Главная    Новости    Цена квартирного вопроса: годы, деньги, риски


Цена квартирного вопроса: годы, деньги, риски

10 сентября 2021 11:28
Цена квартирного вопроса: годы, деньги, риски

Снос старого дома на ул. Ленинградской, 68, что стоял рядом со стадионом «Спартак», стал для Петропавловска событием, которое обсуждали и в социальных сетях, и в СМИ. Более шести лет муниципалитет искал способы выписать из дома последних оставшихся там жильцов (сперва – пожилую женщину, а затем её сыновей-наследников). Это случай самого длительного противостояния мэрии Петропавловска и горожан, стремящихся получить максимум выгоды от своего вынужденного переселения. Возможно, самый яркий случай, но далеко не редкий. Подобные «упрямцы» находятся в каждом доме, подлежащем расселению.

Агентство «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» выяснило, как складываются такие ситуации, чем они заканчиваются, дорого ли обходятся городу и удаётся ли жителям аварийных домов получить в итоге ту самую желанную выгоду. Разобраться в вопросе помогла Наталья Александрова, заместитель главы администрации Петропавловск-Камчатского, непосредственно курирующая управления коммунального хозяйства и жилищного фонда администрации краевого центра.

«Отказников» ждут суды

Прежде чем обратиться к конкретным ситуациям, нужно понять, как происходит расселение горожан из аварийных и признанных сейсмоопасными домов в Петропавловске. В основном, по муниципальной и государственной программам обеспечения граждан комфортным и доступным жильём. Чтобы не путаться в сложных названиях и подпрограммах, опустим эти подробности, обозначив принципиальные отличия подпрограмм: одну из них условно назовём «Аварийные дома», вторую – «Сейсмика». Разница между ними большая. Порядок расселения по «Аварийным домам» прописан в Жилищном Кодексе РФ. Жители таких домов получают жильё либо денежную выплату в зависимости от того, являются ли они нанимателями или собственниками: первым муниципалитет предоставляет квартиры, равнозначные по общей площади (это важно – в ЖК РФ прописан только этот критерий, количество комнат не учитывается, так же, как и размер жилой/нежилой площади). Собственники же получают не квадратные метры, а деньги. Независимый оценщик, приглашённый мэрией, обосновывает стоимость помещения. Если владельцы не согласны – они могут пригласить другого оценщика, а точку в споре ставит суд. Суд решает и споры с несогласными нанимателями. Кому-то не нравится этаж, вид из окна или меньшее количество комнат (при равной площади) – рано или поздно суд выносит решение, обязывая жильцов переселиться.

С программой же «Сейсмика» всё сложнее. Она создавалась конкретно под нужды нескольких регионов, в том числе Камчатского края. Программа государственная, средства на её реализацию выделяются из федерального бюджета – но в Жилищном Кодексе понятие «сейсмика» отсутствует (там идёт речь лишь об аварийных домах и непригодных помещениях), это в конечном итоге приводит к тому, что побудить человека переселиться из сейсмодефицитного дома в судебном порядке невозможно. Денежные выплаты для собственников в ней тоже не предусмотрены. И собственникам, и нанимателям предлагаются квартиры, причём в Камчатском крае сложилась практика переселенцам по «Сейсмике» предлагать квартиры в новостройках. Казалось бы, это здорово! Из старых, сейсмоопасных домов с малюсенькими кухнями и тесными коридорчиками переехать в современное жильё – где огромные кухни, просторные санузлы, шикарные лоджии и запас прочности конструкции на случай 9-балльного землетрясения. Однако не всем такой обмен по душе – прежде всего, из-за несоответствия количества комнат: площадь нынешних «однушек» соответствует как минимум «двушкам» хрущёвских времён. А в них вынуждены ютиться семьи из нескольких поколений, и у каждого хоть маленький, да свой закуток. Оказаться всем в одной, пусть и просторной, комнате – так себе удовольствие.

(Здесь, конечно, хочется порассуждать о том, что эту «однушку» в новостройке можно выгодно продать и купить что-то подходящее на вторичном рынке, но это относится только к собственникам квартир – наниматели должны будут сперва решить вопрос с приватизацией).

Других вариантов нет

Сегодня в краевом центре происходит заселение новых девятиэтажек на улицах Карбышева и Якорная. Дома построены на деньги федерального и регионального бюджетов. 270 квартир (164 из них уже заселены) предназначены для семей из сейсмодефицитных домов. 28 жителей из семи таких домов отказываются переселяться в новостройки – с улиц Дзержинского, 2 и 6; Вилюйская, 54; Рябиковская, 38; Океанская, 88; Петропавловское шоссе 25-а.

Больше всего «отказников» в доме по ул. Капитана Беляева 9-б – 12 семей. Это те, которым предлагают занять однокомнатные квартиры, по общей площади соответствующие их жилью.

- Мы не согласны, - рассказала корреспонденту агентства «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» одна из жительниц дома. – Почему другим, у кого двухкомнатные квартиры, дали двухкомнатные в новостройках, а нам говорят переезжать в однокомнатные? Да, там огромные лоджии, кухни. Но жилая площадь не такая и большая, и как мне с двумя взрослыми сыновьями жить в одной комнате?

Ответ на первый вопрос довольно прост: двухкомнатных квартир не хватило на всех, а других новых домов пока нет.

- Людей можно понять, - соглашается Наталья Александрова, – но количество жилья, построенного по этой программе, ограничено. Если человек отказывается – квартира перераспределяется другому, следующему в очереди. Муниципалитету нечего предложить тем, кто отказался переселяться, и придётся нести большие расходы из-за домов, в которых остаётся несколько жителей: платить за пустующие квартиры – оплачивать коммунальные услуги, нанимать охрану, чтобы не было мародёрства.

Дома на ул. Капитана Беляева, 9, 9-а и 9-б снести по отдельности невозможно, фактически это одно строение. Оно будет особенно тяжким бременем для городского бюджета, поскольку дом большой, 159-квартирный, и 147 квартир будут содержаться за счёт города, пока 12 семей не выселятся из него. Как долго? Скорее всего, несколько лет.

- Вроде бы, обещали нас в 2024 году расселить, - говорит наша собеседница с Беляева 9-б.

- Расходы муниципалитета достаточно ощутимые, и у нас нет никаких оснований затягивать с расселением, мотивация к расселению огромная, - поясняет Наталья Александрова, – но побудить человека переселиться из сейсмодефицитного дома в судебном порядке невозможно. Мы писали обращения во все инстанции, просили уравнять программы. Безрезультатно. В данном случае дальнейшие действия – расселять по программе «Аварийные дома». Здание признано аварийным, поэтому будем у собственников жильё выкупать… Но это неблизкая история, с учётом того, что в очереди из расселяемых аварийных домов Беляева 9-б 113-й.

Очередь расселяемых по «Сейсмике» тоже весьма внушительная. Всего в перечень домов, не подлежащих сейсмоусилению, вошли 175 многоквартирных домов. Предстоит расселить ещё 131 дом (23 из них имеют статус аварийных). Это около 4 200 квартир.

Наши дорогие руины

- Ещё одна проблема переселения и наличия в городе частично заселённых домов – долги по коммунальным платежам, накопившиеся у жителей квартир, подлежащих расселению, – говорит Наталья Викторовна. – Одно из условий программы – переселение происходит при отсутствии задолженности либо при предоставлении соглашения о реструктуризации долга. Сегодня у нас есть 15 должников, которые согласились переселиться в новостройки, но имеют задолженность и никак не решают эту проблему. Мы их с июня убеждаем разными способами – бесполезно. Приняли решение дать последний срок – если долги не будут погашены или реструктурированы, перераспределим жильё следующим очередникам.

Кроме того, есть ещё проблемная категория жильцов – прописанные в старых домах люди, которых мы не можем найти. Приходится подавать в розыск – это довольно длительная процедура. Шлём запросы во все возможные инстанции, ждём ответы. Если они отрицательные – выходим в суд, чтобы признать потерю права на жилое помещение, но в некоторых случаях суд отказывает. А пока последний из проживающих не будет выписан из дома, мы не можем его снести. Вот вам ответ на вопрос «Почему в Петропавловске так много старых пустых домов, и их не сносят?».

Потому что где-то последний оставшийся собственник (который давно уже не живёт в развалине) отказывается от всех вариантов, пишет жалобы во все инстанции от прокуратуры до президента; где-то канувший в неизвестность Иван Иваныч прописан; где-то две-три семьи не хотят покидать насиженное гнездо, переезжая в квартиру с меньшим количеством комнат. Финал у всех историй один – через год или через пять, но он будет зафиксирован в виде судебного решения. И нанимателей обяжут занять ту жилплощадь, которую предлагает муниципалитет (исходя из общей площади помещения), а собственников – принять сумму денег, назначенную оценщиком (именно так произошло с наследниками помещения на Ленинградской, 68). И не факт, что эта сумма – за квартиру в старом, аварийном доме – будет равна той, которую можно было бы выручить, продав современную «однушку» в новостройке.

Справедливости ради отметим, что и старые квартиры город выкупает не «за две копейки» – к примеру, сейчас мэрия Петропавловска предлагает собственнику 5 млн 900 тыс. руб. за небольшую по площади 3-комнатную квартиру в деревянном аварийном доме, в непопулярном районе, а горожанин отказывается, считает, что это мало. Точку в деле поставит суд.

А пока длятся споры и судебные тяжбы, город обязан содержать дома, в которых остались несколько жителей – оплачивать все коммунальные услуги за все пустующие квартиры (после того, как хозяева выселились, квартиры становятся собственностью муниципалитета), а кроме того, обеспечивать охрану этих развалин, чтобы предотвратить мародёрство, и чтобы они не стали прибежищем для всякого рода асоциальных элементов.

Сейчас в краевом центре под охраной находятся 32 расселённых и расселяемых дома. Только за один 2020 год на охрану этих зданий из городского бюджета было потрачено более 39 млн 306 тыс. рублей, за первое полугодие 2021 года – 22 млн 855 тыс. рублей, то есть в последние полтора года муниципалитет заплатил за охрану руин более 62 миллионов рублей. В этот же период на оплату коммунальных услуг за пустующие жилые помещения в частично расселённых домах город потратил 5 млн 326 тыс. рублей. Можно ли назвать это эффективным расходованием бюджетных средств? Особенно, когда мы живём в условиях их постоянного дефицита… А ведь, помимо утекания финансов буквально в песок, есть ещё важная деталь: люди, остающиеся жить в сейсмоопасных домах, подвергаются серьёзному риску в случае сильного землетрясения, которое учёные считают весьма вероятным.

Проблема расселения многогранна, и здесь нет простых ответов на вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». В этой проблеме, как океан в капле воды, отражаются общие российские неурядицы: непродуманное, не «заточенное» под нужды людей законодательство (чего стоит только норма о предоставлении жилья по общей площади!), неудобные механизмы реализации государственных и муниципальных программ, дефицит жилищного строительства, крайне медленное, несмотря на все манифестации «сверху», развитие регионов в целом.

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ».

Фото Василия ГУМЕНЮКА, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ».

10 сентября 2021 г.

Фотографии:

Цена квартирного вопроса: годы, деньги, риски
0
noname
Как интересно, а нам на комиссии сказали что за квартиру 3-комнатную дадут от 2 млн.рублей, а никак не почти 6 млн.рублей. Конечно люди против, что сейчас купишь в городе за 2 млн.рублей? Мы не просили признавать нас аварийными, а теперь ставят в такое положение, что нужно брать ипотеку. Для пенсионеров это особенно сложно.
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник