Если стало тесно в рамках

Если стало тесно в рамках

05 мая 2017 22:30
8166

Если стало тесно в рамках. Фото из архива Сергея Краснощекова
Фото из архива Сергея Краснощекова

Из цикла «Наши люди»

Во все времена профессия фотографа, особенно снимающего дикую природу и много путешествующего, была овеяна романтикой и привлекала свободолюбивые, творческие натуры. Фотограф не сидит по восемь часов в день за столом в душной конторе, не тоскует над нудными отчетами, не трепещет перед начальством. Он зависит лишь от причуд матушки-природы да собственного мастерства. Ему открыты пути в самые красивые и удивительные места на свете. Что же значит быть настоящим фотографом? Что отличает его от любителя с хорошим фотоаппаратом? Об этом мы беседуем с Сергеем Краснощёковым, мастером с большим багажом фото-успехов, человеком, умеющим исполнять свои заветные мечты.

Источники для его творческого вдохновения неисчерпаемы: дикая природа, ее пейзажи и обитатели, извержения вулканов, жизнь людей в разных уголках Земного шара. Они толкают Сергея на путешествия и на постоянное самообразование.

Я б в фотографы пошел...

- Сергей, как увлечение фотографией переросло в профессию?

- Десять лет назад я решил кардинально что-то поменять в жизни. Мне стало тесно в рамках основной профессии – полиграфист, работа в типографии не приносила удовлетворения. В тот момент я увлекался фотографией на уровне хобби, это увлечение было у меня еще со школы. Я то оставлял это занятие, то возвращался к нему. И однажды решил, что хочу заниматься фотографией профессионально. Пришлось постигать теорию и базовые знания из книг, учиться заново. Было интересно, и начальный период прошел не обременительно. Я вообще увлекающийся человек и если чем-то загорелся, то не бросаю на полдороги. Подписался на различные фотосайты в интернете, стал там показывать свои первые работы. Получал критические комментарии, спотыкался, поднимался и шел дальше. На таких ресурсах есть приличные авторы, просматривая которых отмечаешь для себя какие-то важные моменты, есть чему поучиться и к чему стремиться. И, конечно же, полезно общаться в этих сообществах. Обычно такие авторы присутствуют в рубриках «Фото дня» или в подборках «Лучшее». Вообще, для фотографа обратная связь со зрителями очень важна. Ты начинаешь понимать, что это нужно кому-то кроме тебя.

- Сейчас заниматься фотографией очень популярно. Многие объявляют себя фотографами, покупают дорогую технику и делают действительно неплохие снимки. Что, по-вашему, отличает настоящего фотографа-профессионала от любителя? И не составляют ли такие любители серьезной конкуренции на рынке?

- Да, с развитием цифровых технологий фототехника стала более доступна. Многие действительно покупают дорогие аппараты и решают, что этого достаточно, чтобы снимать приличные фотографии. Не все понимают, что за красивыми картинками стоит тяжелый труд, и продолжают искать на фотоаппарате заветную кнопку «шедевр». Это проще и легче: заплатил большие деньги, и ты уже фотограф. Но камера всего лишь инструмент, который находится в руках у человека, и результат зависит от того, как он им распорядится. Я ни в коем случае не хочу никого обижать, тем более начинающих фотографов, но это факт: фотографией нужно по-настоящему увлечься и развивать свой профессионализм на любом этапе карьеры. У начинающих действительно иногда встречаются неплохие кадры, но они случайны, их может получить практически любой. Просто так совпало: время, место и освещение плюс возможности автоматики камеры. Если посмотреть архив такого автора, то мы увидим один приличный кадр на сотню, это и будет случайный кадр. Вообще, есть понятие: профессиональный фотограф это тот, кто зарабатывает профессией деньги. Все те, кто снимает от выходного до выходного, как ни крути, все же любители. И в этом нет ничего плохого. Часто любители со стажем выдают такие результаты, что можно только позавидовать.

Я думаю, что молодые фотографы могут составить конкуренцию более состоявшимся, некоторые из них наступают на пятки, и это хорошо – не дают нам расслабиться. Кстати, на Камчатке есть молодые авторы, которые очень неплохо снимают.

Волонтер – заповеднику: виртуальные туры для всех

- Вы много лет сотрудничаете с Кроноцким заповедником, стали автором первых виртуальных туров в его самые красивые места. Как сложилось это сотрудничество, как родилась и воплощалась идея виртуальных туров?

- Еще в 2010 году я подписался на блог в ЖЖ Игоря Шпиленка и с удовольствием читал и смотрел его записи о камчатской природе. У меня было огромное желание снимать на Камчатке. Я уже съездил в Кению и Уганду, откуда привез снимки африканской природы и животных, которых все мы видели по телевизору. Вживую наблюдать за жизнью африканской саваны – это тоже была мечта, которую мне удалось осуществить к тому моменту. А когда я начал задумываться о съемках камчатской природы, в приоритете был, конечно, Кроноцкий заповедник. Но как туда попасть? Я не представлял. Пытался найти знакомых, которые бы вывели меня на заинтересованных людей в заповеднике. Это старая советская привычка – по знакомству решать свои задачи. В бытность СССР так решались практически все проблемы. И вот после очередной неудачной попытки, я написал Игорю в комментарии, что мне с Камчатки легче попасть в Африку, чем в Кроноцкий заповедник. Конечно, я понимал, что руководство читает этот блог, и надеялся на ответ. Как выяснилось – не зря. Тогдашний директор заповедника Тихон Шпиленок написал номер своего телефона. Вскоре мы встретились, и Тихон Игоревич рассказал, что проблемы «попасть на территорию заповедника» не существует. И это правда. В заповеднике уже работала волонтерская программа, в том числе и для фотографов. Мы договорились, и я отправился на месяц на Курильское озеро волонтером.

Это был верх моих мечтаний. Я помогал в строительстве инфраструктуры, расчистке туристических троп и попутно снимал медведей. Тогда же стал изучать технологию съемки круговых панорам и создания виртуальных туров. Учителей по этой технологии на Камчатке не было, и я принялся изучать матчасть с помощью интернета. Было интересно, я в очередной раз увлекся. Освоил элементы программирования, т.к. виртуальный тур это набор панорам, работающих под управлением сценария, основанного на языке программирования XML.

В 2011 году я собрал свой первый виртуальный тур и пришел с предложением в заповедник снять по этой технологии природные объекты. Выбор пал на Долину гейзеров и Кальдеру вулкана Узон. Ничего подобного я не видел ни в одном ООПТ в России. Мы на Камчатке были первыми. Признаюсь – ощущал некоторую неуверенность из-за недостатка опыта, не знал, получится у меня или нет. Итог съемки я мог увидеть только дома, и если бы пришлось переснимать, нужно было бы снова доставлять меня в заповедник. Но проблем не возникло – все получилось с первого раза. Снимал я в июле, и к новому году отдал в заповедник готовый материал. Это был некоммерческий проект, который реализовывался по волонтерской программе.

Потом я познакомился с ребятами из команды AirPano, которые снимают по всему миру круговые панорамы интересных мест с воздуха. Пригласил их тоже поснимать в Кроноцком. Итог нашей совместной работы можно посмотреть на сайте заповедника. Я стал сотрудничать с ним очень плотно. Был на Курильском и Кроноцком озерах, на Семячикском лимане, в Долине гейзеров и в кальдере вулкана Узон. По воде мы прошли на моторных лодках от кордона Аэродром до кордона Чажма на восточном побережье Камчатки. Поэтому если вы хотите попасть на территорию Кроноцкого заповедника и не боитесь работы на его благо, то вам прямой путь в отдел экологического просвещения. Только планируйте свое время: не менее двух недель, а если больше, это даже приветствуется.

Погружение в Африку

- Выходит, с природой далекой Африки вы познакомились раньше, чем с родной камчатской. Как так вышло? Какие впечатления от посещения африканских стран?

- Африка была мне интересна с детства, мы все помним строки: «Маленькие дети! Ни за что на свете Не ходите в Африку, В Африку гулять! В Африке акулы, В Африке гориллы, В Африке большие Злые крокодилы». Ее богатый животный мир не давал мне покоя. Я люблю снимать животных и дикую природу. Поэтому я и решил туда поехать. Раньше я представлял себе Африку, как некое равнинное пространство, на котором живут дикие животные. А оказалось, что в Африке есть горы, болота, реки, озера. Временами там совсем не жарко, а по ночам даже прохладно. В Кении с развитием туризма стали организовывать национальные парки, где запретили охоту и сделали ставку на познавательный туризм, назвав его «сафари». Сафари это не только охота, но и наблюдение за животными. Для размещения туристов построили довольно комфортные лоджи, сопоставимые с уровнем приличных отелей. В лодже на озере Накуру во внутренний двор приходили жирафы и антилопы, а с ужина нас провожала охрана, потому что с наступлением темноты со стороны озера выходили бегемоты, чтобы пощипать травку на газоне лоджа. Не многие знают, что эти милые толстячки более опасны для человека, чем львы и леопарды. Вообще, Африка оставила только хорошие воспоминания.

Потом была поездка в Уганду, менее насыщенная по количеству животных, но не менее интересная. Программа называлась «Погружение». Мы проехали практически всю Уганду. Жили не в туристических местах. Ели там, где питаются местные жители. Впечатления неоднозначные, необычные для европейца. Если вы когда-то соберетесь в Африку, не забудьте сделать прививки от желтой лихорадки и гепатита. Принимайте во время путешествия противомалярийные препараты.

А потом я решил, что пришла пора посмотреть Азию. Она стала к тому моменту более бюджетна и доступна. Первой была поездка Таиланд - Малайзия - Сингапур - Вьетнам, еще и такой.

Google рекомендует

- Проект «Гугл-Просмотр улиц» включает вас в число сертифицированных им фотографов. Расскажите, как вы стали участником этого проекта?

- Он начал реализовываться довольно давно по всему миру, это для России он что-то новое. Панорамы 360°х180° Петропавловска сотрудники Гугл снимали в 2013 году. Многие могли тогда видеть на улицах города гугл-автомобиль: с виду обычный, но на крыше установлена автоматическая камера, которая снимает панорамы через определенное количество метров. Если не путаю, через 10. А где нет дорог, оборудование несут на спине в специально разработанном рюкзаке с камерой над головой.

Панорамы собираются в единый виртуальный тур и выставляются на сервисах Гугл в интернете, таких как гугл-карты. И все пользователи могут виртуально путешествовать через свои компьютеры практически по любым крупным городам мира. Потом Гугл пошел дальше и решил создать программу «Гугл бизнес вью», позволяющую пользователю из «Гугл просмотр улиц» заходить в любые помещения, снятые с согласия бизнеса: кафе, рестораны, магазины и прочее. Это, по сути, реклама заведению, если, конечно, владельцу есть, что показать. На этом этапе Гугл стал привлекать сторонних фотографов по всему миру, разработал обучение и сертифицировал после сдачи экзамена (теории и практики) фотографов, решивших принять участие в этой программе. Я заинтересовался, прошел обучение и получил статус сертифицированного Гуглом фотографа. То есть Гугл рекомендует меня как фотографа в этой сфере для нашего региона. От Камчатки я в этом списке пока один.

Пока камчатские предприниматели с неохотой идут на сотрудничество, говорят, что они хорошо работают и без такого продвижения своих товаров и услуг. А мне кажется, пользователям сети – и путешественникам, и горожанам – было бы интересно посмотреть интерьер кафе или ресторана перед тем, как туда пойти, познакомиться с гостиницей, прежде чем там поселиться. При этом ссылка на интерьеры присутствует при обычном поиске в Гугл, например ссылки на запрос «гостиницы Петропавловска» или «рестораны и кафе Петропавловска». Отличие же панорам 360°х180° от обычных фотографий в том, что при просмотре пользователь может охватить все пространство помещения, как бы поворачиваясь вокруг своей оси на 360° по горизонтали. По вертикали обзор 180°. Эта технология доступна для просмотра и в очках виртуальной реальности, которые набирают популярность во всем мире. Благодаря им усиливается эффект присутствия. Кстати, такие очки стоят не очень дорого и производятся многими компаниями, как мировыми, так и китайскими.

Тем не менее, есть несколько реализованных проектов: музей СССР, магазины «КомпАс», РМК, сувенирный магазин «Шаман», гостиница «Парамушир тур» в Эссо. Две базы отдыха находятся в разработке. Уверен, что наши предприниматели все равно к этому придут, рано или поздно. А пока предлагаю вам совершить небольшое виртуальное путешествие по Камчатке.

В диких условиях

- Вы организуете фототуры. Насколько они востребованы, кто приезжает, были ли интересные знакомства?

- Фототуры это довольно молодой вид путешествий с фотоаппаратом. Не обошел он и Камчатку. Я сам принимал в них участие – в Кении и Уганде. Там же я понял, что это очень востребованный формат путешествий. И связано это опять же с тем, что на смену пленочным фотокамерам пришли цифровые. Они стали доступны, и люди захотели не только путешествовать, но и привозить хорошие фотоснимки из своих поездок.

Фотогид планирует маршрут именно с уклоном на фотосъемку. Группа собирается из людей, объединенных общим увлечением. В процессе фототура участники получают новые практические знания по фотосъемке не только от фотогида, но и общаясь друг с другом. Это общение дорогого стоит. Я убедился в этом во время фототура в Кении. За две недели у меня произошел огромный прорыв в творчестве. Что касается интересных знакомств, то они есть в каждой поездке, приезжают как уже состоявшиеся фотографы, так и новички. Со многими мы дружим до сих пор, общаемся и поддерживаем связь в социальных сетях и профессиональных сообществах.

- Вы часто снимаете в диких условиях. Были ли экстремальные ситуации, необычные или непредвиденные происшествия? Расскажите о них, пожалуйста.

- Съемка в диких условиях подразумевает некоторый отрыв современного человека от зоны комфорта и строгое выполнение определенных правил, которые помогают избегать конфликтов с хищными животными. Большинство конфликтов случается по вине человека – его провоцирующего поведения. Все животные, с которыми мне приходилось встречаться, были предсказуемы, и это в большей степени связано с тем, что они жили на особо охраняемых территориях. К примеру, Курильское озеро – большинство медведей там проводят всю свою жизнь. Благодаря развитию экологического туризма, они с рождения знакомятся с человеком. Корма им хватает, и они не чувствуют угрозы для себя. Поэтому наблюдение за медведями не представляет там никакой опасности, если придерживаться простых правил. Не кормите диких животных: привыкая к подкормкам, они перестают сами добывать пищу, выходят к населенным пунктам, где и происходят несчастные случаи. Не приближайтесь к медвежатам: любое близкое общение медвежат и человека спровоцирует медведицу на защиту своего потомства. Имейте при себе средства для отпугивания диких животных. Если все же конфликтная ситуация произошла, примените для отпугивания газовые баллоны или фальшфейер. Как правило, этих средств бывает достаточно. Оцените ситуацию, если вы не сможете найти укрытие или надежное дерево, не убегайте. Если вы увидели медведя далеко, постарайтесь обойти это место и не идти на контакт. А когда разойтись не получается, поднимите руки вверх и обозначьте свой объем, как что-то большое. Можно поднять над головой рюкзак или встать на какую-то кочку или камень. Расстегнуть куртку и раскрыть полы. Тем самым вы покажете ему, что намного больше в размерах и медведю лучше уйти. Закон «кто больше, тот и прав» очень даже работает на вашу безопасность. Постарайтесь, не оборачиваясь, медленно отступить на безопасную для себя дистанцию. Что касается съемки диких животных в Африке, то там вообще запрещено выходить из машины. Такие правила распространяются на все национальные парки. Фото- и видеосъемка ведутся из автомобилей, оборудованных подъемной крышей. Интересные фотоистории из Кроноцкого заповедника можно посмотреть и почитать в моем блоге здесь и здесь.

- Накануне 1 апреля вышла очень интересная новость о вашей персональной выставке в Лувре. По-моему, удачная шутка. А какие выставки и фотоконкурсы для вас были наиболее значимы и почему?

- Первоапрельская шутка о выставке в Лувре действительно удалась. Некоторые родственники и знакомые искренне меня поздравляли. Что касается фотоконкурсов, то я стараюсь принимать в них участие. Это хорошая возможность посоревноваться с коллегами, получить отклик и, в случае победы, некоторое признание в профессиональной среде. Как правило, все конкурсы заканчиваются фотовыставками победителей, лауреатов и финалистов. Многие выставки транслируются по различным городам. Это тоже хорошая возможность показать себя зрителю. Но к конкурсам все же нужно относиться философски. Их судят люди, часто их мнение субъективно, поэтому не стоит придавать особого значения неудачам. Молодым авторам хочу посоветовать принимать конкурс как игру или лотерею.

Не хочу устраивать «культ личности» и перечислять свои победы, поверьте, у меня были и удачи, и неудачи, и это перестало быть для меня определяющим моментом. Пользуясь случаем, хочу поговорить о выставках в нашем городе. У меня есть давняя мечта: сделать уличную сезонную фотовыставку в центре города на постоянной основе. Такой опыт есть в крупных городах. К примеру, меня пригласили участвовать в такой выставке в Москве. Она будет проходить в парке Сокольники и откроется в мае этого года под названием «Вулканы России». Организует ее Русское географическое общество. Моя мечта – устроить нечто подобное в Петропавловске. На Камчатке довольно много талантливых авторов, работы которых не стыдно показать жителям и гостям полуострова. Ведь многие горожане не были дальше Паратунки и своих дачных участков. Они не подозревают, в каком уникальном и красивом месте мы живем. Свои желания я даже озвучил руководству города в прошлом году, начинание признали полезным, но дальше идеи это пока не движется. Кто-то говорит, что решение должно быть за краевым министерством культуры или агентством по туризму. Может быть, через это интервью я донесу идею до тех, кто готов принять какое-то решение по этому вопросу. Я очень на это надеюсь.

- Для многих ваш образ жизни и профессия – мечта. Свобода, творчество, приключения. Есть ли «обратная сторона медали»? Трудности? Проблемы?

- Со стороны это, наверное, так и выглядит. Обычно зрители за красивой картинкой не видят, какие усилия нужно приложить, чтобы получить эту самую яркую и необычную картинку. Начнем с того, что вес фоторюкзака с оборудованием может достигать 10-15 кг, без учета другого экспедиционного оборудования. И все это нужно как-то перемещать в поездках. Чтобы снять рассвет, фотограф встает еще затемно. Летом солнце восходит около пяти часов утра, значит, встать нужно в четыре. Если мы снимаем закат и звездное небо, то закончить можем далеко за полночь. И в таком режиме проходят все съемочные дни.

Существует мнение, что фотограф это не профессия. Ну, нажал на кнопку, фотоаппарат все сам сделает. Это совершенно не так. Собираясь в поездку, нужно собрать и проанализировать всю информацию о месте и тщательно все спланировать. Посмотреть, какие виды можно получить на данной точке съемки. Откуда встает солнце и куда заходит. Каким транспортом можно добраться. Часто погода преподносит сюрпризы и вместо запланированных трех дней можно провести на месте все пять и т.д. Конечно, свобода, творчество, приключения присутствуют в нашей профессии. Но не только это. Есть и трудности, и проблемы. Если вы не работаете на какое-то агентство или СМИ, а предпочитаете свободный график, то будьте готовы все расходы по подготовке и проведению экспедиции взять на себя. А также к тому, что зачастую эти суммы не окупаются продажами.

Кстати, прямо сейчас я ищу заинтересованных издателей или инвесторов для издания фотоальбома об извержении вулкана Толбачик 2012-2013 года. Альбом будет интересен широкому кругу зрителей. Посмотреть и почитать макет можно здесь http://www.wildlifephoto.ru/tolbachik/HTML/tolbachik.html#/18/.

Мне повезло – моя семья с пониманием относится к моей работе, и за это я им благодарен. Я не жалею о своем выборе. Это именно та работа, которая приносит мне удовлетворение, которой мне интересно заниматься. Единственное, о чем я жалею: что не изменил свою жизнь раньше.

Беседовала Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива Сергея КРАСНОЩЕКОВА

5 мая 2017 г.

  • Если стало тесно в рамках. Фото из архива Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото из архива Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
  • Если стало тесно в рамках. Фото Сергея Краснощекова
Фото из архива Сергея Краснощекова

Обсудить

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Учиться никогда не поздно – как экономист стал пилотом Аэрофлота и облетел всю Россию (и не только)

28.12.2022
4086
Учиться никогда не поздно – как экономист стал пилотом Аэрофлота и облетел всю Россию (и не только)

В декабре старший пилот-инструктор Олег Барчугов отмечает юбилей – 15 лет в гражданской авиации. За его плечами (и штурвалом) – больше 9000 летных часов, более 130 городов и 35 стран. Но свою карьеру в гражданской авиации Барчугов начинал с полётов по России, а Камчатка стала одним из самых ярких впечатлений нашего героя за всю жизнь. О том, как построить успешную карьеру в авиации, где сегодня учиться пилотированию и чем отличаются полёты на Дальний Восток от всех остальных – в нашем интервью.

-Олег Леонидович, давайте начнём сначала. Как вы пришли в авиацию?

-Я мечтал о небе всегда, но попал в гражданскую авиацию только в 26 лет – тогда возрастной ценз на поступление в авиационное училище, существовавший в СССР, отменили, и я рискнул изменить жизнь на 180 градусов. На тот момент у меня уже было законченное высшее образование по экономической специальности, свободный английский и небольшой собственный бизнес по организации рабочих и учебных программ для молодежи за границей. А понимания, что и как устроено в авиации – не было. Близкие тоже не могли меня просветить – никто их них не был хотя бы отдалённо связан с пилотированием. Поэтому я решил спросить про учёбу в весьма неожиданном месте – на популярном в те годы форуме «AVIA.ru». Создал ветку «Подскажите – где учиться летать?!» и взял себе псевдоним Баранкин, который остался со мной надолго.

-И как, подсказали?

-Да. В России всего два высших авиационных училища – в Ульяновске и в Санкт-Петербурге. Я готовился поступать туда примерно полгода – заново вспоминал русский язык, физику, математику, занимался с репетиторами. А еще пришлось готовиться к сдаче нормативов по физкультуре. Пожалуй, это было даже посложнее, чем физика или математика. Но дорогу осилит идущий – после ежедневных тренировок я стал худо-бедно справляться с подтягиваниями и бегом на короткие и длинные дистанции.

-Куда в итоге поступили?

-На вступительной комиссии в Ульяновске меня ошарашили: так как высшее образование у меня уже было, то взять на бюджет меня не могли. Я расстроился, но не отступил. Оказалось, что бесплатно можно учиться один раз в высшем учебном заведении и один раз в среднем, а в России есть несколько летных училищ, которые как раз относятся к среднему специальному образованию. Я не особо верил в успех этой истории, всё-таки училище – это не университет. Но попытка – не пытка. Выбрал Сасовское лётное училище гражданской авиации в Рязанской области, сдал все экзамены на отлично и убедился, что всё, что ни делается – к лучшему. И хотя быт в казармах был весьма спартанским – жили по пятьдесят человек в одном помещении, а походы в общественнную баню ограничивались одним разом в неделю – я вспоминаю то время с ностальгией. Было много надежд, знакомств, предвкушений будущих полётов.

-Как проходило само обучение? Когда вы начали летать «по-настоящему»?

-Основную группу курсантов составили те, кто только что окончил школу, - им учиться предстояло три года. Нас же – «вышкарей» – набралось 12 человек, самому старшему – под тридцать. Благодаря перезачету общеобразовательных предметов с вузовской программы, теорию «вышкари» прошли относительно быстро. А все положенные лётные упражнения мы отточили за одно лето, поэтому в целом процесс обучения у меня занял полтора года. В декабре 2007 года я, свежеиспечённый пилот гражданской авиации с красным дипломом, пошёл искать работу в существовавшие тогда авиакомпании, в том числе «Аэрофлот» и «Трансаэро». Наша подготовка была очень хорошей, да и сами собеседования были несложными – пилотов в то время отрывали с руками и ногами. Я, вместе со многими из выпуска, смог пройти отбор в «Аэрофлот». Но тут всё оказалось не так просто: реально летать мы умели только на Ан-2, а самолёты этого типа «Аэрофлот» уже давно не использовал. Поэтому нас взяли с условием: переучиться на ТУ-154М, но и на нём полетать не удалось – «Аэрофлот» принял решение переходить на Airbus A320. Считаю, мне повезло – я в самом начале карьеры получил возможность летать на среднемагистральном самолёте мирового класса, практически безупречном воплощении инженерной мысли. С момента окончания училища до магистральных полетов прошло около полутора лет. Получается, за три года я из мечтателя превратился в пилота, управляющего большим пассажирским лайнером. До настоящего профессионализма было, конечно, ещё далеко, но уже тогда каждый, даже самый тяжелый, полет приносил огромное удовольствие.

-Полёты на Дальний Восток были тяжелыми или наоборот?

-Они были особенными. Не могу сказать, что я много летал на Дальний Восток – всё-таки специализируюсь на управлении среднемагистральными самолётами. Но такой особенный опыт у меня был – в 2009-2010 годах «Аэрофлот» активно рассматривал развитие на этом направлении, вводил новые маршруты, создавая конкуренцию местным авиакомпаниям. Пилотам тоже нужно было учиться управлять самолётами в новых условиях – так я оказался на Камчатке, а ещё в Хабаровске, Южно-Сахалинске, Владивостоке. Наши самолёты «курсировали» по маршруту между этими городами.

-Какими были впечатления от Камчатки?

-По правде говоря, Камчатку я видел только из кабины самолёта - к сожалению, в город мы не выходили. Но, поверьте, и этого оказалось достаточно. Как поётся в песне: «Мне сверху видно всё». Камчатка запомнилась мне ещё и тем, что здесь я, будучи вторым пилотом, установил личный рекорд скорости: дело в том, что на дозвуковых самолетах, предел скорости такого лайнера нашего класса — примерно 900 км/ч, величина в зависимости от разных параметров меняется. Во время полёта на Камчатку у нас был строго попутный ветер, воздушные массы двигались так быстро, что самолёт набрал скорость выше скорости звука. В итоге до места назначения мы вместо четырёх часов домчали за два с половиной. Помню, пассажиры очень удивлялись, спрашивали, туда ли мы прилетели...

-А в целом по особенностям пилотирования Камчатка отличается от других регионов?

-Конечно. В первую очередь – это особенности связи. В то время, когда летал я, связь, бывает пропадала, приходилось поддерживать её по резервным каналам HF (КВ-связь). С 2010 ситуация стала лучше – поставили усилители, промежуточные наземные ретрансляторы, так как расстояния очень большие. Но всё равно прецеденты случаются, и пилоты остаются на КВ-связи, на которую влияет много разных факторов, в том числе и время суток, и погода. Принятие решения на вылет происходит с учетом прогноза по трассе на 6-12 часов, который делают авиационные синоптики.

Ещё одна особенность – то, что Камчатка – это горы и вулканы. А горные аэропорты накладывают ещё больше ограничений на пилота. Вообще, аэродромы во всем мире делятся на три категории А, B, C по сложности. На это может влиять и местность, и нестандартные размеры полосы. Например, аэропорт Челябинска – это категория А, а Петропавловск-Камчатский – однозначно B, т.к. это горный аэропорт. А аэропорт в Инсбруке (Австрия) – ещё сложнее, так как для захода требуется полёт по ущелью. Самолет ведь не вертолет, он не может сверху опуститься в определённое место, ему нужно снизиться по ущелью и потом так же подняться.

-На Камчатке незаменимы вертолёты - и в туристические места, и в районы, где ведется промышленная деятельность. Какие отличия между управлением самолетом и вертолётом? Или много общего?

-Общее у них только небо. Самолёты – это про постоянную скорость и движение вперёд. Если самолёт остановится, зависнет в полёте – он упадёт. Вертолёты, наоборот, про постоянное маневрирование, зависание на одной или нескольких высотах. «Вертолётчикам» проще переучиться на пилота самолёта, это связано с особенностями управления.

-А вам никогда не хотелось стать пилотом вертолёта?

-Нет, это всё-таки разные истории, каждому своё.

-Ваш первый полёт в качестве командира лайнера тоже был на Дальний Восток?

-Из Москвы на Дальний Восток летают только дальнемагистральные самолеты, а я все это время летал на среднемагистральном А320. Командиром лайнера я стал 10 лет назад, сдав многочисленные теоретические экзамены и пройдя на отлично летные проверки в рейсовых условиях и на тренажере. Первый полет, как первый поцелуй, – запоминается на всю жизнь. На борту больше нет инструктора, который может тебе помочь и подсказать. Разумеется, есть второй пилот, но только ты принимаешь окончательные решения и несешь за них ответственность. Мой первый рейс в качестве командира корабля был по маршруту: Москва – Рига – Москва. Когда все пассажиры ушли, я поблагодарил бортпроводников по громкой за участие в моем первом самостоятельном полете. Что тут началось! Девушки прибежали поздравлять и обнимать меня, это был очень эмоциональный и запоминающийся момент.

-А как получилось, что вы стали наставником для молодых пилотов?

-Свою квалификационную отметку «Инструктор» в лётное свидетельство я получил в 2016 году, через четыре года как стал командиром А320. Аэрофлот отбирал командиров, готовых стать наставником для молодых неопытных пилотов. До сих пор уверен, что инструктор – самая сложная и при этом самая интересная работа. Опытный лётчик должен только направлять, а не вмешиваться в корявое летание стажера, позволять ему ошибаться и исправлять ошибки. Разумеется, не подвергая риску полёт и жизнь пассажиров.

Это хорошо, что пассажиры, многие из которых и так боятся летать, не знают, что у них за штурвалом – стажер. Но, если подумать, а как еще пилоту стать профессионалом? Многие могут возразить – мол, учитесь летать на самолёте без пассажиров. И так действительно учатся – после тренажера пилоту даётся так называемая «аэродромная тренировка», когда пустой самолет с несколькими стажерами и опытным инструктором летает в районе аэродрома, тренируя взлет и посадку. Но, во-первых, пустой самолет ведет себя не так, как хорошо загруженный, а, во-вторых, это безумно дорого. Так что нормально, что стажёра сразу бросают «с места в карьер» – да, он может ошибиться, но на этот случай рядом есть опытный инструктор, готовый в любой момент исправить допущенную неточность. Работая на этой должности, я стал разбираться в разных психотипах людей, иногда даже заранее мог предположить, какой ошибки ждать от стажера и как лучше объяснить ему выполнение того или иного манёвра. Почти со всеми своими бывшими стажёрами я общаюсь, а с некоторыми и дружу.

-А не было мысли уйти из авиации?

-Никогда. Но зато после очередного очень непростого рейса у меня появилась идея параллельно создать продукт, который бы упрощал пилотам процесс принятия решений. В 2017 году я разработал и с тех пор поддерживаю приложение для мобильных устройств «Wind Check». Оно облегчает пилотам принятие решений на взлет или посадку в каждом конкретном случае – а таких решений, поверьте, приходится принимать много даже в рамках одного полёта. Пилот ведь тоже человек, он может быть не в духе или просто не выспаться. В моё приложение можно заранее, ещё только готовясь к сложному взлету или посадке, заложить важные параметры конкретного полета, чтобы в критически важный момент не делать сложных подсчетов в голове, а просто посмотреть на экран мобильного устройства. Получилась своего рода шпаргалка для пилота. И её я сейчас дорабатываю – новое приложение должно значительно превзойти предыдущее по функционалу.

-Каким должен быть пилот? Дайте небольшое напутствие молодым камчатским ребятам, кто только ищет себя или, как и вы, давно мечтает о небе.

-В российской системе традиционно считается, что пилот должен досконально знать устройство каждого агрегата самолета, характерные признаки неисправностей, физический принцип действия приборов и много еще чего. Но я всё-таки считаю, что ремонтировать самолеты и конструировать новые должны одни специалисты, а уметь управлять этими агрегатами – другие. Так что желаю сначала определиться, что вам действительно интересно. А затем – целенаправленно идти к свои целям, не отказываться от того, что вы для себя наметили, и искать разные возможности для исполнения своих желаний. И да, не переставайте мечтать!

Беседовала Елена ПОПОВА, фото из личного архива Олега БАРЧУГОВА

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса»

22.12.2022
1929
Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса»

Камчатка простилась со своей горнолыжной и альпинистской легендой - Людмилой Аграновской. Человеком, с чьим именем связана история камчатского спорта второй половины ХХ столетия и наступившего века.

Спортивная биография Людмилы Семеновны, как хороший пример стойкости в достижении результата, спортивного и тренерского успеха. Она родилась в 1932 году на Сахалине. Альпинизмом начала заниматься в 1955 году на Кавказе, где окончила школу горных инструкторов. Совершила семь восхождений на вершины выше 7000 метров, став первой в СССР женщиной, получившей звание «Снежный барс» со знаком №16. Аграновская стала первой в мире женщиной, поднявшейся на высшие точки Советского Союза — пик Коммунизма и пик Победы.

В разные годы Людмила Аграновская защищала цвета спортивных обществ «Крылья советов», «Динамо» и «Спартак». А в 60-х, когда пришло время передавать накопленный опыт, вместе со своим супругом Германом Аграновским переехала на Камчатку. Талантливые и полные амбициозных планов спортсмены основали в черте Петропавловска-Камчатского горнолыжную базу «Эдельвейс», которая стала и яслями, и Alma mater, и кузницей будущих камчатских звёзд отечественного горнолыжного спорта. Здесь супружеский тренерский тандем обучал горнолыжному искусству детей, разрабатывая собственные программы для подготовки. И эти методики подарили Камчатке немало чемпионов.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» С Людмилой Аграновской я познакомился в 2001 году, записав интервью для телекомпании «Причал». Позже, когда работал на «Радио СВ» и в ГТРК «Камчатка», мы часто встречались и всегда находили много тем для интересных бесед и материалов для СМИ. Поверьте, Аграновской всегда было о чём рассказать и что вспомнить. Ведь каждое слово в её воспоминаниях - это яркая страница истории камчатского спорта. Последнее интервью с Людмилой Семёновной я записал десять лет назад по заказу популярного журнала «Русская зима». Оно было посвящено восьмидесятилетию Германа Аграновского и многое сказанное Людмилой Семёновной тогда актуально и сейчас. А, значит, имеем право вспомнить. И вот что она рассказала о создании легендарного «Эдельвейса»:

- В 1968 году открывались горнолыжные школы по всему Советскому Союзу. Это Кавказ, Урал, Сибирь и Дальний Восток. Старшим тренером по горным лыжам и альпинизму тогда был Владимир Зырянов. Он предложил Гере заняться большой тренерской работой в Сочи. Мы к тому времени были уже международными мастерами, а Герман объездил почти весь Союз – от Ленинграда до Кабардино-Балкарии и Урала. Долго выбирать нам не пришлось. Один из наших друзей работал вулканологом на Камчатке. Он сказал, что в Петропавловске-Камчатском на склонах сопок можно кататься на горных лыжах даже летом. Естественно, в том же году мы отправились на Камчатку, где идеи нам подсказывала сама природа. Место для базы выбрали хорошее. Все свои тренерские замыслы мы в первую очередь испытывали на нашей дочери Ольге. Ведь она у нас встала на лыжи в четыре года. И лишь потом, после Оли, мы внедряли разработки в общую практику. Здесь уже были первые школы: открыл секцию Валерий Муравьев, работала тренерская семья Галамиевых. Трудились мы вместе, так как понимали, что делаем одно общее важное дело. Что и принесло свои плоды. Спустя несколько лет сборная СССР по горным лыжам более чем наполовину была составлена из камчатских спортсменов.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» С особым теплом Людмила Семёновна говорила о своём супруге и бессменном партнёре по многолетней тренерской работе. Именно здесь начинаешь понимать важность их совместной деятельности. Поэтому, не ошибусь, называя Германа Леонидовича Аграновского архитектором успехов созданной ими горнолыжной школы:

- Он очень любил детей и очень хотел вырастить из них спортсменов. Не обязательно чемпионов, а просто жизнерадостных, здоровых и сильных ребят. И все то, чего добилась на Камчатке наша семья, – это, конечно, его заслуга. Даю честное слово, если бы сейчас Гера был жив, то здесь (на горнолыжной базе «Эдельвейс) было бы еще комфортнее и современнее, на склонах были бы новые подъемники...

Спорт был его жизнью. Он окончил географический факультет Ленинградского педагогического института имени Герцена и получил предложение поступить в аспирантуру. Читал лекции в Ленинграде. Но вместе с тем был чемпионом по скалолазанию и всегда говорил, что не может прожить и половины сезона, не сходив в горы и не приняв участия в соревнованиях. Он пережил блокаду, и у него на сердце был рубец. Но, невзирая на этот недуг, в 1957 году он был готов в составе сборной СССР подняться на Эверест. И лишь нестабильная политическая ситуация в Тибете помешала тогда Гере осуществить эту мечту. Была у него и другая мечта – найти свою альпинистско-горнолыжную страну. Вот он ее и нашел на Камчатке. Потому что всегда шел к своей цели. Любил спорт, детей и детей в спорте. Герман мечтал о том, чтобы в каждом районе Петропавловска, где есть хорошие склоны, работали доступные и близкие к месту проживания ребят горнолыжные базы. А тренеры получали бы квартиры рядом с местом работы. Чтобы, как в Австрии и Швейцарии, в камчатской столице были базы прямо рядом с домом.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» Самой известной ученицей тренерского тандема Аграновских стала Варвара Зеленская - победительница четырёх этапов Кубка мира, многократная чемпионка России, участница четырех зимних Олимпиад. Со слов Людмилы Семёновны, поначалу Варя была физически не подготовлена, и многое ей давалось с трудом. Но она никогда не боялась скорости, приходила на тренировку первой, а уходила последней. Вот тут и была необходима способность тренера раскрыть своих учеников. Поделилась Людмила Аграновская и своим видением процессов воспитания и некоторыми секретами сотворения чемпиона:

- Во-первых, важно, чтобы ребенка поддерживала его семья. Хорошо, когда дети катаются с мамой и папой. Мы берем совсем маленьких. Например, мои внуки Сема и Гера очень рано встали на лыжи. Но все же самый оптимальный возраст – 4-5 лет. До восьми лет ребенок должен очень много кататься по разным склонам, чтобы почувствовать лыжи. К десяти годам ребенок уже начинает четко понимать, что он делает, для чего катается на лыжах и соревнуется... Если наш воспитанник и не станет чемпионом, то хотя бы научится хорошо кататься. А найти талантливых и желающих заниматься несложно. Если ребенок во время занятия спрашивает: «Скоро ли закончится тренировка?», – то ему это неинтересно, ни Ингемара Стенмарка, ни Жан-Клода Килли из него не получится. Я всегда задаю им вопрос: «Вы сами хотите кататься на лыжах или это желание папы и мамы?», но мы никогда ни одного ребенка не отчислили... Трудолюбие, смелость и любовь к предмету – это залог успеха. Это и есть талант! В горных лыжах из-под палки работать бессмысленно. Я детям всегда говорю: учитесь побеждать себя, и тогда научитесь побеждать соперника.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» Говоря о перспективах развития горнолыжного спорта в Камчатском крае, Аграновская акцентировала внимание на острой необходимости развития инфраструктуры - хорошие современные подъемники, снежные пушки и освещение на каждом склоне. Сейчас проблема частично решена, но по-прежнему актуальна. С учётом того, что камчатские горнолыжники вопреки всему продолжают успешно бороться на чемпионатах и первенствах и по сей день, Людмила Семёновна всегда делала ставку на быт, трудолюбие и талант спортсмена, его умение работать в тандеме с тренером:

- Юные спортсмены просто должны много кататься и тренироваться. Например, Варя Зеленская на тренировках никогда не знала жалости к себе. Она после каждого тренировочного дня возвращалась в раздевалку вся мокрая от колоссальных нагрузок. Поэтому она и стала той самой Зеленской, которую сегодня знает весь горнолыжный мир. И жить горнолыжнику надо полной жизнью. В нашем городе он может и должен ходить в театр, получать хорошее образование, жить дома, где он себя чувствует комфортно, и кушать домашние пироги. Во всяком случае, когда ты попадаешь в сборную – это уже твоя специальность, ты уже профессор.

Я спросил, в чем секрет ее невероятной спортивной активности и долголетия? Если коротко, то в единомышленниках, в наследниках, в людях, которые рядом, говорила Людмила Семёновна Аграновская:

- Рядом со мной всегда понимающие и трудолюбивые соратники. Они, как и я, любят то, чем занимаются. Знают, ради чего они это делают и никогда не предадут. Тренеры, канатчики и сами ученики – это единый организм, который составляют безнадежно влюбленные в горнолыжный спорт люди. Мы счастливы, и в этом секрет всех наших побед и долгих лет в спорте. Другой судьбы для себя я и представить не могу, иным делом заниматься не хочу и не умею.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» С уходом Людмилы Аграновской завершается и часть огромной и знаковой советской эпохи в камчатском горнолыжном спорте: талантливый педагог, альпинистка, Почётный мастер спорта СССР, автор работ по горнолыжной подготовке детей, создатель учебных фильмов, Почетный гражданин Петропавловска-Камчатского. Это лишь часть званий и титулов женщины, ставшей второй мамой для сотен камчатских воспитанников её школы. Горнолыжной школы и школы жизни династии Аграновских. Да, именно династии. На снежных склонах «Эдельвейса» прошла большая часть жизни Людмилы Семёновны и здесь продолжает трудиться её дочь - Ольга Аграновская. Выросли и окрылились её внуки - Герман и Семён, которые успешно работают со спортсменами-паралимпийцами.

На Камчатке трудно представить человека с фамилией Аграновский или Аграновская, не имеющего отношения к горным лыжам. Это особая порода людей, которая отныне обязана передавать из поколения в поколение свой жизненный и спортивный опыт. У которой в генах живёт здоровый фанатизм и искренняя любовь к заснеженным горным склонам, самозабвенному трудолюбию и неизбежным трудностям, которые непременно приведут к победе.

Дмитрий ПЮККЕ, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из личного архива семьи АГРАНОВСКИХ

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 44 След.