. Я безумно довольна, что так и вышло.

- А ты помнишь свою первую фотографию, с которой «все и началось» по-взрослому?

- Целенаправленно заниматься я начала лет с 12, а в 15-16 поняла, что кое-что начало получаться. Из того периода запомнились две фотографии. Одна была про природу, она участвовала в конкурсе, ее опубликовали, и поэтому я ее запомнила. Это важно, кто бы что ни говорил. Мы все, конечно, снимаем для себя, и это здорово, но когда тебя еще и понимают, и оценивают хорошо, это для творческого человека значимо, особенно для подростка. Вторая фотография не оцененная, но мне она очень нравится – на ней пейзаж с пургой, снятый через окно. Она тогда меня чем-то зацепила, и я почувствовала, что сделала что-то особенное. Можно сказать, что с нее началось мое творческое отношение к фотографии.

Дай человеку крылья...

- Теперь ты помогаешь обрести такое отношение другим подросткам. Что для тебя значит работа преподавателя фотостудии?

- Я прихожу на работу и говорю с детьми, которые увлечены моим любимым делом, о моем любимом деле – мне это очень нравится. Если бы еще не всякие бумажки, журналы – это была бы и вовсе не работа, а мечта.

Нашей студии «Ритм» уже восемь лет, я начала ее вести еще студенткой, из-за желания немножко заработать, занимаясь при этом тем, что нравится. А вот то, что я потом не оставила эту деятельность (и мне кажется, уже не оставлю) пришло с опытом. Как уйти из коллектива, когда в нем выросли дети, которыми я горжусь? По уровню мастерства их уже можно назвать молодыми профессионалами.

Кроме того, это возможность постоянно учиться самой. В некоторых технически сложных вещах я научилась отлично разбираться благодаря тому, что попыталась облегчить их восприятие для детей. Я всегда ищу для них интересную информацию, новые имена, направления, выставки. Мы видим, куда идет фотография. Возможно, если бы я занималась фотографией только как мастер, я бы этим интересовалась гораздо меньше, потому что когда ты все время в процессе, ты варишься в своем соку. А студия дает возможность окунаться в фотоискусство, и это здорово. По сути, тот же клуб, в котором люди увлечены одним общим делом. Мы никуда не тащим и не толкаем детей, мы идем вместе с ними. Ребята часто сами предлагают темы, показывают фотографа, и мы начинаем в этой области что-то читать, изучать, и в результате появляется еще какое-то новое направление, мне это тоже нравится.

Вообще, увлеченных и талантливых детей очень много! Сейчас в фотостудиях «Ракурс» и «Ритм» Камчатского центра детского и юношеского технического творчества занимаются 80 ребят, и когда мы участвуем во всероссийских фотоконкурсах, мы представляемся как объединение «Светосила». И мы очень стараемся показать на конкурсах как можно больше детей. Важно поставить их в ситуацию успеха, это всегда подогревает интерес к делу, и дети начинают больше и лучше снимать. Как известно, есть кнут и пряник, так вот я предпочитаю использовать только пряники. Кнут, на мой взгляд, для подростка не приемлем. У него и так жизнь не сахар. В школе творится ужасное, с родителями проблемы, занялся фотографией – и тоже не получается! Такого быть не должно. Поэтому я первым делом нахожу в работах ребят плюсы: ты молодец, заметил очень красивый свет, ты решил поднять очень интересную тему. Потом можно показать, в какую сторону двигаться дальше, какие ошибки исправить, но при этом ты крылья дал человеку, и он понял, что у него уже есть небольшие успехи. И готов работать дальше, чувствуя, что не зря исправляет ошибки.

Фотография, которая останавливает

- Настя, сейчас я тебе трудный вопрос задам. Объясни, пожалуйста, нам – непрофессионалам и дилетантам – что же такое хорошая фотография?

- Сложно ответить, очень субъективно все. Один скажет: вот хорошее фото, а другой – боже мой, что за бред ты снял? А если еще взять современные взгляды на искусство, где фотография становится не законченным произведением, а всего лишь какой-то мыслью, предложением подумать, то найти ответ еще сложнее. Ведь сегодня в музеях висят снимки, которые приводят в недоумение людей, не разбирающихся в фотографии. Они пожимают плечами: «Э-э-э... я тоже так могу!», и такое происходит постоянно – шутки про современное искусство все знают.

К слову, сейчас очень много людей занимается фотографией, и это здорово. Фотографию это двигает. Чтобы снимать в 19 веке, нужно было быть технарем – изобретателем, знатоком химии, уметь создавать светочувствительные материалы. Этими знаниями владела буквально горстка людей. А потом появился «Кодак», который дал возможность всем желающим взять в руки камеру и пойти снимать. Тогда даже реклама была, где женщины (а в то время считалось, что женщины не только в технике, а вообще мало в чем разбираются) держали фотоаппарат и снимали. То есть реклама показывала, что камера, во-первых, легкая, а во-вторых, настолько простая, что даже женщина с ней справится. И огромное число людей влилось в эту тему, любители вошли в область искусства. А любители не заморачиваются с канонами, они снимают то, что им интересно, и на волне этой легкости фотография сдвинулась с мертвой точки, стала развиваться, появились абсолютно новые направления, которые увлекли и профессионалов тоже.

Сейчас происходит то же самое, только на новом витке. И можно сказать, что хорошая фотография не та, что сделана профессиональной техникой и отвечает всем правилам композиции (на самом деле, если к месту нарушить фундаментальные правила, это даже украсит снимок).

Хорошая фотография задевает за живое – и часто не соответствует канонам. Она останавливает зрителя. Мы заходим в интернет, в соцсети, пролистываем их, и на просмотр фото тратим секунду, в лучшем случае – две. Если человек остановился и посмотрел хотя бы пять секунд – уже большая победа. И для этого в фотографии должны быть какая-то душа, музыка, что-то интуитивно понятное, – по-разному можно называть это достаточно эфемерное ощущение из области эмоционального восприятия.

Хотя сейчас есть и фотографии, которые воспринимаются интеллектуально. Это область концептуального фото. К ним обязательно пишут текст, который направляет человека. Такие фотографии апеллируют к произведениям литературы, живописи, музыки и т.п., которые служат триггерами и задают восприятию определенные образы, тем самым поднимая важную тему. Чтобы понять такую фотографию, нужно обладать, во-первых, достаточным жизненным опытом, а, во-вторых, опытом восприятия произведений искусства, начиная от живописи и заканчивая современными формами, даже интернет-мемами, потому что серьезная концептуальная фотография и их использует: все, что происходит в нашей жизни, может являться частью такого анализа в фотографии. Это тоже очень здорово.

Есть фотография информационная, журналистская. Она рассказывает о мире, о событиях, отвечает на вопросы «что, где, когда?». Грань между информационной и художественной фотографией очень узка, и в истории есть масса примеров, когда хороший репортаж становился частью искусства. Так происходит, когда мы отходим от сиюминутности, и снимок остается интересным навсегда, спустя много лет он все еще рассказывает о чем-то важном. Наверное, это тоже признак хорошей фотографии.

- А что ближе тебе?

- Я люблю эмоциональную фотографию. Стремлюсь сопровождать ее текстом, чтобы пояснить, о чем я говорю, потому что бывает, что фото кажется грустным, а на самом деле оно не о грусти, я добавляю текст, и снимок начинает звучать по-другому. Мне нравится осмысленное отношение даже к той фотографии, которая обращается к эмоциям. Люблю художественные фотографии, раскрывающие события с неожиданной стороны. Если это какое-то собрание людей, например, встреча с актером, я, кроме того, чтобы рассказать о самом событии, показать, кто там был и что делали, попытаюсь передать атмосферу. И очень часто я вношу в репортаж свое мнение, добавляю акцентов. Объективно снимать у меня редко получается. Вообще, я считаю, что творческая фотография не бывает объективной, потому что всегда, когда мы занимаемся творчеством, мы добавляем в этот процесс себя. И выходит, что любая творческая фотография в известном смысле автопортрет – даже если мы снимаем другого человека.

«Мои любимые незнакомцы»

- Кстати, о людях. Почему именно они тебя вдохновляют больше всего?

- Каждый человек это целый мир, со своими подводными рифами и высокими горами... Они прекрасны. Я знаю, от фотографа с Камчатки больше ждут экзотики, вулканов, собак, и желательно подальше от города. Такого у меня нет. Приезжаю на конкурс, показываю свои фото: «Да, здорово, классно! А где вулканы? Почему вы не демонстрируете красоту вашей природы?». Удивляюсь в ответ: «А вы людей наших видели? У нас живут красивые, замечательные люди, почему вы считаете, что только природа? У нас тоже есть городская среда, и она особенная, со своими плюсами и минусами! Это тоже целый мир».

- И как реагирует этот мир, когда ты ловишь его в самые неожиданные моменты?

- По-разному. Серьезных конфликтов никогда не было. Обычно, если человек на улице замечает, что я его снимаю, я ему просто улыбаюсь, говорю: «Вы классно выглядите, свет очень красиво падает, поэтому я вас сняла». Иногда показываю снимок. Изредка даже беру телефон, чтобы потом фотографию прислать. Бывает, прикидываюсь туристом – мол, просто снимаю окрестности, и обычно перестают обращать внимание. Хотя были две неприятные ситуации. Однажды я снимала бабушку на улице, а мимо проходил выпивший мужчина и стал возмущаться, почему я его снимаю. Объяснить, что я снимала не его, было невозможно, и помог подошедший молодой человек – заступился за меня. Второй случай более забавный. Мы с детьми ездили в Москву на фестиваль, и как раз открыли для себя творчество Дмитрия Зверева, который делает замечательные стрит-фото в метро, и мы решили тоже поснимать. В метро снимать можно. Там даже на схемах внизу нарисован зеленый фотоаппаратик, разрешающий съемку. Мы хотели запечатлеть приход поезда на длинной выдержке – снимали его «голову». Поезд остановился, и вдруг к нам подбегает машинист и начинает ругаться, что мы его фотографируем, и требует удалить фото. В тот момент мы с детьми уже прошли право, и мои подростки стали с жаром доказывать свою правоту. А метро стоит, никто не едет. Самое интересное, что в кадре этого человека видно не было – поезд был размытый.

Еще больная тема – бдительные охранники. До смешного доходит: РЖД объявила фотоконкурс «Мой любимый вокзал», фотографы пошли снимать вокзалы своих городов, и повсюду охрана запрещала съемку, никакие ссылки на то, что РЖД проводит конкурс фотографий, не помогали. В нашем аэропорту тоже человек запрещал снимать, хотя там фотографировать можно.

Но чаще люди настроены благожелательно. И я была бы очень рада встретить еще раз какого-нибудь незнакомца с моих любимых фотографий. Почему-то я никогда не встречаю этих людей второй раз. Сделала снимок, он где-то опубликован, но никто никогда не написал: «Ой, это я!» или: «Мой брат, надо же!». К сожалению, такого не было, хотя мне очень хочется.

- То есть, снимая на улицах незнакомцев, психологического дискомфорта ты не испытываешь?

- Испытываю! Но я его терплю. Сила кадра заставляет, - смеется Анастасия. – Дискомфорт навсегда останется. По сути, я нарушаю личную границу человека, хоть это и общественное место, и по закону снимать можно, все равно чувствую неловкость – человек занят своим делом, а я его снимаю... Но люди такие красивые, такие притягательные, что хочется их снимать, рука тянется ловить эти моменты.

Лучше, конечно, снимать людей незаметно, чтобы не спугнуть то положение и состояние, то выражение лица, которое и заставило тебя поднять камеру... Знаменитый Анри Картье Брессон умел снимать так, что люди не замечали его и сохранялись в том самом образе. У него есть потрясающая фотография Мэрилин Монро. Обычно мы видим ее красивую, улыбающуюся, открытую камерам. Брессон же снял звезду после какой-то съемки, когда она уже отвернулась от камеры и стала самой собой. На его снимке – настоящая женщина, погруженная в свои мысли. Интересно, что в кадре присутствуют журналисты, которые уже отвернулись и уходят. И на вопрос, какую фотографию считать хорошей, можно ответить: ту, которую делают не все.

Дневник

- Фотографу с таким богатым опытом, наверное, не в новинку участвовать в выставках. Что нового подарила тебе нынешняя?

- Я действительно с детства участвовала в студийных, в краевых, конкурсных выставках, в качестве члена фотоклуба «Камчатка», во всероссийских детских и юношеских, потом во взрослых. В этом году я приняла участие во всероссийской выставке «Молодые фотографы 2017» по итогам международного конкурса «Надежда». Но «Дневник» - моя первая персональная выставка. И подготовка к ней была очень волнительна! Одна я бы не справилась. Была огромная помощь со стороны мамы, моего друга, детей, которые у меня занимаются – они тоже очень помогали и давали ценные советы. Это волнительно еще и потому, что очень хочется, чтобы мой взгляд был принят, чтобы выставка не канула в пустоту, чтобы остался отголосок. И я надеюсь, что это удалось – я получаю отзывы от знакомых и, что более важно, от незнакомых людей. Потому что друзья поддержат – это ясно, а вот то, что незнакомые люди пришли на выставку, и что-то их заставило потом найти меня в Инстраграме и написать отзыв, очень ценно. Понимаю, что двигаюсь в правильном направлении, и хочу работать еще больше, придумывать что-то новое. Фотоаппарат всегда рядом. И даже если его нет, иду по улице и примечаю: это я бы сняла! Смотрю фильм по телевизору или в кино и цепляю моменты, какие бы остановила, сделала фотографией. Это, кстати, отличное упражнение для начинающих фотографов, потому что оно заставляет поместить фотографию в центр жизни, и только в таком случае ты будешь развиваться. Мало этому уделять пару дней в неделю. Нужно постоянно обращать внимание на свет, тренировать глаз.

А еще важно – снимать то, что тебе нравится, а не то, что принято, или снимает большинство, или приносит деньги. Обязательно надо снимать в удовольствие – тогда ты захочешь тратить на это столько времени, что у тебя что-то начнет получаться.

- Но не окажется ли так, что вся жизнь пройдет – а ты всегда была за кадром?

- Да, это частая проблема фотографа: идешь, солнышко светит, птички поют, все прекрасно вокруг, но ты – не можешь на все это смотреть без камеры. Тебе прямо некомфортно! Это ужасно. Безусловно, не все нужно снимать, что-то нужно просто проживать. Встречаться с друзьями, выезжать на природу иногда полезно без фотоаппарата. Тогда ты можешь наполниться сам по себе.

- А потом локти кусать?...

- Да, придется, конечно! Всегда жалко упущенных моментов. Мы же все так сейчас, не только фотографы. Вспомните, например, когда вы видели салют в небе, а не через экран своего мобильника. Когда начинается салют, я оглядываюсь вокруг и вижу, что все люди смотрят на него через телефоны, хотя на экране он выглядит намного хуже, чем в небе. Совсем другое впечатление. Поэтому, когда мы встречали новый год, я сознательно не взяла камеру, чтобы видеть фейерверк своими глазами и прожить его лично. Очень важно не останавливать свою жизнь в такие моменты.

Самое дорогое – здесь и сейчас

- Преподавание, журналистика – в каких еще сферах ты творишь?

- Начинаю понемногу заниматься коммерческой фотографией, выкраиваю время и снимаю девчонок, свадьбы, детей – все, где есть живые эмоции. Постановочной фотографией не увлекаюсь. И когда девочки просят «снять красиво в красивом платье» у меня чаще всего получается репортаж, где девушка смеется или грустит, но живет. Я пытаюсь сделать все, чтобы отвлечь ее от позирования. Когда девушка встает в эти стандартные позы, она теряет свое «я», а нужно, чтобы оно сохранялось и даже подчеркивалось, тогда эта фотография будет иметь цену. В статичной позе, возможно, человек будет выгодно выглядеть, но при этом он получится обезличенным.

Эмоции, сохраненные в фотографии, могут здорово украсить жизнь. Например, когда люди смотрят на свадебные фотографии? Когда, может быть, поссорились, или когда рассказывают о себе детям. И разве интересно будет смотреть, как влюбленные строили из себя что-то непонятное, «мы красивые в платье стоим»? Это не так ценно, как живая атмосфера свадьбы. Я считаю, что свадебный альбом должен вызывать мысли типа: «Боже, как мы любили друг друга, как близки мы были! А ведь мы такими и остались!». А если люди увидят бездушных кукол в платье, они подумают: «Да, мы были красивы и молоды, но этого уже не вернуть».

Я пытаюсь добраться до настоящих эмоций. Если человеку это не нравится, тогда, наверное, я не его фотограф. Но те, кто ко мне приходят, в основном понимают, чего ждать. И знают, что точно будут черно-белые фото – ко мне иногда приходят только потому, что хотят ч/б.

- А в чем притягательность черно-белой фотографии?

- Опять же, в эмоциональности. Многие считают, что ч/б это грустно. Но я и в цвете не очень люблю яркие краски, а ч/б мне очень нравится, потому что ничего не отвлекает от сути: от человека, от его переживания. В черно-белых снимках сложнее привлечь внимание к объекту, потому что цвет уже не работает, но при этом эмоции читаются лучше, до мельчайших деталей. А еще – они несут в себе ощущение ностальгии из-за ассоциаций со старыми черно-белыми фото. Любая фотография – это ушедший момент, которого уже не будет, и черно-белая съемка сразу дает этот акцент. В нем есть и небольшая грусть, и подлинная ценность: ты начинаешь ценить своих близких не спустя много лет, а прямо сейчас.

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива Анастасии ЕРОХИНОЙ

9 февраля 2018 г.

Фотографии:

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений




При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник