Главная    Новости    Экология    Песец острова Беринга пропишется в Красной книге


Песец острова Беринга пропишется в Красной книге

01 Апреля 2020 9:47
Песец острова Беринга пропишется в Красной книге. Фото: Александр Шиенок
Фото: Александр Шиенок

Минприроды России включит беринговского песца в обновленную Красную книгу, сообщили РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» в Командорском государственном заповеднике.

В результате островной подвид полярной лисицы получит такой же охранный статус, как и у его медновского родственника.

Песец играет одну из определяющих ролей в экосистеме Командорских островов. До открытия архипелага в 1741 году зверь был единственным наземным обитателем, который взаимодействовал с местной орнитофауной и морскими млекопитающими. Позже, когда остров заселили инвазивные виды, влияние песца распространилось на красную полевку, американскую норку и даже северного оленя.

О том, для чего и как в заповеднике изучают эндемичные популяции беринговского и медновского песца, в чем разница между ними и как их сохранить, читайте в нашем большом материале.

Учеты как главный способ наблюдать за популяциями песцов

Александр Шиенок, к.б.н., старший научный сотрудник заповедника и преподаватель МГУ имени М.В. Ломоносова, более 15 лет изучает песцов на Командорских островах. Исследовательская работа ведется по программе экологического мониторинга за состоянием популяций различных видов заповедных животных и растений, в том числе и за двумя эндемичными подвидами полярной лисицы на Беринга и Медном.

«Примерно 12 тысяч лет назад, когда лед между островами окончательно растаял, распалась и связь двух популяций, — рассказывает он. — С тех пор каждая развивалась по-своему, и сегодня медновский песец под угрозой исчезновения, в то время как положение его беринговского родственника на первый взгляд выглядит благополучнее».

В середине 1970-х медновских песцов поразила эпизоотия ушной чесотки, и их численность резко опустилась до критического уровня в 120-150 взрослых особей. С тех пор подвид находится под пристальным вниманием ученых, в 1983 году включен в Красную книгу РСФСР, в 1997-м — в Красную книгу России, в 2006-м занесен в Красную книгу Камчатки.

«Хотя численность беринговского песца в пределах нормы и составляет от 400 до 500 особей, никто не может гарантировать, что с ним не случится то же, что и на Медном. Поэтому нам необходимо регулярно отслеживать, в каком состоянии находятся обе популяции, чтобы вовремя заметить опасное снижение или же, наоборот, рост количества животных. Так, благодаря учетам, мы сможем заранее узнать о новой повальной болезни», — говорит Александр.  

Мониторинг песцов на острове Беринга ежегодно проходит в два этапа. Ранней весной ученые считают песцов, объезжая территорию на снегоходах. Летом же специалисты наблюдают за недавно родившимися щенками. По количеству выводков и состоянию здоровья прибылых можно спрогнозировать, останется численность популяции стабильной или же ее ждет падеж.

Эпизоотия у медновских песцов и ее последствия

Чесотка унесла большую часть популяции медновского песца. Выжили лишь самые крепкие звери, которые если не выработали иммунитет, то хотя бы приспособились к болезни. Окончательно избавиться от ушного клеща зверям не удалось, и ежегодно часть щенков не выживает именно из-за этого паразита.  

Чтобы помочь песцам бороться с болезнью, заповедник при финансовой поддержке WWF России разработал программу по оздоровлению животных. В 2012 году на юге острова, где обитает около половины популяции, специалисты отлавливали больных щенков и обрабатывали антипаразитарным препаратом Стронгхолд фирмы Пфайзер.

«Потом мы вновь отловили пролеченных зверей и не обнаружили на них ушного клеща. По крайней мере есть кратковременный эффект избавления от паразитов. Однако, чтобы избавить от болезни популяцию, в идеале нужно отловить и обработать средством всех членов каждой песцовой семьи и их норы, что практически невозможно», — поясняет Александр.

По следам паразитов

Паразиты влияют на здоровье животных и динамику популяций. В случае с медновским песцом, эпизоотия — это следствие. А ее причина заключается в сниженном иммунитете. Исходя из этого, у зверей могут быть проблемы не только с чесоткой или другими инфекционными болезнями, но и с опасными внутренними гельминтами. Похожая ситуация допустима и с популяцией на острове Беринга, подверженной колебаниям численности. Возможно, периодический падеж среди местной популяции также связан с заражением эндопаразитами.

Беринговский песец так или иначе взаимодействует со всеми обитателями острова за счет питания или жизни в общих биотопах. Таким образом, ученые попутно исследуют красную полевку (один из основных источников пищи для зверей) и американскую норку, с которой полярная лисица пересекается на побережье и в долинах рек и озер.

Самый простой способ выяснить, что ест песец, — исследовать остатки пищи у его норы. Подсчитав крылышки птиц, можно сказать, каких пернатых обитателей острова он больше выедает и в каком количестве. Метод поглубже — исследовать фекалии и паразитов зверей, так как некоторых гельминтов они могут получить только от строго определенных животных. Например, унцинариоз, вызывающий падеж у щенков северного морского котика. Как выяснилось, этот паразит распространен и среди песцов, провоцируя смертность у молодняка. Зверь может заразиться им от очага распространения на песчаном лежбище тюленей, но и при этом сам быть разносчиком, перемещаясь по пляжам.

Наиболее распространенный паразит беринговского песца — лентец дифиллоботриум. Это говорит о том, что питание песца во многом зависит от рыбы. Следовательно, благополучие популяции зависит от сохранения рыбных ресурсов на острове Беринга. Человеку же нужно помнить о том, что лосось, добытый в местных водах, необходимо специально обрабатывать и не есть в сыром виде.

«Учитывая то, что песец соприкасается и ест все, что обитает на острове, по нему мы можем судить о гельминтофауне на Беринга. Так, по анализам мы выяснили, что здесь из грязной почвы можно заразиться различными нематодами вроде анкилостом и токсокар», — уточняет научный сотрудник.

Охрана мест обитания — залог сохранения вида

Ежегодные учеты беринговского песца дают актуальную информацию о его численности и, что важно, о том, как он распределяется по острову, где чаще норится, а где реже. Сравнив эти сведения с данными о расположенных рядом кормовых ресурсах — нерестовых реках, лежбищах, птичьих базарах — можно узнать, какие условия и участки наиболее благоприятны для размножения зверей.

«Помимо охраны самого животного, в первую очередь нужно защищать его среду обитания. И если мы знаем, что на каком-то участке хорошо восстанавливается популяция песцов, то должны уделить внимание и биоресурсам, за счет которых они выживают. Например, можно запретить охоту на тигра. Но разрешив при этом вырубать леса и отстреливать кабанов, вид не спасти, он умрет от голода».

Песцовая нора — не просто дом

Нора — это часть информационной сети песца. Вся жизнь зверей строится вокруг нор и связывающих их систем троп. Иногда возраст этих образований может достигать сотен лет. Определить, насколько нора старая и как часто ее заселяют песцы, можно по ее устройству: большому количеству отнорков и окружающей растительности.

Норы нередко расположены вдали от берега. Там песцы оставляют остатки пищи, удобряя тундру. В итоге окружающая ее территория зарастает травянистой растительностью. Это травяное пятно остается надолго, даже если песцы забрасывают нору.

По сути песцы выступают конструкторами экосистемы, создавая вокруг своих домов питательную среду для мелких птиц и даже северных оленей. Копытные нередко приходят к песцовым норам поесть богатую минералами землю или пощипать траву, которая по весне здесь вырастает раньше, чем на других участках.

«Отдельные норы видно даже со спутника. По светлым пятнам на снимке можно судить о бурной растительности, а в случае с островами Беринга или Медным — в этих точках могут быть песцовые норы. В ряде случаев я действительно обнаружил там жилища песцов. Получается, что найти песцовую нору можно и со спутникового снимка — не основной, но полезный способ мониторинга», — сказал Александр.

Причины колебания численности пока неизвестны

Число выводков беринговского песца остается стабильным на протяжении последних лет за исключением двух периодов. В 2012 году исследователи заметили, что количество новорожденных щенков заметно упало и предположили, что популяции угрожает опасность. Тем не менее в следующем году произошел всплеск численности, и с тех пор показатели менялись лишь в 2018 году: тогда Александр Шиенок снова заметил падение. Любопытно, что это случилось лишь на севере, а на юге выводки не пострадали.

В прошлом году количество выводков было высоким, в том числе и на севере. «Пока для нас остается загадкой, с чем связаны провалы и всплески рождаемости. Причина может быть в кормах, погодных условиях, гельминтах. Либо речь идет о саморегуляции: достигнув пика численности, песцы прекращают размножаться», — говорит Александр.

Что касается Медного, то здесь популяция не сокращается, но и не растет, оставаясь на стабильно низком уровне. Последние годы заповедник снова ведет учеты медновских песцов вместе с биологическим факультетом МГУ, что позволяет охватить весь остров и получить точные данные. Прошлым летом помимо Александра Шиенка на Медном работала группа научного сотрудника университета Антона Плетенева. По наблюдениям, щенки вышли из нор довольно поздно, выводков было немного, но в пределах обычного диапазона — повода для беспокойства нет.

Может ли промысел поддерживать нормальное состояние популяции

Промысел беринговского песца велся еще в 2000-х годах, после чего постепенно прекратился и началась естественная регуляция численности зверей. Некоторые охотники опасаются, что без промысла песцу грозит та же опасность, что и его брату на Медном. Там охоту резко прекратили еще в 1960-х годах, численность быстро возросла, а затем случился падеж. Есть предположение, что количество зверей превысило допустимый порог, после которого звери начали обмениваться чесоточным клещем и массово заболевать.

«Немного наивно думать, что без промысла численность песцов упадет. Они ведь прекрасно существовали тысячи лет без охотников. Во-первых, количество особей и генетическое разнообразие на острове Беринга выше, чем на Медном, а во-вторых, промысел здесь сокращался постепенно, позволяя зверям адаптироваться к новым условиям. По-видимому, с беринговской популяцией все будет нормально, но за ней нужно приглядывать, помня о печальном опыте на Медном», — заключил Александр.

Исследования песцов возобновятся весной 2020 года. Научным сотрудникам заповедника вновь предстоит подсчитать количество зверей и взять необходимые пробы, чтобы оценить здоровье популяции настоящих аборигенов Командорских островов.

 

Камчатский краевой Центр медицинской профилактики ищет
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник