Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда

Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда

14 июля 2017 20:05
9593

Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда

Из цикла «Наши люди»

Почему в судьбе одних людей происходят крутые повороты, а другие плывут по течению и даже не пытаются выглянуть за пределы привычного русла? Почему жизнь одних наполнена удивительными событиями, а другие уныло созерцают из окна знакомый скучный пейзаж и лениво ругают надоевшее настоящее? Нет, мы не будем сейчас философствовать и перебирать варианты ответов, мы просто познакомим вас с человеком, который, бесспорно, относится к первому отряду – в его истории есть все, чтобы снять по ней остросюжетный драматический триллер со счастливым концом.

Наш собеседник – Вахтанг Сулава: предприниматель, общественный деятель, многодетный отец, спортсмен, поэт и неравнодушный, влюбленный в жизнь человек. Его биография начинается в Грузии, в маленькой деревушке, где он родился у женщины по имени Аврора, вероятно, больной туберкулезом и умершей вскоре после того, как передала маленького сына на воспитание хорошим людям. Приемные родители усыновили Вахтанга и привезли на Камчатку. Он рос болезненным ребенком и много времени проводил на лечении в противотуберкулезном диспансере. В 1993-м году, когда Вахтангу было 15 лет, умер его отец – человек, который очень много значил для парня и сильно его любил. А через два года юный Сулава отправился в колонию отбывать срок.

Для чего человеку жизнь?

- Вахтанг, оставшись без отца, вы превратились в преступника?

- Да, после его смерти меня понесло в нехорошую сторону, связался с плохой компанией, заработал судимости. И с 1995-го по 1998-й годы был в колонии. Известно, что колонии хоть и называются исправительными, на самом деле никого не исправляют. Большинство заключенных там только повышают профессиональные навыки и знакомятся с нужными людьми. Я продолжал там привычный образ жизни, нарушал режим, и в наказание меня посадили на 10 суток в штрафной изолятор. В нем и случилась история, которая изменила мою жизнь в корне.

Было ужасно холодно, стояла зима, и я замерз до полусмерти. И впервые задумался: «А для чего вообще я живу? Неужели для того, чтобы трястись здесь от жуткого холода?». Я стал думать, что же есть в моей жизни такого, ради чего стоит жить? А в ответ приходили мысли о том, сколько зла я причинил людям... И внезапно я ощутил, какой я негодяй, весь наполнен грязью и никому ничего хорошего не сделал. Груз этого осознания был таким мощным, что я упал на колени и заплакал. Я не верил в бога и не умел молиться, но стал просить прощения за свой образ жизни, сам не знаю у кого. И когда я поднялся, что-то изменилось. Я взглянул на эту камеру и вдруг увидел, что полы грязные, туалет прикрыт рваной шторой, а чайник, который кипятили на дровах, бумаге или лоскутах одежды, черный от копоти. И хотя по понятиям того мира полы моют только самые униженные люди, я отмыл их до блеска. Нашел, чем зашить шторку, потом решил почистить чайник. На это ушло суток двое, и он стал блестеть. Вместе с ним и я внутренне очищался. После ШИЗО я пошел к ребятам, о которых слышал раньше (о них говорили пренебрежительно, мол, «богомолы», в церковь ходят). Они научили меня читать Библию и молиться. А прежние мои друзья так и не поняли, что произошло. Сошлись на мнении, что в изоляторе я головой ударился. Говорили: «Успокойся, Бога нет!». Но я уверовал. Тем более, что к тому времени со мной трижды происходили случаи, когда я мог умереть и выжил только каким-то чудом.

- Как это происходило?

- В детстве я тонул – в ванне, полной воды. Мама отвлеклась ненадолго, а я поскользнулся и упал на спину. Я не мог дотянуться руками до краев ванны и уже захлебывался, когда подоспела мама. Когда мне было лет 13, я чуть не сгорел. Мы с друзьями сидели в подвале, и там загорелся бензин. Пламя с ревом взметнулось до потолка, мы не могли сквозь него прорваться к выходу и чувствовали себя курами гриль. Дышать в этом пекле было невозможно, кожа на лицах плавилась и свисала лоскутами. Вдруг огонь опал примерно по колено, и мы рванули из подвала. Через минуту там загорелись автомобильные покрышки. Пожарные потом сказали, что если бы мы на эту минуту задержались – выбраться бы уже не смогли. А через несколько лет в драке мне воткнули нож в живот. Врач потом очень удивлялась, что такой нож оставил в теле неопасную рану и не задел сердце. Крови я потерял много, но выжил. Я часто слышал, что родился в рубашке, но никто не говорил, что меня уберег Господь. Хотя именно так я и думаю.

- И чем же вы занялись в новой жизни?

- Стал учиться в духовной семинарии Церкви Полного Евангелия и искать работу. Первым местом, куда меня приняли, был хлебозавод. Как я был рад! Заведующая производством, утонченная женщина в белой шубке, ездившая на красном дорогом авто, не задавала много вопросов. Выслушав мой честный рассказ, приняла меня пекарем 3-го разряда. Бригада – 14 женщин и я, так что тяжелые мешки и чаны были мои. Забегая вперед, скажу, что годы спустя мы со служителями нашей церкви приехали в колонию в Мильково для бесед с заключенными, и там я встретил эту заведующую производством. В сером жакете, с вязанием в руках, она сидела на задних рядах и не узнавала меня. Не знаю, что произошло. Как говорил Дзержинский, «если вы не сидели, это не ваша заслуга, а наша недоработка».

Карьера моя в качестве пекаря окончилась на медкомиссии, которая выявила затемнение в легком. Снова, как в детстве, меня положили в тубдиспансер, и после трех месяцев лечения стали готовить к операции.

Еще одно чудо

- Туберкулез – коварное заболевание. Вам удалось в итоге победить его?

- Да, но не обычным способом. О своей беде я рассказал в церкви. Священнослужитель ответил: «Мы сегодня на богослужении за вас помолимся». Помолились, положили на меня руки, сказали: «Будешь исцелен!». Довольный, я прибежал в больницу, стал убеждать врачей, что здоров, не надо операции. Надо мной посмеялись и отправили к главврачу. Строгий седой дяденька с вдумчивым взглядом выслушал меня, посмотрел историю болезни и назначил повторный рентген. Результат меня разочаровал – туберкулома была на месте. «Не верю их рентгену!» - решил я и убежал из больницы, ушел в поход по Камчатке, а некоторое время спустя устроился на другую работу, и мне снова пришлось проходить медкомиссию. С замиранием сердца пошел на флюорографию и у кабинета столкнулся со своим врачом. «Сулава! Немедленно на операцию!» - звучало как приговор. Кое-как убедил дождаться результата флюорографии. Врач, конечно, не сомневалась, что увидит пятно, но уступила моему напору.

В понедельник она огромными глазами рассматривала снимок, на котором были запечатлены чистые легкие. «Где тебя прооперировали?» - допытывалась врач и не верила, что операции не было. Но факт остался фактом – я исцелился.

Лапочка-дочка и четыре сыночка

- У вас необычная семья, вы – грузин, жена – корячка. Как вы познакомились? И как уживаются южный темперамент и северная невозмутимость?

- Мы вместе учились в духовной семинарии. Женя яркая, творческая личность, дочь Валентина Шмагина, много лет проработавшего музыкальным руководителем ансамбля «Мэнго». С ней очень интересно. 17 лет назад она стала моей женой, и – как мы были разными, так и остаемся. Но в этом же и смысл любви – согласие жить с человеком, делить с ним кров, несмотря на то, что он не похож на тебя. Мы все еще притираемся к некоторым граням друг друга, и нам никогда не бывает скучно.

На свадьбе одна гостья пожелала нам, чтобы, как в мультике, у нас родились четыре сыночка и лапочка дочка. Видимо, пожелала от всей души, потому что так и произошло, только дочка появилась первой. Сейчас она уже окончила колледж искусств и хочет дальше двигаться в этом направлении. Младшему сыну недавно исполнилось пять лет. Наш четвертый сын – аутист, это особенный ребенок, благодаря которому я стал по-другому смотреть на жизнь.

- Вы – предприниматель, глава клининговой компании, президент общественной организации «Я – человек» и известны как активный лектор, рассказывающий детям и молодежи о вреде курения. Сколько времени вы уделяете собственным детям?

- Мы много общаемся и много времени проводим вместе, часто выезжаем на природу, стараюсь брать детей с собой в поездки по северным поселкам. Прошедшей зимой мы совершили автопробег на двух джипах по зимнику Анавгай – Тигиль до Паланы. Очень интересное путешествие получилось.

Я считаю, что лучшее воспитание – это личный пример взрослых, среди которых ребенок растет. Поэтому никогда не экономлю время на общении с детьми. И постоянно думаю – что можно сделать для тех детей, которые далеки от благополучия?

Как многодетная семья, мы получили жилье в новом доме на Северо-Востоке, и знаете, что я увидел? Почти все подростки в нашем дворе – с приводами в полицию, многие уже отсидели, причем и за такие серьезные преступления, как изнасилование и нанесение тяжких телесных повреждений. Они, как правило, из семей, где родители пьют, или матери-одиночки не справляются с воспитанием «трудных» мальчишек. Ходят по двору сворами – сердце щемит. Что нужно сделать, чтобы исправить эту ситуацию?

Человек и Порядок

- А что вы готовы сделать для них?

- Сейчас мы обустраиваем тренажерный зал для социально неблагополучных детей. Помещение нам выделили, тренажеры, гантели, штанги купили за свой счет. Я уже приглашал туда подростков, и хочу поставить занятия на регулярную основу. Вижу, что им не хватает общения со взрослыми. Большинство из подростков взрослых воспринимают как инопланетян, или как часть пейзажа. То есть не понимают и игнорируют. А нынешние попытки обеспечить безопасность детям только усугубляют эту пропасть. Вместо того, чтобы воспитывать уважение к старшим, в школе учат: если взрослый только тронет пальцем, сразу вызывайте полицию. И подростки отлично усвоили, что они неприкасаемые, могут послать куда подальше в ответ на замечание, а то и правда полицию вызвать. Приведу два примера из недавних событий.

Я увидел, как мальчишки скручивают колпачки с колес автомобилей. Сделал замечание – они засмеялись и отбежали, но стоило мне отъехать, как пацаны снова принялись за свое. Звоню в полицию, спрашиваю, что делать? Оказалось – ничего. Мол, несовершеннолетние, руками их трогать нельзя, даже за капюшон придержать, родители потом могут и засудить. Посоветовали ждать наряд, но, сами понимаете, ни мальчишки, ни я не стали там ждать 40 минут.

Второй случай с соседом произошел. Мальчик бегал по подъезду, звонил в квартиры и предлагал краденый телефон на продажу. Сосед заподозрил неладное, спросил: «Чей телефон?». Подросток ответил: «Мамин. Она заболела, и срочно нужны деньги на лекарства». Сосед забрал телефон и сказал, чтобы мама пришла – он даст ей деньги на лекарства. А разозленный мальчишка вызвал полицию и сообщил, что мужчина напал на него и отобрал телефон, угрожая ножом. Наряд примчался, соседа допросили, как следует, и неизвестно, чем закончилось бы, если бы один из полицейских не узнал в подростке малолетнего правонарушителя, частого гостя их ТОМа.

И вот я думаю: зачем нужен такой крен? Ведь подростки чувствуют свою безнаказанность, и это плодит детскую преступность.

Мне очень хочется как-то повлиять на жизнь таких подростков, думаю, с помощью спорта и общения это возможно. Если хотя бы двоим это поможет – уже хорошо.

- Вы с соратниками много лет читаете детям лекции о вреде наркотиков, алкоголя и курения. Чем для вас интересен этот опыт?

- Программа «Чемоданчик», по которой мы работаем со школьниками, уникальна тем, что используются наглядные материалы, вызывающие отвращение к вредным привычкам. С этими лекциями я объехал почти всю Камчатку, побывал в Олюторском и Пенжинском районах, в Мильково и в Ключах, в Эссо и в Анавгае. К слову, в последнее время доступ в учебные заведения существенно усложнили. Чтобы попасть в школу и провести там одну 40-минутную лекцию, нужно пройти целый ряд инстанций и получить разрешения.

В Оссоре был интересный случай. Мама одного мальчика пришла ко мне вечером и спросила: «Что вы моему сыну сегодня показали?». Я дал ей сценарий лекции, познакомил с содержимым чемоданчика, а потом поинтересовался, в чем дело? Оказалось, мальчики сразу после лекции пошли на стадион и стали бегать. Там их и обнаружили родители. Обрадовались, что дети решили заняться спортом, а те решили обрадовать их еще больше, заявив, что бросили курить! (Хотя некоторые родители даже не догадывались, что их дети курят). Эта история меня сильно вдохновила.

Правда, было и такое, что я натыкался на сопротивление, причем, со стороны взрослых. Заместитель начальника полиции Олюторского района всеми доступными ему способами пытался помешать мне, звонил в сельские администрации, в школы: «Не пускайте, это лицо кавказской национальности может вам школу спалить!». По прилету в Тиличики меня с борта вертолета встретил наряд полиции, изъяли документы, пачку благодарственных писем от школ... Пришлось обращаться в прокуратуру, где мою деятельность признали вполне законной, а в отношении зам. начальника полиции просто махнули рукой. Сам он объяснял свое сопротивление тем, что я придерживаюсь не православной доктрины. Но на лекциях мы вообще не касаемся темы веры или религии. Хотя нами двигает именно любовь к ближнему – я понимаю, что наши беседы с детьми действительно помогают им осознать вред курения. Я сам начал курить в детстве, и если бы мне кто-то такую лекцию показал, я бы не курил.

- Чем еще занимается общественная организация «Я – человек»?

- Изначально был только телефон доверия, по которому можно было получить экстренную психологическую помощь. Консультанты прошли специальное обучение, получили удостоверения, и работают до сих пор. Теперь у нас три основных направления: к телефону доверия и лекциям о вредных привычках добавился проект «Рука помощи». К нам присоединились люди, которые хотят кормить голодных, и сейчас по субботам в районе Стройгородка разворачивается кухня, и несчастные люди, по разным причинам попавшие в трудную ситуацию, получают горячее питание.

Кроме того, мы много сотрудничаем с другими общественными организациями как волонтеры. То помогаем искать пропавших людей, то деньги кому-то собираем. И о новых проектах постоянно думаю.

- А ваша клиниговая компания тоже следствие вашего мировоззрения?

- Пожалуй, что так. Чистотой я давно озабочен. Еду за рулем, и если вижу, как водители мусор выбрасывают из окон, нередко подбираю его, догоняю, возвращаю. Люди по-разному реагируют – кто-то материт, кто-то соглашается, кто-то даже благодарит. Приятно, когда вокруг порядок. Кстати, наша компания так и называется: «Порядок».

Основал ее мой знакомый, а я купил у него. Начинали с химчистки ковров, потом добавили уборку квартир, офисов, домов, устранение неприятных запахов по новой технологии в квартире, машине. Каждый год стараемся добавлять что-то новое. По возможности ездим в Москву на выставки, изучаем новинки клининга.

- Слышала, что у вас работают аборигены Камчатки. Почему такой выбор? Многие предприниматели не рискуют давать им работу, опасаясь недисциплинированности, безответственности.

- У меня действительно работают коряки, и я ими доволен. У всех есть свои минусы, но в своих сотрудниках я вижу больше хорошего, и они не подводят. Мне нравится, что в них крепко уважение к старшим, много искренности, меньше лукавства, если он возмущен, он так и скажет прямо. Они дети природы, и я считаю, что это скорее плюс, а не минус.

Аборигены Камчатки это очень интересные народы, у них можно многому поучиться, учитывая, что здесь мы живем в их природной среде. И грустно, что сейчас в городах Камчатки мало знают о коренных народах и даже не замечают, что они живут с нами бок о бок. В коряках видят китайцев, киргизов, в общественных местах говорят: «Понаехали! Возвращайтесь в свой Китай!», хотя это мы «понаехали» на землю их предков. И, к большому сожалению, народы севера становятся все более малочисленными, их уже пора переименовать в исчезающие. Коряков во всем мире осталось чуть больше шести тысяч человек – это исчезающий народ. А на севере – и суицид, и пьянство, и токсикомания. Со школьниками разговариваю – кто собирается учиться дальше, говорят о своем селе, что никогда не вернутся «в эту богом забытую дыру». Так что я рад, что хотя бы нескольким аборигенам даю работу и возможность содержать семью.

- Не знаю, часто ли можно встретить мужчину, который увлекается тяжелой атлетикой, играет на гитаре, прекрасно поет и пишет стихи, но вы – как раз такой. Подарите стихотворение нашим читателям?

- Ну, если вы просите, конечно:

Просветление

Я пролечу сквозь страхи темной ночи,

Навстречу исполину света – Солнцу,

И возвращусь назад, уставший, что нет мочи,

Но просветленный, переплавленный, как бронза.

Кто прежде знал меня, уж не узнают,

Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.

Домашние меня не понимают, -

Им не понять свободы никогда.

Кто жил всегда по распорядку зоопарка,

Тем не понять той дикой красоты лесов,

И счастья миг на краю водопада,

И чаек крик, и шум раздутых парусов...

Беседовала Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива Вахтанга СУЛАВЫ

14 июля 2017 г.

  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.
  • Кто проходил сквозь свет, менялся навсегда.

Поделиться новостью

Обсуждения новости

✎ Написать комментарий

Гуру физкультуры Всея Камчатки Леониду Копаневу - 90

28.06.2023
17870
Гуру физкультуры Всея Камчатки Леониду Копаневу - 90

До сих пор мы встречаемся на футболе и, глядя на него, я всегда невольно задаюсь вопросом: «Где же этот предел человеческих возможностей, и в чём секрет небывалой бодрости, фантастической работоспособности и долголетия этого чудо-богатыря?». Сегодня, 28 июня, почётному физкультурнику Всея Камчатки, футбольному судье республиканской категории, отличнику физической культуры и спорта Леониду Васильевичу Копаневу исполняется 90 лет!

Он родился 28 июня 1933 года недалеко от кожевенного комбината имени III Коминтерна в деревне, что располагалась в пригороде Кирова (город Вятка до 1934 года). С детства мечтал быть моряком, поэтому и попал на Камчатку. Но судьба в корне изменила всю его жизнь, придав ей спортивный привкус, спортивный азарт, спортивную стойкость и спортивное долголетие. Каждое утро он привычно начинает с зарядки, дыхательной гимнастики и веры в добрые новости очередного дня своей жизни.

Один из патриархов камчатского спорта и сейчас продолжает трудиться во благо развития физкультуры в Петропавловске-Камчатском, имея за плечами 66 лет трудового стажа. И это не предел… Он воспитал и продолжает воспитывать поколения здоровой и физически крепкой молодёжи. Строгий, но справедливый физрук с богатым жизненным опытом, горячо любящий своё педагогическое ремесло. Словно о таких, как Леонид Васильевич, однажды и написал Александр Блок: «И вечный бой! Покой нам только снится...».

Историк по образованию, окончив в середине 60-х камчатский филиал Хабаровского педагогического института, он работал в профессии всего один год. И снова вернулся в спорт, но уже как педагог, занимаясь подготовкой молодёжи в среднем и высшем мореходном училище, далее в Рыбопромышленном, а ныне в Политехническом техникуме. Он успел принести немало пользы, трудясь на посту председателя Горспорткомитета, 25 лет успешно возглавлял Федерацию футбола Камчатки, внеся огромный вклад в развитие взрослого и детского футбола в регионе.

Камчатский гуру физкультуры привил любовь к занятиям спортом тысячам своих воспитанников, которые успешно выступали на городских, областных, краевых, зональных и республиканских соревнованиях по многим видам спорта. Сегодня Леонид Копанев носит гордое звание «Ветеран спорта России». Но своим главным достижением в жизни считает родную семью. А теперь, что такое дожить до 90 лет семейному человеку по «системе Копанева»: это две дочери, один внук, три внучки, одна правнучка, два правнука, а также зяти и невестки. Впрочем, обо всём по порядку расскажет сам юбиляр.

-Леонид Васильевич, как судьба привела вас на Камчатку?

- Я с детства мечтал быть моряком. Как сейчас помню, мне мама сшила белый китель с якорями и пуговицами, с нашивками, и я всегда в нём гарцевал перед гостями, когда они собирались у нас на какие-то праздники. Повзрослев, я тоже мечтал о море, пытался петь морские песни, такие как «Раскинулось море широко», подражая Утёсову и так далее. С детства как-то засела у меня в голове мысль о море, хотя моря я не видел. После окончания семилетки в школе рабочей молодёжи я продолжал трудиться на родном кожевенном комбинате, параллельно занимаясь футболом, хоккеем с мячом и лыжными гонками. Подавал заявки на поступление в мореходные училища городов нашей страны, но, по разным причинам, получал отказы. А мой путь на Камчатку начался с города Херсона, куда в мореходку приехал представитель Министерства рыбного хозяйства страны по фамилии Абрамович, который набирал курсантов в мореходную школу Петропавловска-Камчатского.

Я с боями сдал вступительные экзамены, и в составе шестидесяти счастливчиков отправился в Москву, откуда на поезде добирался через весь Советский Союз во Владивосток. Далее на пароходе «Сибирь» через ещё шесть суток морского путешествия я попал на Камчатку. Город нас встретил непогодой, слякотью и первая мысль, которая тогда у меня возникла: «Куда я попал?». Здесь мои первые морские университеты начались с изучения такелажа на бригантине «Штурман» и первого морского похода в залив Корфа, чтобы «оморячиваться». С тех пор и никогда я не болел морской болезнью. Отучившись три года, я получил специальность - механик третьего разряда, штурман малого плавания.

-В какой момент окончательно поняли, что связали свою жизнь с физкультурой и спортом?

- Это пришло со временем. Я мечтал получить высшее образование по своей специальности. Но мореходная школа не давала аттестата о среднем образовании. И мне пришлось доучиваться в школе рабочей молодёжи. Поэтому в море ходить я пока не мог, но продолжал работать матросом на стоящем в порту Петропавловска «Штурмане». А в мореходной школе я проявил себя как спортсмен, как общественник, и мне предложили должность работника в городском комитете комсомола. Там кроме основных обязанностей у меня был и спорт, и художественная самодеятельность. Даже участвовал в сценической постановке драмы Лермонтова «Маскарад». Какая у нас была самодеятельность, какие были вечера! Какие девчонки приходили! Кстати, билеты на танцы и спектакли выдавались только лучшим курсантам. Ну, а за родную мореходку я бегал на лыжах, играл в футбол и в хоккей с мячом. Когда окончил ШРМ, то задал себе вопрос: «Что делать дальше?» Мою мечту быть моряком пересилило желание работать с ребятами, заниматься спортом и общественной работой. И мне предложили должность заведующего оборонно-спортивным отделом Обкома комсомола.

-Руководящая спортивная работа всегда приносила удовлетворение?

- Всё зависело от обстоятельств и от ситуаций. В оборонно-спортивном отделе я занимался в основном снабжением районов спортивным инвентарём, участвовал в организации спортивных массовых мероприятий. Но бумажная часть этой работы мне настолько надоела, что я с удовольствием принял предложение Гриши Вайнеса, который тогда был председателем городского спорткомитета. Он так хотел сбежать с этой должности, что сказал: «Васильевич, давай займи моё место!» И что-то меня подвигло на это. Всё лучше, чем сидеть перебирать бумаги и ездить по разным торговым организациям. И я пошёл работать председателем городского комитета физкультуры и спорта. И с какими людьми я тут работал! За туризм у меня отвечал Владимир Иванович Семёнов (с 1990 года - Почётный житель Петропавловска-Камчатского), Кожемякин отвечал за школьный спорт и так далее. Все были общественники и работали на совесть! И вот я без всякого официального штата работников у себя в комитете организовывал «Эстафету мира», те же соревнования по лёгкой атлетике для школьников на сопке Любви. Мы всё делали сами - всё таскали на своём горбу, флаги, плакаты, украшения, сами занимались разметкой. Ведь тогда как такового стадиона в городе ещё не было. Зимой проводили соревнования на Култучном озере, там же проходила церемония награждения. Вот так началась моя активная спортивная общественная работа.

-Наверняка футбол и хоккей занимают отдельное почётное место в вашей биографии?

- Футболом я начал заниматься ещё в Кирове. На Камчатке уже играл и в хоккей, и в футбол за мореходку, за команду ДСО «Пищевик». Первую хоккейную площадку, помню, мы залили в центре за техникумом возле кочегарки на месте волейбольной площадки. Сами трамбовали снег, таскали воду из кочегарки для заливки льда. Сами сварили ворота, играли шесть на шесть в хоккей с мячом длиннющими клюшками. И это были первые хоккейные матчи на Камчатке. Вообще я всегда совмещал работу и увлечения. В начале шестидесятых мне предложили должность председателя областного спорткомитета. Я в это же время как раз начинал судить матчи первенства СССР класса Б. Зная, что мне опять предстоит заниматься бумажной волокитой, я хотел отказаться. Хоть я партийный, но всё же попросил дать время мне подумать. Думаю до сих пор... Тогда, кстати, предложил руководству Камчатской области вместо себя кандидатуру Юрия Ронжина, который уже имел опыт работы в городском спорткомитете. И меня услышали. Так я ушёл от этого предложения. После окончания института я год преподавал историю. Но освободилась должность преподавателя физвоспитания в камчатском мореходном училище, куда меня позвали работать, и где я трудился почти тридцать лет.

-Есть ли отличие в отношении местных властей к развитию спорта на Камчатке в советские времена и сейчас? Кто более эффективен?

- Конечно, более эффективной была работа советских партийных организаций. Правда, и там были казусы. Например, помню, мне рассказывали анекдот про одного чиновника, который при подготовке региональных сборных команд к зональному первенству перепутал хоккеистов с лыжниками. Но это говорит об интеллекте отдельно взятого человека. А вообще отношение людей в руководстве регионом было ответственным, и они серьёзно занимались вопросами развития спорта на Камчатке. Что вы хотели, если у нас вопросами развития футбола занимались даже на заседании бюро обкома партии. Вот они реально этим занимались и реально помогали. И это была система, где всегда строго спрашивали с руководителей профильных организаций за развитие того или иного вида спорта. Они этим интересовались. Когда строили в 1959 году наш первый стадион в центре города, там к восьми утра регулярно на выездные совещания собирались все партийные боссы. И это при том, что стройка стадиона была народной, ими на месте решались вопросы о помощи в поставке стройматериалов. Я тебе честно говорю, если бы не партия, то тогда бы мы ничего из спортивных объектов не построили.

-Я слышал очень много добрых слов от наших старожилов о первом секретаре Камчатского областного комитета КПСС Дмитрии Ивановиче Качине. Он очень много сделал, в том числе, и для развития камчатского спорта. Вы согласны?

- Дмитрий Иванович отличный человек и руководитель был отличный. Он много никогда не говорил, он много делал. Во многом велика его заслуга и в формировании в начале 70-х нашей футбольной команды «Вулкан». Я как раз в те годы судил первенство Союза в классе Б, а потом в А. Помню до отказа набитый наш домашний стадион, как люди стремились попасть на него в эпоху взлёта «Вулкана», становившегося призёром зональных соревнований и шедшего на повышение ещё до победы в Кубке РСФСР 1973 года. Атмосфера на стадионе у нас царила необыкновенная. И вот сейчас я вновь это почувствовал, когда начались игры молодых камчатских футболистов в ЮФЛ, я захожу в раздевалку и ощущаю атмосферу игр того первенства Союза. Единственное, чего не чувствую, так это запаха травы, потому что она у нас на газоне теперь искусственная.

-Чем вам особенно запомнился камчатский спорт советской эпохи?

- Тогда действительно был всенародный интерес к спорту и особенно к футболу. Помню, лежу в Сочи на пляже, ко мне подходит какой-то человек в кепке и спрашивает, мол, Леонид Васильевич, как там наши на Камчатке сыграли. Я-то примерно был в курсе, мне сообщали. Вот это было единение людей вокруг спорта! То же самое происходило на волейбольных матчах «Домостроителя». Трибуны всегда были битком. А сейчас пришли печальные в этом плане времена. Каждый сидит в своей норе и думает только о деньгах.

-Современная спортивная молодёжь отличается от поколения физкультурников вашей молодости?

- Как небо и земля. Хотя условия тренировок, экипировка спортсменов сейчас несравнимо высока в отличие от нашей эпохой. Наше поколение - это дети войны, многие были обездоленные, потерявшие родителей. Мы сами себе подшивали бутсы, сами клепали шипы, подгоняли простые ботинки под лыжный вариант и так далее. Сейчас всё это есть в большом количестве в продаже. И это хорошо. Но современные юноши не хотят этим заниматься. Современный студент, как правило, кроме зарабатывания денег больше ни о чём не думает. Образование и физвоспитание для него как побочный эффект. И это всё идёт из воспитания в семье, в детском саду и в школе. Вот вам пример, сейчас ввели даже в детских садах должность руководителя физвоспитания. Но толку нет. Ко мне всё больше теперь на занятия приходят парни и девчонки, которые не умеют ни ходить, ни прыгать, а уж о работе с мячом я промолчу. Фактически всё изучаем с чистого листа. Если раньше у меня на отделении был максимум 1-2 студента, освобождённых от занятий физкультурой, то сейчас таких по 5-7 человек. Мы к чему и куда идём такими темпами? Во времена СССР был культ спорта и здоровья. Занимались с утра до вечера, готовили школьные команды на уровне города и области, проводились школьные спартакиады.

-Чего не хватает сегодня для полноценного развития физической культуры и спорта на Камчатке?

- Спортивного воспитания в семье не хватает. Чтобы это было массовым явлением. Массовой должна быть и тяга к получению знаний и образования. Учить не хочешь, предмет знать не хочешь - получи двойку, иди, учи и исправляй материал. Вот пример с моим правнуком, он учится в пятом классе. Жена внука была на собрании сына и классный руководитель ей рассказала, что заниматься теперь просто невозможно. Приходит бабушка, дедушка, отец, мать и за горло берут: «А чего вы поставили ребёнку двойку?». В нашу бытность такое мы и представить не могли. Проштрафился, получил подзатыльник и помалкивал, занимался исправлением «неуда». А сейчас провинившиеся взяли за привычку качать свои права... Права теперь без ограничений имеет и ребёнок, и родитель, а вот с обязанностями какая-то проблема!

-Физкультурник Копанев вчера и сегодня. В чём основные отличия? Зарядку делаете?

- Конечно, есть отличия. Сейчас я уже на своём примере не могу показать ученикам то, что мог показать в былые годы. Но зарядку делаю каждый день. Ну, с пацанами пытаюсь дёргаться, но как дёргаться, если палец вывернут в другую сторону. Долгие годы, тем более, сейчас, согнуть его не могу. Это всё физкультура, так сказать... А так, дыхательной гимнастикой я каждое утро занимаюсь, отжимаюсь. А на даче полдня на четвереньках поползаю на грядке, тоже своего рода физкультура.

-Футбольный судья Копанев, какой он?

- Я ни разу не взял мзду за всю свою судейскую карьеру. А предложения на первенстве Советского Союза были и не раз. Приходилось иногда брать игру под жёсткий контроль. Я уже не помню, какой это был год, матч в Благовещенске. Играла местная команда против «СКА-Хабаровск». Игра была очень тяжёлая, стык на стыке, столкновение за столкновением. Я провёл на свистках весь первый тайм. В перерыве вызываю к себе главных зачинщиков конфликтов в первом тайме и говорю: «Ребята, прекращайте! Зачем превращаете игру в бойню? Пока держал игру на свистках, но теперь буду выгонять с поля!». А там полные трибуны, народ болеет, все орут, очень сложно судить было. Но игру удалось обуздать. Я и сейчас иногда выхожу судить на поле, но, как и прежде, я не позволяю игрокам грубить, нарушать правила и не плавлю игру, превращая футбол в бойню. Вообще, судья на поле всегда как будто находится между Сциллой и Харибдой. Но эта работа мне до сих пор нравится.

-Я буду прав, сказав, что ваша семья - это ваш тыл, а ваша супруга была не просто женой, а надёжной опорой и соратником?

- Я всю свою сознательную жизнь провёл на хоккейной площадке и футбольном поле, на судейских семинарах, на зональных соревнованиях в разных городах страны - Хабаровск, Благовещенск, Чита и так далее. Бывало, что выезжали с командами надолго, проводил в командировках по полтора месяца. И моя супруга на склоне лет сказала: «Лёня, я подсчитала, что мы с тобой вместе жили где-то половину срока из всех наших прожитых лет». А мы прожили вместе почти 61 год. И всё это спорт, футбол и хоккей! Конечно, ей тяжело было со мной. Каждую весну сборы - то Владивосток, то Фергана, то Сочи. С возрастом мне становилось всё труднее. И всегда Анюта ждала меня дома, встречала и поддерживала, как могла. Я перед своей женой преклоняюсь. Больше о ней нужно говорить. Ведь она берегла семью. Она была сирота, она никогда не курила, не брала в руку рюмку, а думала только о детях и обо мне. Я ей благодарен за то, что она мне позволила заниматься тем, что мне интересно. А мне всегда интересно встречаться с людьми. Вот как с тобой сейчас. Я познаю человека, его интересы, и так мы подпитываем жизненной энергией друг друга.

-Откуда черпаете силы для работы, не появляется ли желание уйти на заслуженный отдых?

- Я думаю, что если брошу работать, то быстрее «сыграю в ящик». Исходя из этого, я всё ещё тружусь. А потом, у меня ещё интерес к ребятам есть. Я на каждом уроке им пытаюсь что-то доказывать. Хотя понимаю, что доказывать им что-то сложно и почти невозможно. Но я хочу показать парням и девчатам, что мне небезразлично их физическое состояние. А физкультура и выполнение определённых нормативов должны быть на самом достойном уровне, как в детских садах, так и в школах, техникумах и вузах. Наша молодёжь обязана быть сильной и здоровой! А дорога к здоровью начинается с воспитания в семье.

Беседовал Дмитрий ПЮККЕ, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из личного архива Леонида КОПАНЕВА, Евгения КОРОЛЕВА и Всеволода ГНЕЗДО

28 июня 2023 г.

Алексей Тищенко: «Всё в порядке, но всегда есть над чем работать»

02.03.2023
14042
Алексей Тищенко: «Всё в порядке, но всегда есть над чем работать»

Посетив Камчатку, двукратный Олимпийский чемпион по боксу поделился впечатлениями о полуострове, о развитии бокса в регионе, олимпийском триумфе в Афинах и Пекине.

Уроженец Омска начал своё путешествие в мир бокса с 1993 года в Рубцовске, где делал свои первые шаги, изучая азбуку популярного в мире вида единоборств под руководством своего отца. А ровно через 10 лет он выиграл свой первый чемпионат страны. Так начался путь к большим победам Заслуженного мастера спорта России, двукратного Олимпийского чемпиона (2004, 2008 года), чемпиона мира и Европы Алексея Тищенко.

В российских СМИ его однажды назвали «золотым мальчиком российского бокса». И это не случайно. После победы на чемпионате Европы 2006 года Алексей Тищенко вошёл в число бойцов, которые являются обладателями неофициального «Большого шлема» в любительском боксе. Ранее это удалось лишь десяти боксёрам, которые побеждали на Олимпийских играх, на чемпионате мира и на чемпионате Европы.

После завершения спортивной карьеры Тищенко не расстался с боксом. С 2016 года в Омске он возглавил названный в его честь Центр спортивной подготовки. Кроме того, Алексей Викторович посещает российские регионы, проводит открытые тренировки и мастер-классы для молодых боксёров. В конце февраля по приглашению Камчатской Федерации бокса Тищенко вместе с чемпионом мира Андреем Гоголевым посетили полуостров, где двукратый олимпионик побеседовал с корреспондентом «Камчатка-Информ»:

Алексей, какая олимпийская победа стала самой запоминающейся и самой трудной – в Афинах в 2004 или в Пекине в 2008 году?

- Каждая победа по-своему трудная и приятная. Сложно выделить какую-то одну. Первый раз когда выигрываешь Олимпиаду – это новые ощущения, новые эмоции. Первая победа в Афинах у меня была в достаточно раннем возрасте, я стал самым молодым Олимпийским чемпионом в истории советского и российского бокса. По этому показателю обошёл на три месяца Вячеслава Лемешева и это была моя первая крупная победа во взрослом боксе. Тогда были незабываемые и яркие эмоции, потому что этот турнир для меня складывался очень сложно. Когда через четыре года вновь выиграл Олимпиаду тоже было сложно, но как-то более понятно, более уверенно и не так напряжённо в ринге. Но эмоционально вторая Олимпиада далась намного сложнее, когда понимаешь к чему ты идёшь и что можешь потерять. Один раз побывав в этой шкуре настроиться чисто психологически и эмоционально намного сложнее.

Есть ли трудности в поиске мотивации когда защищаешь титул Олимпийского чемпиона?

- Меньше мотивации, наверное, нет. Просто все остальные соперники на тебя как-то персонально настраиваются иначе: следят, изучают, анализируют. Они выходят против тебя на ринг по-особенному заряженными. Вот в этом и есть определённые сложности, которые ты должен преодолеть с ещё большей мотивацией на успех, чем у соперников. А она здесь только в одном – защитить титул всегда сложнее и ты обязан остаться на занятой вершине.

Возникает желание поделиться накопленным опытом с молодёжью и с головой окунуться в тренерскую работу?

- Активную тренерскую деятельность не веду. Больше себя вижу до сих пор в роли функционера и организатора процессов. В Омске проходят соревнования моего имени, проведением которых я занимаюсь. Да и в Омской Федерации бокса один из руководящих постов занимаю, где стараемся развивать наш любимый вид спорта. Так что без работы не остаюсь. Прямой тренерской работой не занимаюсь, но часто провожу для ребят открытые тренировки в разных регионах страны, в беседах делюсь опытом из личной спортивной биографии. Был у меня небольшой тренерский опыт, когда по приглашению ездил в Китай, где работал с профессиональными боксёрами. В общем, иногда во мне тренер просыпается, но ненадолго.

Почему не продолжили карьеру на профессиональном ринге?

- Ну… так сложилась судьба. Были предложения перейти в профи ещё когда я активно боксировал и было уже олимпийское золото. Но меня тогда интересовали выступления за Россию на всех уровнях в составе сборной страны. А потом уже тема профессиональной карьеры на ринге не интересовала. Один выставочный четырёхраундовый бой против боксёра из Венесуэлы провёл и всё. Чего хотел достичь в любительском боксе – я достиг. Этого достаточно. Теперь масса других дел.

Периодически бываете в разных регионах страны и можете сравнить уровень спортсменов и уровень работы местных федераций. Какое первое впечатление оставляет развитие камчатского бокса?

- Всё в порядке, но всегда есть над чем работать. Видно, что есть желание трудиться и развиваться у ребят и тренеров, есть вектор направления работы у руководства Федерации. Я так понимаю, что отдалённость Камчатки и сложности выездов боксёров на турниры по России мешают развиваться боксу на Камчатке. Без частой турнирной практики на всероссийском уровне трудно развиваться боксу в отдельно взятом регионе. Поэтому есть много вопросов к технике и тактике ведения боя. Но, я думаю, что всё поправимо. Главное, чтобы стремление и желание у самих спортсменов было. Знаю, что даже в таких обстоятельствах, хоть и с трудом, но здесь готовят хороших боксёров, готовят мастеров спорта.

Вот уже год мы живём без международных турниров. В современных условиях, когда российскому спорту западный мир устроил блокаду, как сохранить на плаву отечественный бокс?

- Наверное, тут выход пока один - соревноваться в привычном турнирном режиме внутри страны. Чаще встречаться с белорусскими боксёрами. И всё же нужно стараться выезжать в другие страны с учётом того, что при Умаре Кремлёве на посту президента Международной федерации любительского бокса мы имеем допуск к международным турнирам. Вот, недавно наши мужская и женская сборные успешно выступили на международном турнире в Марокко под своим флагом и гимном. И совсем скоро наши девушки отправятся на чемпионат мира в Дели, а мужчины в мае поедут на чемпионат мира в Ташкент. Знаю, что из-за этого некоторые страны планируют отказаться от участия в мировых чемпионатах, но это не должно быть нашей проблемой.

Какое впечатление у Вас оставила Камчатка?

- Лично у меня замечательные впечатления. Мне на Камчатке как-то спокойно и уютно. Очень понравилась и природа, и люди. У вас такое место, которое оставляет желание вернуться сюда ещё раз. А Камчатской Федерации бокса и её воспитанникам пожелаю новых побед. Они движутся в правильном направлении!

Беседовал Дмитрий Пюкке, спортивный обозреватель РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 45 След.