«Щорс»: мы платим налоги здесь и вкладываемся в будущее Камчатки

14 июня 2022 10:26
«Щорс»: мы платим налоги здесь и вкладываемся в будущее Камчатки
«Щорс»: мы платим налоги здесь и вкладываемся в будущее Камчатки

Кто он – боевой командир ревущих 20-х минувшего века? Сидящий в седле, как влитой, штурман уже бушующей бури, отчасти её же и породивший – и с шашкой наголо влекущий в неё за собой подобных себе мечтателей, искателей свободы и всемирного счастья. Стратег и тактик, он способен предвидеть неожиданную смену обстоятельств, трезво оценивать текущую ситуацию и быть готовым ко всему: как к стремительному наступлению, так и к затянувшейся обороне.

Кто он – влекущий за собой своих бойцов в неизвестное завтра командир наших дней? Сменивший именной «Mouser» на mouse, а шашку на клаву, сквозь изящную оправу очков он вглядывается в монитор всё с тем же желанием, многовековым и неизменным – увидеть подвластное человеческому разуму ближайшее будущее. Он вдумчив и осторожен, прагматичен и расчётлив – и потому мудр. Но всё же он – впереди, на лихом коне.

Компания «Щорс!» появилась на свет благодаря двум незаурядным людям – Антону Старицыну и Владимиру Салькову, с которым я сейчас говорю. Антон, кстати, и придумал дать детищу такое звонкое имя, и вот уже четверть века оно известно камчатцам как эквивалент Знака качества рекламно-полиграфической отрасли в Камчатском крае.

Личный состав

За 25 лет существования коллектив вырос с 2 до 40 человек. Команда «Щорс!» прекрасно сбалансирована – по мнению Салькова, это чрезвычайно важно с учётом того, что «Щорс!» работает в широком спектре услуг, состоит из целого ряда подразделений, каждое из которых занято своим направлением. Однако все они в процессе производства слаженно взаимодействуют между собой в оформлении мест продаж или спортивных мероприятий любого уровня, изготовлении и монтаже вывесок, плакатов и плакатищ, сувенирной продукции, да и много ещё чего.

- В нашем городе с островной экономической спецификой самый тяжёлый вопрос – кадровый. И потому сначала мы ищем и находим людей, потом взращиваем в коллективе – и они становятся профессионалами, в процессе преемственности опираясь на знания и опыт тех, кто их окружает. И чем они дольше учатся в процессе профессионального совершенствования, тем больше знают и умеют – и ценность их возрастает настолько, что расстаться с ними почти невозможно. Хотя иногда и приходится – но это неизбежный момент, если член команды утрачивает с ней взаимодействие. А в целом коллектив – золотой.

- На что ты готов ради них?

- С началом эпидемии в ходе первых двух месяцев стало ясно, что работы на весь коллектив не хватает. Вариантов было негусто: 1) избавиться от части команды; 2) перевести её в щадящий режим работы; 3) закрыть «Щорс!» на лопату. В итоге я отправил половину людей в оплачиваемый отпуск, и каждый из них получал ежемесячно около 30 тысяч рублей. Безусловно, это колоссальная нагрузка на фирму, но гораздо важнее понимание того, что завтра, когда тучи рассеются и мы вернёмся в привычный режим жизни, мои ребята (если я от них откажусь) к тому времени уже найдут себе работу – и, возможно, не захотят ко мне вернуться. А новых сотрудников ТАКОГО уровня, способных выполнять задачи нашей специфики на столь высоком уровне, я уже никогда нигде не найду. И в этом случае предприятие можно смело закрывать – причём уже навсегда. Поэтому мудрее было пожертвовать средствами, но ни в коем случае – не людьми. Именно так удалось и «Щорс!» сохранить, и поддержать команду.

- Сколько это длилось?

- С мая по август. «Ковидные отпускные» обошлись почти в 2 миллиона рублей. К сентябрю я собрал всех под крылья и запустил производство в обычном рабочем режиме. Всё это время «Щорс!» не прекращал платить налоги, а сотрудники получили всё, что причитается. Слава Богу, были заказы, позволившие продержаться в эту суровую для всех нас годину на плаву. Но всё же отдельно я благодарю ещё и наше государство: его своевременная и немалая поддержка малого бизнеса ощутимо помогла и «Щорсу!».

- В каких подразделениях трудится команда?

- Дизайнерский отдел, коммерческий, наружная реклама, офсетная и оперативная полиграфия. Офсетная (мы ещё называем её длинной) – более качественная, но менее затратная за счёт печати больших тиражей. А оперативная – с возможностью распечатать один, два, три, десять оттисков. И в каждом из этих подразделений заняты разные специалисты. Хотя есть и многостаночники!

Вот, например, гордость коллектива – Михаил Гусельников. Он и инженер-наладчик, и разработчик проектов по созданию вывесок и прочих сложных объектов. Параллельно он изготавливает штанц-формы – а это невероятно сложное дело! Это врубные матрицы для изготовления полиграфических изделий сложной конфигурации большими тиражами. Мало того – под его началом фрезеровка, вышивка, лазерная гравировка…

Но есть у нас особое сокровище. Стаж работы этой потрясающей женщины в полиграфической отрасли – свыше полувека! И мы гордимся, что она выбрала нас. Это огромная честь. Да, безусловно, до прихода к нам Нина Емельяновна Цыганкова почти 30 лет трудилась на не менее значимых предприятиях – например, в «Камчатском печатном дворе». А следующие 20 – рука об руку с нами. И мы гордимся, что именно как сотрудница «Щорса!» Нина Емельяновна была награждена званием «Ветеран труда»! Пока она – наш единственный ветеран, но ведь это только начало…

Техническая база

Несмотря на все последствия ковида в сфере экономики и прочую турбулентность новейшей истории, «Щорс!» шагает в ногу с прогрессом. Совсем недавно обновлён парк широкоформатных печатных машин, причём за счёт прямых закупок в Китае удалось ощутимо выиграть: привезли и смонтировали две отличные машины – трёхметровый широкоформатный и ультрафиолетовый, особый агрегат. В нём благодаря UV-излучению краска, нанесённая на поверхность материала, мгновенно высыхает и твердеет, что в разы сокращает срок исполнения заказа. А если нанести её в несколько слоёв – создаётся эффект рельефа (высотой до миллиметра), что делает отдельные заказы абсолютно уникальными! Тут печатаются как огромные баннеры, так и флаги, таблички, стенды и многое-многое другое…

Оборудование базируется в 4 цехах. Из 1000 квадратных метров производственными площадями занято 800. Остальное – дизайнерский и коммерческий отделы.

Поле боя

- В связи с кардинально изменившейся в стране и мире ситуацией последних лет перед предпринимателями России и Камчатки встали новые вызовы. Но в числе плюсов «Щорса!» – крепкая производственная база с приличными складскими запасами, которые позволяют на первоначальном этапе кризиса, при расчёте на свои силы, более-менее адаптироваться к меняющимся реалиям. Однако если кризис продолжит углубляться, поскольку он порожден исключительно внешними факторами – нам придётся предпринять более значимые шаги, выходящие за рамки нынешних усилий. Но наша жизнь и работа невозможны без надежды на стабилизацию ситуации, и в первую очередь – в отношении баланса «спрос-предложение-стоимость» в секторе запчастей к оборудованию, доступа к которым мы сейчас лишены – либо этот доступ сурово ограничен.

Ещё один важный фактор: экономика плотно сидит на импорте, в нашем случае мы зависим от поставок зарубежных расходных материалов. Так что вместе с поставщиками находимся в неустанном поиске выходов из существующего положения, параллельно ища и находя новые источники поставок на глобальном рынке. Здесь вызовов тоже хоть отбавляй. Вот один из примеров: компания-поставщик ушла с рынка, и цены на продукцию тут же взлетели…в 6 раз! И что нам делать? Покупаем по шестикратной цене. И компенсируем это более точным расчётом расходной части заказов, чтобы, естественно, они не обходились нашему клиенту в 6 раз дороже прайса. При этом часть нагрузки ложится на более широкий спектр сопутствующих услуг – и здесь ещё один наш козырь в том, что масса других заказов позволяет компенсировать эти шестикратно выросшие расходы. В итоге для клиентов цены на услуги в среднем поднялись на 30-40 – максимум 50 – процентов. Но не на 600! Вот так мы парируем вызовы дня, позволяя себе увереннее смотреть в среднесрочное будущее «Щорса!».

- Среднесрочное – это сколько?

- Мало (смеётся)! Может быть, месяца два. Иногда меньше. Примерно на такой срок нам хватает запаса материалов, чтобы продолжать работу без помех – и даже с учётом шестикратно возросших цен. Однако этого времени должно хватить, на мой взгляд, и для поиска новых ходов со стороны поставщиков, чтобы те, в свою очередь, гарантировали поставку оборудования, запчастей и расходников. Так что есть и надежды, и ожидания, но экономика в «Щорсе!» была и остаётся во главе угла.

Соратники и супостаты – кто они?

- Их масса. Растут как грибы после дождя. Но и отличаются друг от друга так же, как и грибы, – как минимум стратегическими целями и задачами. Или – что хуже – их полным отсутствием. Если для «Щорса!» главная цель – долгие годы работы на благо малой родины и страны, то у некоторых – просто набивание кармана. И желательно даже не завтра, а сегодня. Поэтому они не вкладывают в нашу землю «длинные», существенные и личные средства.

Для успешной работы нашего предприятия, как воздух, необходим универсализм. Это не примитивная конвейерная линия начала ХХ века, штампующая, к примеру, жестяные кастрюли. Это комплекс сложнейших технологических цепей – их масса, все они неразрывно переплетены друг с другом и живут общей и в то же время отдельной жизнью – совсем как люди: взаимодействуя между собой, перестраиваются, переналаживаются, обновляются, демонстрируя гибкость производственного процесса. И так устроено каждое камчатское предприятие нашей отрасли, добившееся в ней успехов и занявшее свою достойную нишу, – причём некоторые из них начали трудовой путь до появления «Щорса!» на рынке. Хотя эти наши коллеги по-прежнему конкуренты, со временем и опытом сотрудничества они уже стали нашими друзьями: «Камчатпресс», «Твёрдый знак», «Алиса-арт», «РекламаПарк»… Замечательные предприятия, в отношениях с которыми нам добрососедство дороже прибыли. Наше мирное взаимодействие позволяет решать сразу несколько задач всех участвующих предприятий, и это уникальный опыт, на мой взгляд.

В то же время деструктивный подход кустарных тружеников ломает работу существующего рынка, разрушая и доверие клиентов к гильдии, и сложившийся баланс взаимоотношений. Думаю, в корне этого явления лежит недостаток у молодых предпринимателей образования – в том числе экономического. Может быть, даже в первую очередь именно его. Один из пробелов в их знаниях – неспособность понять элементарные основы расходной части любого предприятия. Как минимум, непонимание необходимости закладки в стоимость работы, помимо стоимости краски и печати, ещё и амортизационной составляющей. За примером далеко ходить не надо: возьмём печать на широкоформатном принтере. Заложили мы с вами стоимость ткани – сто рублей, стоимость краски – сто рублей, стоимость услуги – тысяча. И тут молодые и ранние решают: «Раз у всех это стоит тысячу, давайте-ка мы будем брать триста! И всё одеяло на себя перетянем»! И вот рыночный баланс нарушен, под новую вывеску потёк ручей клиентов, и шоколад почти рекой…Ровно до того момента, когда у принтера ломается головка стоимостью свыше 300 тысяч рублей (к слову, мы недавно заменили одну за 308к). А их в агрегате может быть четыре. Максимум, что они смогут сделать, – пойти по рынку с протянутой рукой в поисках хотя бы б/у детали у тех, кому вчера вставляли в колёса всё, что могли. Но (даже при условии, что отыщут!) б/у головка – это плинтусовый уровень качества услуги и невыполнение обязательств перед клиентами. А рынок уже сломан – и это не головка принтера, а чрезвычайно сложный, точный и хрупкий механизм. Конец истории.

50 оттенков будущего

- Сегодня «Щорс!», как и его соратники по гильдии, продолжает свою борьбу за жизнь в условиях сурового настоящего. Вот лишь несколько реалий. Например, у конкурентов-полиграфистов в других регионах складские помещения и запасы материалов находятся в центре страны. Соответственно, это минимальные логистические плечи – так что и стоимость доставки минимальная. Килограмм бумаги, доставленной на Камчатку воздухом – от 500-600 рублей, на материке же его можно передать поездом через проводницу за простое спасибо. Доставить к нам что-то большегрузное от поставщиков из центра России – минимум полтора месяца. В регионах на доставку – до Владивостока, к примеру, – уйдёт максимум 2 недели. Плюс колоссальная разница в стоимости электроэнергии. Куда камчатцам тягаться? Ещё один момент: 28 дней отпуска среднего материковского работника (с зарплатой ощутимо ниже нашей по совокупности причин) против 54 камчатских – плюс оплата проезда. И всё это – неизбежная часть себестоимости...

- Каким вы видите ближайшее будущее отрасли в регионе?

- Я не устану повторять и скажу снова: нам со смежниками остро необходима помощь государства. А именно – не финансовая подпитка, а политика протекционизма в адрес нашей отрасли в противостоянии иногородним конкурентам с их услугами низкой себестоимости. Мы платим здесь налоги, да и вообще вкладываемся в будущее Камчатки. И именно такая защита обеспечит нас стабильностью в работе на региональном уровне. К сожалению, федеральное законодательство не особо позволяет защищать местного производителя от интервенции из других регионов.

Так что, поскольку мы живём здесь – и будем жить! – и работаем на благо родного края, вкладываем себя и свои силы в камчатскую землю и в людей на этой земле, мы по-прежнему ждём в нашей сфере инициативы местных законодателей. И – если понадобится – их выхода на федеральный уровень ради защиты местного предпринимательского сообщества. Ждём помощи в виде участия в тендерах либо государственных программах, позволяющих получать заказы и выполнять их именно силами камчатских предпринимателей – с богатыми производственными базами, большими коллективами, многолетним опытом.

Так победим!

Герман ГОРШКОВ, для РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

14 июня 2022 г.

Фотографии:

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник