Главная    Новости    Экология    «Мусорная реформа»: переработка не загружена


«Мусорная реформа»: переработка не загружена

22 Мая 2019 23:09
«Мусорная реформа»: переработка не загружена
«Мусорная реформа»: переработка не загружена

Из цикла «Среда обитания»

В России – и на Камчатке в частности – начат масштабный долгоиграющий эксперимент, получивший в народе название «мусорная реформа». Его цель – привить на российской почве цивилизованные способы обращения с отходами: уйти от безумного захоронения мусора, научиться вовлекать отходы во вторичный оборот и получать от этого пользу. В предыдущих публикациях «Мусорная реформа»: попытка превратить отходы в ценный ресурс и «Мусорная реформа»: начни с себя мы занялись изучением темы, которая волнует не только неравнодушных людей, озабоченных состоянием окружающей среды, но и предпринимателей, обязанных обеспечить правильную утилизацию отходов.

Главная проблема, которая осложняет реализацию реформы на полуострове, та же самая, что сказывается на всех сторонах нашей жизни: географическая оторванность и, как следствие, высокие цены на транспортные услуги и ресурсы, а также отсутствие развитой инфраструктуры – в данном случае, в области обращения с отходами.

За этими реалиями, как ниточки, тянутся самые разные обстоятельства, сворачиваясь в клубки проблем, которые очень непросто распутать. По факту, в данный момент на Камчатке есть примеры переработки вторсырья, но назвать их коммерчески успешными нельзя.

Вот, к примеру, ООО «Техноинноватика» – предприятие, которое занимается переработкой автошин в резиновую брусчатку. Этот современный высокотехнологичный строительный материал пользуется огромной популярностью в Европе и в России благодаря отличным эксплуатационным характеристикам (к слову, как бы он здорово облагородил камчатские детские площадки!). Казалось бы, дело перспективное, сырья – навалом, причём бесплатного, но учредитель предприятия Геннадий Войткевич называет пятилетний опыт по переработке шин «горьким». Основной вид деятельности предприятия – судоремонт, а производство резиновой брусчатки пока заслужило лишь статус «головной боли» и «хобби». Чтобы наладить производство, потребовалось много вложений, и все эти затраты ещё не окупились и вряд ли окупятся в ближайшем будущем. Цена на продукцию определяется просто: стоимость аналогичной брусчатки на материке плюс стоимость доставки на полуостров. У местных покупателей остаётся один довод в пользу камчатского продукта: если вдруг обнаружится брак, можно будет решить вопрос на месте. Иногда приходилось продавать товар ещё дешевле:

- Был аукцион по брусчатке, вышли на цену ниже, чем в Москве её продают. Пришлось продавать дёшево – мы же её уже произвели, нужно было хоть что-то с этого выручить, - рассказывает Геннадий Войткевич.

На материке торговать камчатской брусчаткой нереально, там своей хватает, более дешёвой по понятным причинам. Весь рынок – внутри полуострова. Иногда удача улыбается: то частная строительная компания заключит контракт на крупную партию изделий, то появится небедный заказчик, желающий благоустроить территорию. Но это – единичные случаи. Тем не менее, в будущее Войткевич смотрит не без оптимизма, в очередной раз модернизируя свой завод. В обновлённом качестве он запустится к концу июня, тогда же учредитель планирует начать активную рекламную кампанию, надеясь, что продукция заинтересует и дачников, и владельцев коттеджей. Что думает предприниматель о перспективе крупных мусороперерабатывающих производств на Камчатке?

- Трудно судить, насколько это будет для них рентабельным, - пожимает плечами Геннадий Войткевич. – Это мне просто: нет заказов – закрыл завод на ключ и пошёл своими делами заниматься. А у них же будет штат, масштаб. Или на аукцион мы выйдем: для него полмиллиона рублей – это ничего, а для меня – много. У меня один человек может весь завод обслуживать – генеральный директор, - смеётся наш собеседник.

Один рабочий день в месяц

При уничтожении отходов без вреда для природы на специальном оборудовании тоже получаются продукты, пригодные для использования в хозяйстве, но реализовать их с коммерческой выгодой в нынешних условиях невозможно.

Об этом говорит Олег Баев, директор ООО «Экология Плюс», куда мы отправились в надежде посмотреть, как происходит утилизация ртутьсодержащих ламп и автомобильных покрышек. Оборудование нам показали и весь процесс описали, вот только увидеть его не удалось, потому что оборудование это работает редко – нечего ему перерабатывать.

Например, завод по переработке ламп может перерабатывать 10.000 ламп за смену. А запускают его в лучшем случае раз в месяц, а то и в полтора. Остальное время мощное оборудование стоит без дела. В процессе утилизации получаются три вещи: алюминий (цоколи ламп), мелкое чистое стекло и «кирпич» из обезвреженного люминофора – того самого порошка, содержащего опасную и токсичную ртуть. Люминофор отделяется, и его в специальной центрифуге обрабатывают демеркуризирующими химикатами, засыпают цементом и герметично упаковывают.

- Алюминий потихоньку набирается, раз в год мы его сдаём, - рассказывает Олег Баев, - стекло – мелкую фракцию – наша строительная компания добавляет в бетон. Если бы стекла было много, мы могли бы предложить его бетонному заводу и на этом что-то заработать, но кто будет покупать 100 кг? Вот, - показывает Олег Николаевич на небольшую кучу плотно упакованных свёртков, – это месячный сбор ламп.

Мы видим далеко не десять тысяч штук и даже не половину этого количества. О том, как относятся наши сограждане к обязанности правильно утилизировать опасные отходы, мы говорили в прошлой публикации. Добросовестность камчатцев пропорциональна уровню контроля. По словам Олега Баева, краевые, муниципальные, государственные организации и предприятия сдают опасные отходы на утилизацию как положено. А всё, что связано с частным бизнесом, ООО, ИП – единицы пока настроены заботиться о природе за свой счёт. ООО ещё куда ни шло, над ними, по крайней мере, штрафы приличные. А ИП – проще штраф заплатить, чем предписание выполнить в случае, если кто-то за руку поймает на нарушении.

- Те же детские садики. Приезжаешь лампы забирать, и видишь, что им бы ещё и крыльцо покрасить не лишним было. Но старается заведующая, ищет возможность, чтобы закон исполнить, - говорит Баев. – А представьте школу, например, в посёлке Тиличики. Накопление – 40 ламп за год, их надо переправить на утилизацию в Петропавловск. Воздухом везти отходы первого класса опасности нельзя. Соответственно, привезти их можно только летом, в период навигации, морем. И для сопровождения я должен туда отправить специалиста по обращению с отходами. А кто будет за это всё платить? Не так-то просто в наших условиях выполнять все предписания закона.

О пользе и бесполезности пиролиза

Допустим, загрузить завод по утилизации ламп так, чтобы он работал на полную мощность, действительно очень сложно. Но шины? В них же недостатка нет? Для их переработки предприятие располагает пиролизной установкой. Переработка шин методом пиролиза на первый взгляд кажется делом выгодным и перспективным. В результате воздействий высокой температуры без доступа кислорода из кусков резины получаются такие замечательные и нужные продукты, как жидкое топливо, пиролизный газ, технический углерод и металл.

Однако на практике толку от этого мало. Как рассказал Олег Баев, газ просто сжигается, хотя его можно было бы использовать для запуска и разогрева второй установки, если бы нужно было нарастить мощность переработки (пока задачи такой нет, как и второй установки). Обожжённый и спрессованный металлокорд продаётся за «копейки». Наибольший интерес представляет горючая жидкость. В данный момент она используется для отопления помещений предприятия. Если организовать её перегонку, то можно получать до 50 процентов дизтоплива, до 20 процентов бензина высокооктанового числа, а остальное превратится в мазут. В принципе, хорошая вещь.

- Но если я начну делать бензин, я попадаю под акцизы, это целая эпопея, и я на этом рынке не конкурентоспособен. Да меня и не пустят туда. Если же я назову эту пиролизную жидкость печным топливом (а у нас есть лабораторные исследования, можно потратить время, силы и деньги и сертифицировать её), её можно было бы использовать в котельных вместо мазута. Причём стоимость переработки покрышки сразу бы упала. Но у меня эту жидкость ни одна ТЭЦ никогда не купит. Мало того – даже, наверное, за мои деньги не возьмёт. Всё это не востребовано.

Может быть, мы доживём до момента, когда покрышки станут востребованы, как стали востребованы металлические детали (вспомните, сколько раньше их валялось повсюду) или аккумуляторные батареи (которые можно сдать и получить скидку на покупку новой), - продолжает Олег Баев. – Поставим вторую установку, запустим производство жидкого топлива, и через год я буду ездить по городу и просить: уважаемые граждане, привезите мне, пожалуйста, покрышки! Потому что нет сырья у меня. Но прежде надо найти ответ на вопрос: куда топливо-то девать?

Если не пробовать, ничего и не получится

Правительство Камчатского края полагает, что инвесторам удастся найти ответы на подобные вопросы.

- Организовывать переработку надо, - убеждён Андрей Кудрин, руководитель Агентства по обращению с отходами Камчатского края. – Сложность в том и заключается, что реформу запустили, но нужно довести её до конца в части полного цикла обращения с отходами. Остаётся много препятствий, которые ограничивают использование вторичных ресурсов, в том числе и резины. Сейчас Министерство промышленности РФ занялось решением этой проблемы.

Есть ли будущее у переработки мусора на Камчатке? Масштабные проекты, которые были поддержаны инвестиционным советом Камчатского края, предполагают, что отдельные утильные фракции будут перерабатываться на месте, часть утильного отсортированного сырья будет вывозиться на материк. По словам Андрея Кудрина, этот процесс уже неплохо налажен с картоном – немалая его часть отбирается и вывозится на продажу.

- Пока ниже себестоимости, но с увеличением объёмов должна расти и рентабельность, - говорит Андрей Кудрин. – Пока всё съедают высокие транспортные расходы. Но если не пробовать, то ничего и не получится. Одна из задач реформы – стимулировать предпринимателей на создание объектов переработки, оказывать им поддержку. В прошлом году край выделил первые субсидии на софинансрование создания объектов по утилизации и переработке отходов. Продолжим эту практику в нынешнем году. Мы начали развивать то, чего никогда не было на Камчатке, эти мощности уже появились, надо теперь их поддержать, чтобы они работали и дальше.

В следующем материале мы побываем на новом мусороперерабатывающем заводе, увидим, как происходит сортировка отходов, узнаем планы руководства предприятия и попробуем-таки найти ответ на вопрос: возможна ли на Камчатке эффективная переработка мусора?

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото автора и Василия ГУМЕНЮКА, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

22 мая 2019 г.

Фотографии:

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений




При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник