Главная    Дело мастера    Камчатские приключения: с дикой природой на «ты»


Камчатские приключения: с дикой природой на «ты»

30 Марта 2018 20:23
Камчатские приключения: с дикой природой на «ты». Фото Анастасии Ерохиной, РАИ
Фото Анастасии Ерохиной, РАИ "КАМЧАТКА-ИНФОРМ"

Из цикла «Наши люди»

Геннадий Волынец личность на Камчатке весьма известная в разных кругах. Экс-журналист, фотограф, горный гид, директор турфирмы, организующей отдых для вип-клиентов. В свободное время может как волонтёр работать в Кроноцком заповеднике или как общественный инспектор считать тюленей в Южно-Камчатском заказнике.

За что бы ни брался, он делает это хорошо. Будучи журналистом, Гек Волынец (именно так гораздо чаще называют его друзья, знакомые, и те, кто знают только понаслышке) работал собственным корреспондентом «Комсомольской правды» по Камчатке и Магадану. Его тексты и фото печатались миллионными тиражами. Но сегодня мы будем говорить в основном о туризме, причём, обращаясь к одному из лучших экспертов в этой области на «ты» – официально-прохладного «вы» Гек не приемлет.

Профессионально заниматься туризмом он стал с начала 1990-х годов, работая гидом в одной из всего четырёх тогдашних турфирм. В 1992-м завязал с журналистикой, о чём нисколько не жалеет. Развивал туризм на Командорах, дело шло вполне успешно до 7 июля 1997 года, тогда цены на авиаперевозки на Командорские острова, распугав всех клиентов, резко взмыли ввысь. Убедившись, что на Камчатке для туризма начались трудные времена, он поехал в Европу, и шесть зим преподавал азы горнолыжного спорта детям на курорте в австрийских Альпах.

Гек Волынец с семи лет проводил лето в экспедициях с отцом, вулканологом, доктором геолого-минералогических наук Олегом Волынцом (1937-1998), и первое, из своих 122-х, восхождение на Авачинский вулкан тоже совершил в семь лет. Окончив журфак МГУ, вернулся на Камчатку, расставаться с которой не намерен и по сей день. Просто потому, что он из тех, кому важно, проснувшись утром, увидеть из окна вулкан или море. И ещё, возможно, потому, что для владельца и директора успешной компании планета становится довольно маленькой, и вопрос географической удалённости Камчатки, так же, как и её сурового климата, теряет значение.

«Как я стал таким успешным»

- После неудачи «командорского» проекта и работы в Австрии ты всё-таки решился развивать туристический бизнес в непростых камчатских условиях, и всё получилось. Опыт помог или ситуация изменилась?

- Да, ситуация на Камчатке стала меняться к лучшему, и как только я понял, что здесь тоже можно заниматься тем, что я люблю и умею, я вернулся, шесть лет работал горным гидом, а с 2004 года работаю под маркой «Камчатские приключения».

На самом деле, во всех книгах и историях известных предпринимателей на тему «как я стал таким успешным» есть большой блеф. Потому что успех на девяносто процентов состоит не из заслуг и качеств этих людей, а из удачи, из умения оказаться в нужное время в нужном месте. На мой взгляд, начинающим предпринимателям полезнее было бы изучать истории не успешнейших людей мира, а, наоборот, тех, кто прогорел, потому что у них опыта во сто крат больше. Девяносто процентов любого бизнеса погибает в первые два года, из оставшихся ещё восемьдесят разоряется в течение трёх лет. Остальным просто в большей степени повезло. Поэтому положение нашей компании я себе особо в заслуги не ставлю, тут главное удержать позиции и идти вперёд, потому что кто не движется вперёд, откатывается назад.

Я открыл своё дело, когда наработал достаточный опыт как старший гид. Я – играющий тренер, при необходимости встану на место любого игрока в команде. И почти весь персонал, который у меня работает – это универсальные солдаты. Они запросто могут заменить друг друга, все умеют готовить, говорить на разных языках и некоторые умеют управлять вертолётом. В результате кропотливого отбора сложился коллектив из людей, готовых на летний сезон забывать о личной жизни и спать в сутки от силы пять часов.

- Почему, открывая своё дело, ты ограничил круг клиентов вип-уровнем?

- Просто у меня много знакомых, готовых быть только вип-клиентами. У нас достаточно много желающих побывать на Камчатке не один раз. Есть семьи, которые приезжают к нам уже четвёртый-пятый год, есть корпоративные группы, побывавшие здесь 2-3 раза, есть чиновники, которых мы обслуживаем в каждый их приезд. Это вполне благодарный и интересный сегмент. Да, иностранцев в последние годы стало меньше, но интерес россиян к Камчатке только растёт.

А вторая причина в том, что горный туризм стал слишком массовым и, вследствие громадного числа людей на вулканах, малоинтересным для меня. Я не люблю большую толпу.

О комфорте и романтике

- Не трудно ли держать планку? Со всех сторон только и слышишь, какие у нас сложности с гостиницами, инфраструктурой, транспортом...

- Да нет, нам всего хватает. С гостиницами есть некоторые проблемы, но с каждым годом становится всё лучше, с вертолётами тоже – появляются импортные машины, и мы стараемся работать на них. Ситуация с морскими прогулками намного лучше, чем раньше, появились современные суда, хорошие менеджеры, которые предлагают достойные продукты.

Персонал Кроноцкого заповедника – просто молодцы, очень хорошо работают. В диких местах на территории заповедника – Долине гейзеров, Курильском озере, всё красиво сделано, обеспечено условно комфортное проживание: отапливаемый бойлерами кемпинг, с плитами на газу, с душем, с тёплым туалетом. Так и должно быть. А благодаря борьбе с браконьерством на Курильском озере выросло не одно поколение медведей, которые уже не воспринимают человека, как объект для драки: нет пищевой конкуренции. И если человек не нарушает личное пространство зверя, то он спокойно занимается своими делами. Медведей много, все в очень хорошем состоянии, есть что показать. Причём, они поздно ложатся спать – рыбы в озере в достатке, поэтому турсезон расширился до середины 20-х чисел октября. Особенно хорош этот период для профессиональных фототуров – медведики пушистые, круглые. Красота.

Строго говоря, отсутствие инфраструктуры даже благо для Камчатки. Объекты, на которых мы работаем, малы и ранимы, и из их массового посещения китайскими туристами ничего хорошего не получится. Не нужно превращать Камчатку в Таиланд. Уже сейчас, когда в Долину гейзеров прилетают по шесть вертолётов в день, привозят 120 человек, это ужас и столпотворение. Мы стараемся прилетать во второй половине дня, когда такие «авиашоу» заканчиваются, чтобы наши клиенты могли побыть наедине с этим местом, в том числе, и с достаточно комфортной ночевкой.

Один из важных факторов, на который мы делаем упор, принимая гостей, – хорошая кухня и всевозможные камчатские деликатесы. Ведь когда человек приезжает из отпуска и встречается с друзьями, ему задают три главных вопроса: где жили, что видели и что ели? У нас всё самое вкусное, мы на это дело не скупимся, и это тоже даёт мощные впечатления от Камчатки.

- Ты упомянул про комфортные условия, бойлеры и душ. А как же экзотические ощущения от пребывания в дикой природе? Неужели «випам» совсем неинтересно рубить дрова и спать в палатках?

- Тяга к подобной романтике – полная ерунда! Випы – это дикие трудоголики, которым нужен комфортный отдых в дикой природе. Я знаю только одного человека, который каждый год погружается в палаточную «романтику» с головой, это Евгений Касперский. Он приезжает и чапает пешком по Камчатке со своей компанией, не с нами. Но он просто такой человек, все остальные – нет. И я не зря называю уровень комфорта, который мы можем обеспечить, условным. Мишленовского ресторана может не быть (достаточно, чтобы еда была очень свежей, очень камчатской и очень вкусной), но тёплый туалет быть обязан, я тоже так считаю. И когда я езжу в командировки, не связанные впрямую с работой с туристами, стараюсь наладить полноценный быт. Запас хороших продуктов, переносной душ и биотуалет беру с собой обязательно и в горные территории, и в заповедные.

- Командоры, похоже, входят в число твоих любимых мест?

- Да, мне там очень нравится. Острова, на которых нет ни одного дерева. Знаменитые командорские грибы вырастают выше карликовых берёзок и осинок, поэтому называются «надберёзовики» и «надосиновики». У этого места своеобразная красота, особенно зимой. Зимой там даже лучше, и мы почти каждый год организовываем туры. В марте самое удачное время, можно и морских зверей поснимать, каланов, тюленей, и песцы под ногами крутятся, и погода так сильно не задержит вылет, как летом. Максимум – неделю-две...

Катание на медвежьих упряжках

- Вы планируете туры в зависимости от пожеланий клиентов. Но у ваших клиентов, судя по всему, должна быть богатая фантазия. С какими экстравагантными и невыполнимыми запросами к вам обращались?

- У нас на сервере лежит отдельная папка, в которой хранится коллекция таких запросов, и в большинстве случаев всякий идиотизм пишут не клиенты, а сотрудники московских и питерских турфирм. К примеру, прошлой зимой прислали жёсткое требование для одной из экскурсий: «Катание на медвежьих упряжках, по краям два бурых, посередине белый, не менее 4 упряжек».

Пару недель назад попросили организовать тур на северный полюс – мы же рядом, паром, оказывается, ходит. «Как, вы не знаете, что у вас под носом происходит?!».

Ещё запомнилось: «Включить в программу обязательное посещение мест обитания знаменитых камчатских тигров». Мы ответили, что знаменитых камчатских тигров съели не менее знаменитые, пресловутые и печально известные камчатские медведи, а мелкие экземпляры, которым удалось спастись, одомашнились и называются сейчас кошками. Ответ почему-то не пришёл.

Потом я догадался, откуда взялись эти тигры. В начале 2000-х какая-то английская компания, чуть ли не «Би-Би-Си», выпустила хороший фотоальбом про Дальний Восток. Альбом открывался двумя фотографиями – на одной амурский тигр, на другой Ключевская сопка, а подпись была одна на обе фото: «Каждое утро знаменитые камчатские тигры выходят полюбоваться извержением Ключевского вулкана».

Профессия, превратившаяся в хобби

- Кстати, о фотографии. Камчатка – неисчерпаемый источник вдохновения для фотографов, включая и тебя самого. Как по-твоему – публикованные работы повышают интерес к полуострову?

- Я считаю, что главный пиар Камчатки делают именно фотографы и кинодокументалисты. Особенно велика заслуга двух главных фотографов страны – Игоря Петровича Шпиленка и Сергея Горшкова, которые издали много альбомов, а Игорь Петрович ещё и четыре года подряд каждый день писал в ЖЖ истории с медведями, лисами и прочей живностью.

В числе туристов на Камчатку едет много фотографов, организуются специальные фототуры, мы тоже этим занимаемся. И вместе с любителями, которые приехали «просто поснимать», бывают интересные и известные мастера. Это, на мой взгляд, намного полезнее, чем выставки в Москве и прочее, что делают официальные структуры за государственные деньги, изображая кипучую жизнь.

- А в тебе самом (окончившем фотоотделение МГУ) кто, всё-таки, «главнее» – фотограф или предприниматель?

- Если я был бы фотограф, я бы бросил всё, месяцами жил на территории заповедника и снимал зверушек. Да, такое тоже было, но тогда работа другая была, она в этом помогала. Сейчас я летом почти не снимаю, мне не до этого. Если только надолго где-то расположились, маховик запущен, я на пятый день тура начинаю на кнопку нажимать. Для этого нужны совершенно проветренные мозги, а когда занимаешься стыковкой вертолётов, клиентами, едой – реально не до того. Но на Командоры я каждый год езжу ещё и из-за этого. Голова за неделю проветривается, не проблема ползком преодолеть километр по лежбищу, чтобы сделать удачный кадр калана или тюленя. Так что фотография сейчас для меня хобби, я не участвую в выставках, уже потешил себя этим, больше неинтересно.

- И в заключение интересно узнать, где отдыхает человек, который сам является прекрасным организатором отдыха и знатоком красивейших природных мест?

- Мне очень нравится остров Бали. Его жители, в отличие от остальной мусульманской Индонезии, буддисты – живут по принципу панка: «старик, торопиться некуда, впереди вечность». Они не рассматривают каждый доллар у меня в кармане как личное оскорбление и не стараются его отнять. При этом там хороший сервис, вкусная еда, потрясающее море, пара отличных пляжей для купания... Иногда мы живём на вилле на соседнем с Бали острове Ломбок, где есть безлюдные места. Правда, первые дней десять в отпуске я просто сплю, и меня никто не трогает, а потом уже начинаю шевелиться: и понырять можно, и храмы посетить, и всё остальное.

Мы были там пять или шесть раз, а в этом сезоне нам особенно повезло, потому что в ноябре там случилось извержение, о котором раструбили все СМИ. Извержение по нашим меркам смешное, наш вулкан Карымский еженедельно примерно так пеплом плюётся, но китайцы испугались и закрыли полёты на Бали. И мы жили без громкого ора и стад туристов. Всё было для нас! Спасибо вулкану Агунг.

Беседовала Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото Анастасии ЕРОХИНОЙ и из архива Геннадия ВОЛЫНЦА

30 марта 2018 г.

Фотографии:

0
Воробьев
А крутой у вас герой кстати. И я с ним согласен - не нужны  Камчатке толпы китайцев. Только затопчут все, а денег не прибавится.
Имя Цитировать 0
0
Светлана
Фотографии шикарные !!!
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений




При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник