Главная    Новости    Спорт    Если есть волны, должен быть и серфинг

Если есть волны, должен быть и серфинг

19 Мая 2017 15:50
Если есть волны, должен быть и серфинг. Фото из архива Антона Морозова
Фото из архива Антона Морозова

Из цикла «Наши люди»

В минувшие выходные на Халактырском пляже состоялось открытие серф-сезона 2017. Событие вызвало большой интерес и привлекло много зрителей. Им не пришлось жалеть о поездке – открытие прошло зрелищно, в теплой душевной атмосфере, погода и океан радовали солнцем и отличными волнами. Но это не значит, что зимой серф-лагерь на берегу Тихого океана пустует. Зимний серфинг стал почти такой же известной и привлекательной особенностью Камчатки, как гонки на собачьих упряжках или восхождение на вулканы. А все потому, что среди наших земляков есть человек, страстно влюбленный в серфинг. Его развитие и продвижение он считает делом своей жизни и не жалеет на это ни времени, ни сил.

Антон Морозов – серфер и сноубордист, тренер, судья международной категории, участник и организатор множества соревнований вплоть до этапа Чемпионата России по серфингу. Олимпийский факелоносец, промчавшийся с факелом на сноуборде по склону Авачинского вулкана. Основатель лагеря и школы серфинга и сноуборда Snowave – первой школы серфинга не только на полуострове, но и во всей России. Совершенно справедливо Антона называют родоначальником и идеологом камчатского серф-движения. Участник проекта «Surf in Siberia», открывающего миру прелести серфинга в России, в том числе и зимнего. К примеру, во время съемок одного из фильмов этого проекта его автор Константин Кокорев и Антон Морозов съехали с горы на сноуборде прямо на берег океана, переоделись и отправились кататься на волнах. Температура воздуха была – минус 14, воды – минус два градуса.

Этот, без сомнения, крутой парень, бесстрашный экстремал, непрерывно бросающий вызов суровой стихии и собственным возможностям, опытный организатор и спортивный педагог, в общении раскрывается как удивительно скромный, добрый и проникновенный человек. С первых слов становится ясно, что за его спортивными достижениями стоит нечто большее: внутренняя, духовная наполненность и глубокое единение с природой в ее наиболее мощном проявлении – с Тихим и Великим океаном.

Возможно, все дело во впечатлениях раннего детства. Антон родился в колхозе Октябрьский, в 20 километрах от одноименного поселка, и жил там до пяти лет. Колхоз (который давно уже смыло волнами) располагался на длинной косе между рекой Большой и Охотским морем. Никаких развлечений для детворы там не было, кроме волн. С ними можно было играть, кидать камни, убегать, наблюдать... Все время промокший и возле моря – так вспоминает Антон первые годы жизни. И сейчас, будучи уже опытным серфером, признается: каждую встречу с океаном он ждет с большим волнением, и всю ночь перед поездкой видит во сне волны.

...и всё во мне изменилось

- Антон, как прошло открытие сезона? Какие интересные события ждут серферов этим летом?

- Все сложилось просто идеально. Был суперкрасивый рассвет, и волны подходящие. Мы впервые предложили открыть сезон катанием в деловых костюмах, и ребята откликнулись – на гидрокостюмы надели пиджаки, галстуки, брюки, было очень здорово, всем понравилось. Много людей приехали поддержать акцию «Чистый океан» и убрать мусор с пляжа – за что им спасибо огромное. С небольшой территории вывезли около 50 мешков, но остальной пляж все еще очень грязный, и хотелось бы организовать большую акцию по его уборке.

Этим летом, с 22 июля по 6 августа, мы ждем иностранных туристов и гостей со всей России на фестиваль «Kamchatka Republic». В августе будет еще одно событие – отпразднуем день рождения нашей школы, которой исполнится 7 лет. Мы создали ее в 2010 году, а жить на океане стали еще раньше, с 2005 года.

- С чего началось твое увлечение серфингом? И почему он стал для тебя главным делом жизни?

- Мне в руки случайно попала видеокассета с фильмом «В руках божьих» (фильм 1998 года Залмана Кинга, более известный под названием «Волна страсти» - прим. авт.). К тому моменту я уже катался на горных лыжах и сноуборде, смотрел фильмы о райдерах, в том числе и о серферах, но именно этот фильм, с философскими беседами героев о серфе, зацепил меня настолько, что я понял: хочу попробовать залезть в океан в костюме с доской. Я знал, что эти вещи есть у «старой банды», Максима Балаховского и его друзей – они первыми стали развивать сноуборд на Камчатке. Кататься на волнах они тоже пробовали, но у них ничего не получилось. Серфинг – это сложно, им нужно заниматься постоянно: изучать природу, волны, тренироваться. В общем, я попросил доску и костюм и одним весенним днем зашел в океан. Я не имел никакого представления, как и что делать, но всё во мне изменилось. И я понял, что без этого больше не смогу.

Было, конечно, суперсложно. Ни я, ни мои друзья, не знали о серфинге ничего. Мы боялись заплывать далеко – барахтались в пене возле берега, а красивые и правильные волны были гораздо дальше. Сейчас смотришь на старые фотографии – смешно, но мы воспринимали наши попытки очень серьезно, и так продолжалось около пяти лет. Впервые я уверенно встал на доску только на второе лето. А сейчас учу людей базовому курсу по специальной методике, и человек может встать с первого раза. Иногда даже завидую – мы потратили на это так много времени!

- Но оно прошло не впустую – ты же стал настоящим серфером.

- Вначале я учился всему сам и очень хотел передать это отношение к океану, к волнам своим друзьям. В моей душе и в сердце горела искра, и я бегал, как сумасшедший, за людьми, затаскивал их в океан: попробуйте, как классно. Но, поскольку у нас плохо получалось, даже друзья относились к этим попыткам скептически и искали проблемы не в себе, а в окружении. В данном случае – говорили, что у нас волны плохие, океан ледяной, в общем, кататься нереально. Все же видели в телевизоре, что серфинг – это когда загорелые парни в шортах едут на гигантских волнах, а на пляжах пальмы растут. А я верил: если есть волны – будет и серфинг.

И я понял, что нужно делать. Полетел за границу, набираться практики в школах, работал там бесплатно, перенимал навыки и методики. Когда почувствовал уверенность, мы открыли свою школу. На тот момент я уже был тренером по сноуборду, и пришла идея зимой учить людей кататься на сноуборде, а летом – на серфе. Эта простая мысль выросла в нашу камчатскую серф-историю. Все развивалось постепенно, и это заслуга не только моя, а всех ребят, которые меня поддерживают. Мы снимали фильмы, выкладывали фото и видео в интернет, и привлекли много людей из России и не только. Камчатка в мировом серфинге очень известное место. Парадокс в том, что за рубежом о ней, как о месте, где можно кататься на волнах, узнали раньше, чем в России и даже раньше, чем местные жители. Судьба какими-то путями привела сюда Марту Мадсен, родом она с Гавайев, но уже лет 20 живет на Камчатке. И все иностранцы, увлеченные серфингом, приезжали на полуостров через нее. Я очень благодарен этой женщине, сыгравшей большую роль в открытии иностранцами камчатских волн. Еще в 2003 году сюда в поиске новых мест приезжал легендарный серфер Том Каррен. Тогда мы об этом не подозревали, но позже увидели фильм о его путешествии по Камчатке и убедились, что она – мечта для серферов.

В 2012 году прилетал с группой калифорнийцев Крис Буркард, очень известный серфер мирового уровня, и мне повезло: я с ними работал, жил и катался. Потом они выпустили видеоматериал, после которого вообще все о Камчатке заговорили.

В 2014 году здесь прошли мировые соревнования Nixon Surf Challenge. Этому проекту 15 лет, он каждый год проводится в различных необычных и малоизведанных местах, и среди них выбрали Камчатку. В 2015-м в наш лагерь приезжала заграничная съемочная группа, которая снимала кино о серфинге, и мы принимали в этом участие. Это очень интересный опыт, и важно, что наш лагерь стал по сути международным.

А что касается известности в России – конечно, все это прокачали наша школа и мы. Сейчас люди сюда тянутся, и бывает, что между Бали и Камчаткой выбирают наш полуостров, потому что серфинг здесь дополняется вулканами в снегу, черным песком, той особой аурой, о которой все говорят. Все это вместе делает наш край фантастическим местом, и даже иностранцы, которые уже 20-30 лет путешествуют по всему миру и повидали много удивительных мест, поражаются красоте Камчатки. И говорят, что здесь суперместо.

Зимний серфинг – награда для сильных духом

- Насчет красоты, конечно, не поспоришь. Но как быть с температурой? Ведь у нас даже летом, мягко говоря, прохладно.

- Наверное, я вас удивлю, но наша океанская вода на самом деле не холодная, и в мире много мест, похожих по условиям, где процветает серфинг. Вода у Халактырского пляжа летом прогревается в среднем до 15 градусов, а, например, в Марокко и Португалии – 16-17 градусов. Приезжие туристы видят вулканы в снегу и думают, что вода просто ледяная, а потом сильно удивляются, что она иногда даже теплее, чем, например, в северной Калифорнии или в южной Африке ниже Кейптауна. В целом в гидрокостюмах катается гораздо больше людей, чем в шортах. Все популярнее становится зимний серфинг, и мы уже 5-6 лет катаемся в по-настоящему холодной воде. Как и любители зимнего катания в Норвегии, Исландии, Ирландии, на Аляске, в Канаде. А тем, кто говорит летом: «У вас холодная вода», мы предлагаем зайти в океан зимой, когда температура воды от плюс до минус двух градусов.

- Но что заставляет кататься зимой, в ледяной воде, ведь и без того кругом снег и холод?

- Сначала все воспринимали зимний серфинг, как какое-то безумие. Но для меня в нем важны две вещи. Мне хотелось испытать себя, свой организм. И я почувствовал, что зимой он работает по-другому. Сначала были страхи, я боялся уплывать далеко, думал – замерзну. Тогда еще у меня не было специального толстого гидрокостюма, и действительно – руки и ноги замерзали жутко, но я не сдавался, мне нравилось это преодоление собственных границ. Постепенно я адаптировался к холоду.

А еще зимой очень красиво, летом такого не увидишь. Я забываю обо всем, о холоде, о времени, даже о серфинге, просто качусь по волнам и растворяюсь в суровых пустынных заснеженных пейзажах. В них есть непередаваемая магия. Стараюсь заставать рассветы – они зимой просто нереальные. В холодном прозрачном воздухе краски просто сумасшедшие! Поэтому летом я иногда мечтаю: скорее бы снег выпал.

Семейное дело

- Антон, рано утром ты ездишь на океан, потом отправляешься в Вилючинск проводить тренировки по сноуборду, занимаешься делами школы Snowave и воспитываешь маленького сына. Как хватает сил на все?

- Да, я встаю в 5.30 – 6 часов, и кроме того, что вы перечислили, провожу тренировки на баланс-бордах, отвечаю на письма туристам и стараюсь помогать жене. Как я выдерживаю этот ритм? Не могу ответить. Но я уже к нему привык. В этом расписании нет ничего, от чего я мог бы отказаться. Работу в спортшколе в Вилючинске не хочу бросать (хоть зарплата тренера в России смешная), потому что мне нравится заражать детей любовью к спорту, нравится, что они становятся здоровее, выносливее, сильнее. Плюс к этому стремлюсь воспитывать у них правильное отношение к природе, даю много информации о лавинах, о снеге, детям это интересно.

- Слышала, что своего сына ты поставил на доску раньше, чем он научился ходить.

- Да, мы его ставили на скейт, как только он научился стоять. Толкали, он вставал в какую-то такую правильную стойку и ехал метров 10. Мне кажется, так можно любого ребенка поставить, нужно только заниматься. Я вместе с ним занимаюсь на баланс-борде, думаю, это сказывается.

- Он живет с вами на океане?

- Марку только исполнилось два годика. Прошлым летом он часто приезжал на день, а ночевать будет уже с этого года. Он уже примерял гидрокостюм, вместе с нами заходил в воду, я сажал его на доску во время отлива, он по ней ползал, потому что еще ходить не мог. Потихоньку адаптируем. Когда в этом году мы его привезли на открытие сезона, видно было, что ребенок очень соскучился по океану. Бегал, кричал от радости что-то волнам, падал в песок, по лагерю ходил, как директор, и не хотел уезжать.

- Жена разделяет твое увлечение и образ жизни?

- Марина – моя главная помощница и единомышленница. Мы вместе с ней открыли школу, она ведет всю административно-организационную работу, борется с бюрократической машиной, когда это необходимо, ищет возможности для субсидирования и т.д. Марина полностью разделяет мое отношение к школе – это не коммерческий проект, главная наша цель не зарабатывание денег, а развитие серфинга, вдохновение людей, передача этой культуры следующему поколению. Все, что нам удается заработать, мы вкладываем в обустройство лагеря. Сейчас там есть домики, вода: душ, туалет, можно нормально приготовить еду. Кстати, у нас очень хорошие помощники, начиная от родителей и друзей и заканчивая волонтерами, моими учениками из Вилючинска, которые каждый год с огромным нетерпением ждут лета, чтобы приехать на океан, помогать строить лагерь и учиться серфингу.

В родстве с океаном

- В 2015 году серфинг был признан официальным видом спорта в России, в 2016-м вошел в олимпийскую программу. Есть ли у тебя цель выступить на Олимпиаде или подготовить для этого юных спортсменов?

- Я сделал выбор остаться здесь и развивать школу. Чтобы развиваться самому как спортсмену, нужно постоянно тренироваться, нанимать тренеров, летать по всему миру. Это серьезная работа, требующая больших денежных затрат. А у нас, в общем-то, государственной поддержки нет, мы сами ищем спонсоров... Кроме того, не хочу оставлять семью на время разъездов. Так что буду решать не менее важную задачу: готовить к следующей Олимпиаде детей. Технически это очень сложный спорт, и чтобы сделать известных спортсменов, способных выступать на серьезном уровне, нужно тренировать их с ранних лет. Привлечение в серфинг детей, кстати, в планах не только на Камчатке, а вообще в России. На данный момент у нас пять регионов, где стремительно развивается серфинг. Главный из них – Камчатка. А еще – Владивосток (у них волны редки, но они проще, чем у нас), Сахалин, Санкт-Петербург, Сочи, Крым и Калининград. Это довольно большое сообщество, и мы вместе создаем всероссийскую историю серфинга.

В мире есть очень интересные примеры обучения детей. В Португалии серфинг входит в школьную программу физкультуры, как у нас лыжная подготовка. В Калифорнии созданы несколько школ, где дети наряду с основными предметами изучают не только серфинг, но и все, что связано с океаном, с волнами. Это очень круто – когда в расписании стоят математика, английский язык и «океановедение». И серфинг, естественно. Он очень хорошо воспитывает именно отношение человека к природе. Океан – живая стихия, удивительный и мощный организм. Для маленького человека он полон страхов и кажется непредсказуемым, поэтому те, кто начинают кататься с детства, очень сильны духом. И, конечно, невероятно крепки физически. Тело приходит в отличную форму, когда ты целыми днями гребешь и катаешься.

Беседовала Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива Антона МОРОЗОВА

19 мая 2017 г.

Фотографии:

0
Сергей
На заглавном фото.Мыс Опорный,справа скала Тур.Остров Парамушир.Можно было и Северо-Курильск упомянуть))) Я их тож фотал)))
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник