Главная    Дело мастера    Николай Бушнев: Камчатка будит любопытство

Николай Бушнев: Камчатка будит любопытство

06 Октября 2017 22:54
Николай Бушнев: Камчатка будит любопытство
Николай Бушнев: Камчатка будит любопытство

Имя писателя Николая Бушнева малоизвестно широкой камчатской читательской аудитории. Его литературный взлёт совпал с отъездом на материк, поэтому выход одного из лучших художественных исторических романов о Камчатке «Ясак и пашня» на новой малой родине – в Адыгее – не оставил большого следа среди камчатцев. Небольшое количество книг, которые потом прислал писатель на полуостров, чтобы подарить своим близким и друзьям, раздать в библиотеки посёлков, где ему приходилось работать, растеклось в неизвестных направлениях, и лишь крохотная их часть пришла к рядовому читателю. Такая же история случилась и со второй книгой Бушнева «Нести свой крест».

Недавно Николай Леонидович вновь приехал на Камчатку. Он привез сюда не только свои книги, но и принял активное участие в рабочем открытии просветительского центра «Страна рыбы и рыбоедов». И это стало поводом узнать больше о Николае Бушневе и его творчестве.

Наша справка:

Николай Леонидович Бушнев родился 2 мая 1944 г. в Казахстане. Окончил Сибирский технологический институт, специальность - инженер водного транспорта леса. На Камчатке работал с 1967 по 1993 г.г. После переехал в Адыгею. Там он сегодня известен как основатель «Парка Фантазий». Этот парк, богатый вековыми деревьями и редкими растениями, стал обиталищем более ста изваяний из дикого камня и дерева. Фигуры и образы созданы самой природой или чуть подправлены резцом Николая Леонидовича. Представленные экспонаты сопровождены стихами, сказками, шутками. Специально для камчатского просветительского центра «Страны рыбы и рыбоедов» Николай Леонидович привёз ряд своих работ, которые останутся на полуострове. Здесь же, в центре, можно познакомиться и с книгами Бушнева. Подробнее – на http://fishkamchatka.ru/.

О чём романы Николая Бушнева

«Ясак и пашня» - в книге воссоздаются образы несправедливо забытых, обойдённых признанием Родины личностей, значимых в истории освоения Камчатки и Дальнего Востока. Таких как Михайло Гвоздев, Иван Федоров, побывавших у берегов Аляски на 9 лет раньше экспедиции Витуса Беринга.

«Нести свой крест» - в основе романа реальные события XVIII века, периода, когда открытие и завоевание новых территорий Сибири и Дальнего Востока превращалось в хозяйственное освоение новых «землиц». Прототипы героев романа - это реально существовавшие люди того времени: Емельян Басов, Евтихий Санников, Афанасий Шестаков, Иван Козыревский, Петр Колокольников, Архимандрит Феофилакт; ссыльные Алексей Шубин, Григорий Скорняков-Писарев; купцы Никифор Трапезников и Серебрянников; мореплаватели Витус Беринг, Алексей Чириков, мореход Неводчиков и др.

Почему инженер лесного хозяйства стал писать романы? Что подвигло его заняться изучением истории Камчатки? Об этом рассказывает сам Николай Бушнев.

О случайности

Я до сих пор не знаю – почему и как решился на написание романа. К этому шёл неосознанно. Ведь прежде 38 лет просто жил активной трудовой жизнью любителя истории. Но чем больше узнаешь, тем больше возникает вопросов, на которые хочется найти ответ. И опять ищешь, смотришь, изучаешь. В конце концов, создается критическая масса познаний и она заставляет браться за перо, чтобы поделиться своим видением событий, о которых хочется поведать.

Случайность ли движет человеком или судьба – трудно понять. Но с высоты своих прожитых лет видишь, что какие-то случайности в значительной мере определяют ход твой жизни.

Вот, к примеру, случайно ли в 16 лет с юга страны я убежал в Сибирь? Добрые люди помогли там окончить школу. Потом, уже в Красноярске, окончил институт, а при распределении выбрал самую дальнюю точку на карте – Камчатку. А тут «Камчатлес» послал работать на дальнее своё предприятие – в Усть-Камчатск, на лесоперевалочную базу. И началось познание. Тундра, океан, туманы, пурга, нерпы, чавыча, нартовые упряжки… Одни эти слова вызывают особые чувства у человека, далёкого от Камчатки, будоражат впечатления и будят любопытство.

Случайность ли привела меня к старой заброшенной церкви бывшего селения Нижне-Камчатск? Я организовал энтузиастов собрать там брошенные железные бочки, чтобы справить их для устройства наплавных бонов в усть-камчатском сплаврейде. После расформирования войсковой части бочек осталось там множество...

Старая рубленая церковь в заброшенном селении сразу поразила меня своей, как мне казалось тогда, жалкой беззащитностью. Ведь рядом стояли обуглевшие останки жилища, а неподалёку развалины бывшей аптеки. В уцелевших двух домах жили две семьи камчадалов. Там-то, от старика-камчадала, я узнал, что церковь очень старая, около двухсот лет стоит. Также он рассказал, что когда советская власть решила закрыть церковь, люди там собрали всю утварь и иконы. Всё это на нартах вывезли из селения, а куда – неведомо. И я как-то по-другому посмотрел на церковь, подумав: видимо, кто-то или что-то хранит её. Вокруг такой разор и пожоги, а церковь высится одиноко, как бы взывая к людской памяти…

В 1969 году мне попалась книга Степана Петровича Крашенинникова «Описание земли Камчатки». Она и сподвигла меня организовать лыжный переход по маршруту знаменитого исследователя. Правда, приурочили этот поход к 100-летию рождения Ленина. И мы прошли зимой по бездорожью 1000 км, пообморозились, стёрли по три пары лыж деревянных. Но прошли. В своих записках о походе я, конечно же, писал и о Нижне-Камчатской церкви. Нашу экспедицию освещала газета «Камчатская правда»…

А в это время подросток Сергей Вахрин оканчивал 10-й класс в Усть-Камчатске и не ведал, что именно ему выпадет на долю восстановление старинной церкви Успения Божьей Матери в Нижне-Камчатске. Тогда мы жили рядом, но ещё не были знакомы - наше знакомство случилось только в 1981 году, когда Сергей уже плотно занимался историей Камчатки. И ему удалось продвинуть идею восстановления церкви не только на областной, но и на всесоюзный уровень. Добившись, так сказать, всеобщего одобрения, мы приступили к делу. Прямая заслуга Вахрина – он сорганизовал благословение этих работ Гавриилом, епископом Хабаровским и Владивостокским Московского Патриархата Русской Православной Церкви. А на освящение церкви Успения прибыл иеромонах Иннокентий, праправнук Святителя Иннокентия – митрополита Московского, апостола Сибири и Америки…

Случайно ли в 1978 году мой друг Володя Макаров, рыбак из бригады сплавлявшей свои сети на тонях у Нижнее-Камчатска и Черного Яра, подарил мне несколько старинных монет, найденных на отмелях речушки Радуги (Орат)? У устья этой речки и располагался Нижнее-Камчатский острог. Среди монет две выделялись явными признаками подделки. Почти через 10 лет в архивах нашлось подтверждение, что и Емельян Басов, герой моего романа, был вынужден заниматься изготовлением фальшивых монет. А вторая монета, более позднего периода, навела на мысль, что во время Российско-Американской компании, когда Нижне-Камчатск был в расцвете, изготовление фальшивых монет и вовсе имело место быть. Ведь купцы – люди предприимчивые…

О труде

За 15 лет работы над своими романами мне пришлось перелопатить массу архивных данных, исторических очерков о Камчатке и Дальнем Востоке, научно-исторических трудов Крашенинникова, Стеллера, научно-исследовательских работ Б. Полевого, А. Сгибнева, С. Окуня, Н. Слюнина и других. Моя любовь к истории и любознательность сподвигли меня к походам и путешествиям по Камчатке и Сибири. Восходил на вулканы, побывал на многих озёрах полуострова, в заброшенных старых селениях. Посетил Командоры, бухты Беринга и Буян. Своими глазами увидел лежбища котиков, сивучей и каланов, птичьи базары топорков и кайр, скелеты выброшенных на берег китов. Разве такое не взбудоражит чувство познания? Конечно же, всё это пригодилось мне при создании романов «Ясак и пашня» и «Нести свой крест».

Кстати, при написании второго романа я предпринял поход по маршруту экспедиции 1728 года Ивана Козыревского и сержанта Емельяна Басова. Они исследовали выход реки Лена в Ледовитый океан, отправившись из Якутска до её устья. А мне удалось пройти на плоту от верховий Лены (п. Витим)) до порта Тикси – это почти 3 тысячи километров по реке – с посещением развалин первого якутского острога конца 17 века.

Всё увиденное и испытанное в походах явилось огромным подспорьем в описании мест событий и помогало вживаться в образы героев моих романов. Кстати, в архивных документах, в описаниях и исследованиях встречаются фамилии и имена живших в то время служивых, казаков, крестьян-переселенцев, местных жителей, тогда считавшихся инородцами. И в моих романах прописаны около 80 русских фамилий и свыше 20 имен инородцев - они не вымышленные.

А сегодня уже Сергей Вахрин занят огромным по значимости для Камчатки, и её коренных жителей в частности, трудом о камчатских фамилиях. Я рад, что мои романы хоть каким-то боком приближаются к этой монументальной работе. И это не высокопарные слова. Поищите в 80 с лишним регионах России да и во всем мире что-то подобное – по идее и теме единения родов, народов, а значит, государства. Ведь любому человеку важно чувствовать свою сопричастность к истории и текущей жизни своей Родины. Так уж устроено. Кстати, Вахрин разыскал потомков одного из героев романа «Нести свой крест», бывшего прапорщика лейб-гвардии Семёновского полка Алексея Шубина. Это его - за взаимную любовь к дочери Петра Первого Елизавете - сослали на Камчатку с повелением женить на инородке, «дабы жил их образом», а не в русских острогах, и под страхом отрезания языка не озвучивал свои настоящие имя и фамилию. Сколько же труда в поисках, переписках, поездках, встречах положено Вахриным лишь на одну эту фамилию! Убежден, потомки будут удивляться его деятельной работоспособностью на благо своей малой родины – Камчатки.

О жизни

>В создании моих романов поучаствовала и общественность. В 1988 году рукопись «Ясак и пашня», чтобы узнать мнение читателей, я отдал в школу села Коряки. Там в то время был сильный литературный кружок под руководством учителя Надежды Васильевны Халоймовой. А потом состоялась встреча с обсуждением - и мои первые читатели очень попросили оставить героиню романа Наустичь живой (по сюжету она погибала). Учитывая эти пожелания, камчадалка Наустичь продолжила свое существование…

P.S.: Встретиться с писателем можно в просветительском центре «Страна рыбы и рыбоедов» 7, 8 и 14 октября. Телефон для справок - 8914-999-2865.

Это интересно

В романах Николая Бушнева больше внимания уделено Нижне-Камчатскому острогу и близлежащим к нему местам. В описываемые времена Нижне-Камчатск превращался в столицу Камчатки, т.к. российские купцы отсюда начали промышленное освоение Аляски. Но повезло в исторической славе и Верхне-Камчатскому острогу с его окрестностями. Именно в эту местность – нынешний Мильковский район – дважды присылались награды Российской империи. Так, в 1733 году Василий Мерлин, руководитель сыскной канцелярии, прибывший расследовать причины восстания камчадалов, вручил награду тойону (главе племени) Машуринского острога Божошу - за неподдержание бунта и преданность императрице Анне Иоанновне. Тойон удостоился её портрета и именного палаша с резной ручкой. А сын Божоша Начик в знак уважения был покрещён и назван новым именем – Егором Мерлиным.

В 1852 году, путешествуя по Камчатке, Карл фон Дитмар писал: «При посещении деревни Милковой мы видели не мало очень удачных образчиков крапивного полотна, а двум девушкам даже вручили премии, присланные Санкт-Петербургским экономическим обществом. Для одной из них серьги, для другой брошь. Серьги и брошь золотые, с гранатами. К нашему удивлению обе отказались от подарков, мотивируя отказ, что украшения не вяжутся с их костюмами». В наше время Мильково славно и тем, что это родина самобытного поэта, писателя и общественного деятеля Камчатки Георгия Поротова. Всё его творчество пропитано душевной простотой и огромной любовью к своей родине. Кстати, фамилия Георгия Германовича попала на полуостров в 1718 году, вместе с казаком Иваном Поротовым…

Подготовил Борис МАКСИМОВ, для РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

6 октября 2017 г.

Фотографии:

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник