Вулканариум: извержение ярких идей продолжается

Вулканариум: извержение ярких идей продолжается

16 июня 2018 14:41
18158

Вулканариум: извержение ярких идей продолжается

Из цикла «Наши люди»

15 июня исполнился год со дня открытия в Петропавловске музея вулканов. Еще будучи новорожденным проектом, Вулканариум заявил о себе так радостно и громко, что был услышан далеко за пределами Камчатки. Сразу стало ясно, что младенец – долгожданный и желанный, и его появление на свет приветствуют не только любящие родители, супруги Сергей и Алёна Самойленко, но и жители города, руководство края, многочисленные гости полуострова. А также творческие люди всех мастей, увидевшие в новом музее, во-первых, вдохновляющий пример яркого и успешного стартапа, а во-вторых, площадку для объединения, общения и развития.

Прошел всего год, но уже трудно представить Петропавловск без Вулканариума – настолько плотно и органично он вошел в культурную и событийную жизнь краевого центра. Увлекательные экскурсии и необычные мастер-классы, научно-технический кружок для школьников и семинары для гидов, романтические программы для взрослых и встречи молодых предпринимателей, желающих сделать город лучше, – далеко не полный перечень происходящего под этой гостеприимной крышей. А чего стоит зимняя радость для детворы, придуманная и воплощенная создателями Вулканариума – резиденция Деда Мороза! Здесь, в небольшом двухэтажном доме на Ключевской, 34, как в жерле настоящего действующего вулкана, кипит и клокочет энергией бурная жизнь, рождая новые элементы – идеи, которые, если и не изменят кардинально, то, во всяком случае, заметно украсят жизнь камчатцев.

Все это вряд ли стало бы возможным, если бы Алёна, тогда еще не Самойленко, а Бузакова, начальник службы корпоративных коммуникаций Северной железной дороги в компании РЖД – не отправилась бы в 2014 году на Камчатку в составе одного из бизнес-туров. Алёна порадовалась, узнав, что сопровождать их группу будет лучший экскурсовод-вулканолог, но не могла предположить, что этот интеллигентный человек и замечательный рассказчик влюбит ее не только в Камчатку, но и в себя. А ведь именно так и произошло, и эта красивая романтическая история продолжилась перепиской и переездом, супружеством и рождением новых проектов: сначала дома занимательной науки и творчества Интересариума, а затем Вулканариума. «Мы оба шли к этому с разных сторон, - говорит Сергей Самойленко, - у меня путь науки и популяризации науки, а у Алёны хорошие пиар-акции, массовые проекты, опыт открытия музея».

Пути, ведущие к мечте

- Сергей Борисович, будучи сыном известного ученого с широким кругом научных и жизненных интересов, вы с детства росли в атмосфере любознательного исследования мира, но довольно рано уехали из дома, получили образование физика-теоретика в Новосибирском государственном университете, работали в Южной Корее. Почему, спустя много лет, вы все-таки вернулись на Камчатку?

- Опыт жизни в других местах показал мне, что я все время рассказываю о Камчатке. В какой бы компании, в какой бы ситуации ни оказался, надо ли кого-то удивить или произвести впечатление на девушек – Камчатка. По-видимому, это место, где я должен был пустить корни и пригодиться. Вряд ли я могу назвать какую-то более осознанную причину. И, наверное, я очень хорошо знаю это место – здесь мне уютно, комфортно, самый настоящий дом.

Я уехал отсюда в 13 лет, чтобы учиться в физматшколе (специализированный научно-учебный центр НГУ), а вернулся в 2006 году, и сразу влился в два направления деятельности. В институт вулканологии, в лабораторию активного вулканизма, и в технический университет, сначала на кафедру физики, а потом на кафедру систем управления, уже надолго и основательно. Кроме того, я участвовал в организации Дней вулкана вместе с природными парками и ассоциацией ООПТ, в публичных лекциях, в подготовке гидов.

- Но идея создать музей вулканов возникла только с появлением в вашей жизни Алёны?

- Когда Алёна переехала на Камчатку, мы стали фантазировать, чем бы ей тут заняться, исходя из того, что интересно нам обоим. Так родилась идея открыть музей занимательной науки, и первое вложение сил, интеллекта и денег мы сделали в Интересариум. В нем была маленькая комната, посвященная вулканам. Довольно быстро стало ясно, что именно эта часть экспозиции может привлечь в музей не только жителей города, но и туристов из всех уголков планеты, и вообще стать локомотивом, который поведет за собой множество разных проектов. Так появился Вулканариум, и это, безусловно, заслуга Алёны. С первой встречи она покорила меня зарядом энергии, исходящим от нее – настоящим, окрыляющим, с помощью которого хочется что-то делать. Будучи ученым и популяризатором, я не был готов к тому, чтобы поменять город, как мне бы хотелось. Жил как живется – бродяге во многом и так хорошо. Но общаясь с Аленой и заряжаясь от нее созидательным порывом, я понял, что, если мне хочется, чтобы город был другим – надо взять и сделать. Я марафонец, я готов работать долго. Не все получается сразу, но, оглядываясь, я прихожу в некоторое недоумение (опять же, это заслуга Алёны) – так много сделано за столь малое время! Планы у меня долгие, большие, но, благодаря ей, они сбываются очень быстро.

- Существует ли связь между музеем вулканов и институтом вулканологии?

- В институте 17 лабораторий, и 15 из них я постарался здесь представить. Не представлены только научный музей института и аналитический центр – химическая лаборатория, которая, к слову, выполняет не только наши заказы, но и работает на целый край. А всем остальным лабораториям я постарался дать возможность высказаться в залах Вулканариума – пусть моими словами, очень упрощенными, приближенными и к детям, и к бабушкам, но, по крайней мере, я очень рад, что все, чем занимался полвека институт, здесь можно показать и удивить результатами.

Этого как раз не хватает академической науке, в частности, отечественной. Американцы с большим удовольствием показывают результаты своих исследований, рекламируют, продают. Они это умеют. У нас принято скромно сидеть и ждать, пока уважаемое сообщество обратит внимание и похвалит, а кто со своими идеями шумно носится – тот выскочка. Но это неправильно. И жителям, и гостям Петропавловска надо объяснять, что это за институт, чем он занимается.

Надеюсь, что такое укрепление интереса к работе института со временем приведет и к увеличению внимания со стороны Федерального агентства по науке и образованию, министерств, поскольку будет видно, что на Камчатке моргает лампочка, здесь создаются очень интересные работы, происходят интересные вещи.

Люди-лососи

- А насколько, вообще, молодым ученым интересны Камчатка и вулканология? Пополняется ли коллектив новыми кадрами?

- На Камчатке внутренний кадровый голод всегда присутствовал, и всегда был расчет на то, что приедут заинтересованные люди откуда-то извне. Но мне кажется очень привлекательной идея лососевых рыб – она мне близка.

Суть в том, что пышная растительность и плодородие нашего полуострова, находящегося в зоне рискованного земледелия, под влиянием сурового охотоморского климата, это следствие, с одной стороны, вулканической деятельности, а с другой – того, что здесь живут лососевые рыбы. Рождаясь мальками в речках, они уходят в океан, вырастают там, нагуливая массу, и возвращаются в родные реки. Нерестятся и умирают, превращаясь в корм для детей, но, самое главное, они превращаются в гумус – в плодородие, которое потом разносится водотоками по окрестностям речек. Так огромный изобильный океан с помощью лососевого кровообращения приносит все новые и новые питательные вещества на полуостров. Также можем обогащать свою землю и мы, люди.

Если оставить на Камчатке все как есть, то будет то, чего мы все боимся: все отсюда разъедутся. Но я родился и вырос здесь, и уехал с четким пониманием, что обязательно вернусь. А вернувшись, начал «удобрять почву». И я знаю других ребят, которые уехали, отучились, в большом мире «нагуляли» мозги, капитал, и вернулись, чтобы превратить их здесь в плодородную почву. Если мы эту лососевую идею будем продвигать, сделаем ее неким символом Камчатки, то, возможно, нам будет проще зацепить ребятишек, которые здесь родились и выросли. С помощью Вулканариума, кружка, наших музеев, заповедников, ведущих большую просветительскую работу, мы сможем показать им до того, как они уедут, что здесь – жизнь, что Камчатка – часть открытого мира.

Это моя сверхидея: сделать так, чтобы молодежь хотела сюда вернуться, считая, что это хорошее место, где можно приложить свое нагулянное знание.

И в институте, когда я думал, как сделать так, чтобы молодых сотрудников стало больше (поскольку простых инструментов типа жилья и высокой зарплаты ни у меня, ни у дирекции пока нет), я понял, что мы можем только говорить о том, что жить здесь невероятно интересно. Что можно реализовать самые смелые мечтания просто потому, что здесь плодородное непаханое поле. Вулканариум, помимо всего прочего, часть своеобразного решения этой задачи – создание имиджа института и Камчатки в целом.

Когда маленькие ребята после нашей экскурсии мне говорят: «Я всегда мечтал стать полицейским, а теперь хочу быть вулканологом», - я понимаю, что он потом перехочет, но у него уже появилось ощущение, что вулканолог это хорошо, и оно останется, когда он станет полицейским, чиновником, предпринимателем. Он будет знать, что вулканолог здесь нужен, и понимать почему. Если это осознание вернется благодаря нашей игровой деятельности (а в 1970-80 годы институт был очень уважаемым, и люди, далекие от вулканологии, обсуждали перипетии его внутренней жизни), то мы сделаем неплохой шаг для того, чтобы и омолодить коллектив, и освежить восприятие института на материке.

Хотя он и сейчас входит в первую категорию, означающую, что его необходимость и продуктивность не подлежат сомнению, и финансироваться он будет в первую очередь. На всем Дальнем Востоке таких институтов только три. И это огромное достижение дирекции, о котором тоже нужно рассказывать.

Первопроходцы и проводники

- Алёна, вопрос к вам, как к директору этого живого и беспокойного хозяйства – с какими успехами, идеями, начинаниями встречаете первый день рождения Вулканариума?

- У нас был очень насыщенный год! Развитие не прекращалось ни на день, и проект продолжает меняться и расти. Коллекция экспонатов в музее стала ярче и богаче. Ценно, что жители Петропавловска и даже гости города дарят музею минералы из личных коллекций.

За год Вулканариум посетили порядка семи тысяч человек. Мы считаем, что это только начало, и готовы принимать гораздо больше гостей. Нас радует, что в книге отзывов уже есть записи на 15 иностранных языках.

У нас появилось партнерство – совместно с кафе «Эколайф» мы открыли кафе «Домашний вулкан», которое в шутку называем четвертым залом Вулканариума. Оно оформлено в той же тональности, есть планы украсить его каменными инсталляциями, образцами лавы, в общем, превратить в большую вулканическую пещеру с интересной едой.

Мы запустили замечательный проект «Городская экскурсия», где Сергей Борисович рассказывает удивительные истории о городе, выискивает такие факты и, самое главное, подает их так вкусно, что даже известные вещи раскрываются по-новому.

Мы наладили собственное производство: начали выпуск свечей-вулканов. Когда они горят, то пускают лавовые потоки, и, сгорая, превращаются не в неприглядный огарок, а образуют кальдеру, как настоящие вулканы после извержения. Мастер-классы по росписи этих свечей вызвали большой интерес и у взрослых, и у детей, и мы решили, что будем проводить их регулярно.

Мы участвовали в «Берингии», делали площадку с детскими мастер-классами, рассказывали о музее, представляли зимние виды туризма. Нам очень важно, чтобы в зимнее время туристический поток на Камчатку не иссякал. И мы стремимся, чтобы наш проект был не отдельной точкой притяжения туристов, а частью туриндустрии полуострова. Мы готовы участвовать во всех мероприятиях, вносить свои пожелания и предложения, предоставлять свою площадку. Сергей Борисович, кстати, в этом сезоне провел несколько семинаров для подготовки гидов-экскурсоводов, рассказывал не только о вулканах и сейсмике, но и о турпродукте, который хотят получить гости полуострова.

Мы продолжаем вкладывать в Вулканариум огромное количество сил и средств, потому что понимаем, что этот проект уже не только наш частный семейный бизнес. Мы несем ответственность за имидж Камчатки. Люди, которые сюда приезжают, достойны получить продукт самого высокого уровня без всяких оглядок, что мы где-то на краю земли. Поэтому мы предъявляем высший уровень требований и экскурсиям, и к подготовке экскурсоводов. Не проходит ни дня, чтобы они не задали какой-то вопрос, не получили какую-то консультацию.

Мы объявили Вулканариум местом встречи для всех, кто хочет менять и вносить что-то в городскую среду. Здесь собираются молодые предприниматели, объединившиеся в союз, и каждый месяц мы встречаемся для того, чтобы обсуждать идеи, обустройство территории.

Приглашаем всех, кто хочет на нашей базе что-то делать – придумывать, творить, воплощать и дарить людям, потому что мы понимаем, как тяжело начинать с нуля. По сути, мы возглавили здесь направление социального предпринимательства. Все, что мы для себя открываем, мы тут же делаем достоянием тех, кто идет за нами. Это еще одна важная задача для нас – быть первопроходцами и вести за собой других.

В прошлом году мы стали участниками двух популярных программ – «Вдали от столиц», проект Google и «Я иду искать» Яндекса. Видеоролик Яндекса потом презентовали на канале «Культура» как один из лучших в проекте. Режиссер сказал, что это его любимый ролик. Очень приятно это услышать! И вдвойне приятно, что команда, снимавшая его, решила сделать музею подарок к Новому году и подарила двадцать пуфов для кружковцев, чтобы им было комфортно заниматься. Значит, нам удалось задеть за живое столичных профессионалов.

Знакомство с будущим

- Кружок – это наша гордость, - добавляет Сергей Самойленко. – Очень важно, что за год жизни Вулканариума он состоялся. Сорок школьников с радостью приходили на занятия, и самым плохим днем они объявили тот, в который им сообщили, что летом занятий не будет.

Наши встречи показали, что современный ребенок голоден до живого человеческого общения. Нам, взрослым, кажется, что они погружены в свои приборчики, и до них не достучаться. На самом деле мы даже не пытаемся. Это мы сами их туда спрятали, чтобы они нам не мешали – такие дети удобнее. Дал ему планшет – и тебя не беспокоят. А если еще в названии игры есть слово «обучающая» или «развивающая» (а сейчас они везде есть), то у тебя и совесть спокойна – вроде как ребенок делом занят. А ему жутко хочется общения. Хочется, чтобы перед ним сидел родитель, преподаватель, старший брат, и просто по-человечески обсуждал все, что их волнует. Они готовы слушать про науку, про математику и биологию, но они же готовы рассказывать, что им приснилось и как они на это отреагировали. На наших встречах приветствуется обсуждение любых тем, интересных детям, и эти галчата задают массу толковых вопросов.

В основном это дети с 5-го по 7-й класс. Они еще не приступили к сложным дисциплинам, и я предваряю их рассказом, о чем будут эти дисциплины, зачем все это изучать, и почему ботаника, физика, география и математика связаны друг с другом. Так что к старшим классам наши ребята должны будут понять, зачем они изучают предметы в таком сочетании.

Благодаря кружку у меня появилась возможность познакомиться с людьми, которые станут нашим будущим, и удивиться, сколько их – хороших маленьких людей с ясными глазами.

Не обычный музей

- Каким вы видите завтрашний день Вулканариума?

- Планов и замыслов очень много, - говорит Алёна Самойленко. – Мы стараемся быть не обычным музеем, а визит-центром, который расскажет о Камчатке современным языком. Ведем переговоры с Ростелекомом о создании здесь свободной точки Wi-Fi, развиваем Instagram-канал, будем делать канал на YouTube. Очень хотим сделать виртуальные туры для людей, которые не могут подняться на вершины вулканов.

Скоро у нас появятся радиогиды – такое улучшение услуг стало возможно благодаря поддержке администрации города.

Кстати, многие почему-то уверены, что музей - это место, куда стоит отвести детей, чтобы они узнали что-то новое. На самом деле, наш музей – не только для детей. И оказавшись в стенах Вулканариума, люди начинают это понимать. Они удивлены, насколько здесь интересно и для взрослых тоже.

У нас уже был опыт нескольких шоу-программ, литературно-музыкальных вечеров с экскурсиями для взрослых и даже романтических программ для двоих. Мы будем развивать это направление, делать интересные программы для людей, которые хотят не просто в ресторан сходить, а еще и культурно провести свой досуг.

Есть хорошие идеи по украшению улицы Ключевской. Начнем с того, что разместим на заборе вдоль музея вулканов фотографии вулканических пейзажей. Это будет не единственный арт-объект. Хотим и соседние здания украсить, и тротуар расписать под вулканы – здорово же, если по улице потечет нарисованная лавовая река? Это не дорого, это могут сделать сами люди, а не власть, не губернатор. И это увидит весь мир.

Летом мы планируем делать разные проекты на улице – устраивать мастер-классы по приготовлению блюд из рыбы, проводить дегустации.

А зимой удивим обновленным вариантом резиденции Деда Мороза – мы собираемся поселить в вулкан камчатских героев. Разрабатываем образы, пишем программу, будем делать костюмы, создавать новую городскую легенду, и Деда Мороза будут встречать жители Камчатки.

И, конечно, говоря о Вулканариуме, нельзя не сказать о нашем замечательном коллективе. Мы гордимся тем, что в нем появились молодые талантливые ребята, студенты и выпускники. Уже больше 20 человек работают с нами в музее, это и волонтеры, и постоянные сотрудники. Большинство из них – творческие, увлеченные люди, пробующие себя в разных направлениях. Сегодня мы хотим поблагодарить каждого из них за вклад в наше общее дело.

- И стоит упомянуть тех, кто помог нашему проекту состояться, - говорит Сергей Самойленко. – Среди почетных жителей нашего города есть Светлана Анатольевна Селянгина. Когда-то она организовала математический и компьютерный кружок, я был одним из его первых учеников, а потом он превратился в целую физматшколу. Светлана Анатольевна вырастила огромное число наших «лососевых», которые сделали имя Камчатке.

Нина Алексеевна Ефремова вела биологический кружок, занималась с нами краеведением, ботаникой, биологией, привила мне увлечение живыми существами. Ее, к сожалению, в начале 1990-х годов не стало.

Это и есть примеры того, как человек, живущий на Камчатке, может создать для растущего здесь ребенка такой образ, который потом станет как магнит притягивать обратно, причем с желанием не просто что-то получить, но и отдать. Мне очень приятно, что сейчас наша работа является прямым продолжением того, что когда-то делали они.

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива семьи САМОЙЛЕНКО

16 июня 2018 г.

  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.
  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.
  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.
  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.
  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.
  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.
  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.
  • Вулканариум: извержение ярких идей продолжается.

Обсуждения новости

✎ Написать комментарий

Гуру физкультуры Всея Камчатки Леониду Копаневу - 90

28.06.2023
17462
Гуру физкультуры Всея Камчатки Леониду Копаневу - 90

До сих пор мы встречаемся на футболе и, глядя на него, я всегда невольно задаюсь вопросом: «Где же этот предел человеческих возможностей, и в чём секрет небывалой бодрости, фантастической работоспособности и долголетия этого чудо-богатыря?». Сегодня, 28 июня, почётному физкультурнику Всея Камчатки, футбольному судье республиканской категории, отличнику физической культуры и спорта Леониду Васильевичу Копаневу исполняется 90 лет!

Он родился 28 июня 1933 года недалеко от кожевенного комбината имени III Коминтерна в деревне, что располагалась в пригороде Кирова (город Вятка до 1934 года). С детства мечтал быть моряком, поэтому и попал на Камчатку. Но судьба в корне изменила всю его жизнь, придав ей спортивный привкус, спортивный азарт, спортивную стойкость и спортивное долголетие. Каждое утро он привычно начинает с зарядки, дыхательной гимнастики и веры в добрые новости очередного дня своей жизни.

Один из патриархов камчатского спорта и сейчас продолжает трудиться во благо развития физкультуры в Петропавловске-Камчатском, имея за плечами 66 лет трудового стажа. И это не предел… Он воспитал и продолжает воспитывать поколения здоровой и физически крепкой молодёжи. Строгий, но справедливый физрук с богатым жизненным опытом, горячо любящий своё педагогическое ремесло. Словно о таких, как Леонид Васильевич, однажды и написал Александр Блок: «И вечный бой! Покой нам только снится...».

Историк по образованию, окончив в середине 60-х камчатский филиал Хабаровского педагогического института, он работал в профессии всего один год. И снова вернулся в спорт, но уже как педагог, занимаясь подготовкой молодёжи в среднем и высшем мореходном училище, далее в Рыбопромышленном, а ныне в Политехническом техникуме. Он успел принести немало пользы, трудясь на посту председателя Горспорткомитета, 25 лет успешно возглавлял Федерацию футбола Камчатки, внеся огромный вклад в развитие взрослого и детского футбола в регионе.

Камчатский гуру физкультуры привил любовь к занятиям спортом тысячам своих воспитанников, которые успешно выступали на городских, областных, краевых, зональных и республиканских соревнованиях по многим видам спорта. Сегодня Леонид Копанев носит гордое звание «Ветеран спорта России». Но своим главным достижением в жизни считает родную семью. А теперь, что такое дожить до 90 лет семейному человеку по «системе Копанева»: это две дочери, один внук, три внучки, одна правнучка, два правнука, а также зяти и невестки. Впрочем, обо всём по порядку расскажет сам юбиляр.

-Леонид Васильевич, как судьба привела вас на Камчатку?

- Я с детства мечтал быть моряком. Как сейчас помню, мне мама сшила белый китель с якорями и пуговицами, с нашивками, и я всегда в нём гарцевал перед гостями, когда они собирались у нас на какие-то праздники. Повзрослев, я тоже мечтал о море, пытался петь морские песни, такие как «Раскинулось море широко», подражая Утёсову и так далее. С детства как-то засела у меня в голове мысль о море, хотя моря я не видел. После окончания семилетки в школе рабочей молодёжи я продолжал трудиться на родном кожевенном комбинате, параллельно занимаясь футболом, хоккеем с мячом и лыжными гонками. Подавал заявки на поступление в мореходные училища городов нашей страны, но, по разным причинам, получал отказы. А мой путь на Камчатку начался с города Херсона, куда в мореходку приехал представитель Министерства рыбного хозяйства страны по фамилии Абрамович, который набирал курсантов в мореходную школу Петропавловска-Камчатского.

Я с боями сдал вступительные экзамены, и в составе шестидесяти счастливчиков отправился в Москву, откуда на поезде добирался через весь Советский Союз во Владивосток. Далее на пароходе «Сибирь» через ещё шесть суток морского путешествия я попал на Камчатку. Город нас встретил непогодой, слякотью и первая мысль, которая тогда у меня возникла: «Куда я попал?». Здесь мои первые морские университеты начались с изучения такелажа на бригантине «Штурман» и первого морского похода в залив Корфа, чтобы «оморячиваться». С тех пор и никогда я не болел морской болезнью. Отучившись три года, я получил специальность - механик третьего разряда, штурман малого плавания.

-В какой момент окончательно поняли, что связали свою жизнь с физкультурой и спортом?

- Это пришло со временем. Я мечтал получить высшее образование по своей специальности. Но мореходная школа не давала аттестата о среднем образовании. И мне пришлось доучиваться в школе рабочей молодёжи. Поэтому в море ходить я пока не мог, но продолжал работать матросом на стоящем в порту Петропавловска «Штурмане». А в мореходной школе я проявил себя как спортсмен, как общественник, и мне предложили должность работника в городском комитете комсомола. Там кроме основных обязанностей у меня был и спорт, и художественная самодеятельность. Даже участвовал в сценической постановке драмы Лермонтова «Маскарад». Какая у нас была самодеятельность, какие были вечера! Какие девчонки приходили! Кстати, билеты на танцы и спектакли выдавались только лучшим курсантам. Ну, а за родную мореходку я бегал на лыжах, играл в футбол и в хоккей с мячом. Когда окончил ШРМ, то задал себе вопрос: «Что делать дальше?» Мою мечту быть моряком пересилило желание работать с ребятами, заниматься спортом и общественной работой. И мне предложили должность заведующего оборонно-спортивным отделом Обкома комсомола.

-Руководящая спортивная работа всегда приносила удовлетворение?

- Всё зависело от обстоятельств и от ситуаций. В оборонно-спортивном отделе я занимался в основном снабжением районов спортивным инвентарём, участвовал в организации спортивных массовых мероприятий. Но бумажная часть этой работы мне настолько надоела, что я с удовольствием принял предложение Гриши Вайнеса, который тогда был председателем городского спорткомитета. Он так хотел сбежать с этой должности, что сказал: «Васильевич, давай займи моё место!» И что-то меня подвигло на это. Всё лучше, чем сидеть перебирать бумаги и ездить по разным торговым организациям. И я пошёл работать председателем городского комитета физкультуры и спорта. И с какими людьми я тут работал! За туризм у меня отвечал Владимир Иванович Семёнов (с 1990 года - Почётный житель Петропавловска-Камчатского), Кожемякин отвечал за школьный спорт и так далее. Все были общественники и работали на совесть! И вот я без всякого официального штата работников у себя в комитете организовывал «Эстафету мира», те же соревнования по лёгкой атлетике для школьников на сопке Любви. Мы всё делали сами - всё таскали на своём горбу, флаги, плакаты, украшения, сами занимались разметкой. Ведь тогда как такового стадиона в городе ещё не было. Зимой проводили соревнования на Култучном озере, там же проходила церемония награждения. Вот так началась моя активная спортивная общественная работа.

-Наверняка футбол и хоккей занимают отдельное почётное место в вашей биографии?

- Футболом я начал заниматься ещё в Кирове. На Камчатке уже играл и в хоккей, и в футбол за мореходку, за команду ДСО «Пищевик». Первую хоккейную площадку, помню, мы залили в центре за техникумом возле кочегарки на месте волейбольной площадки. Сами трамбовали снег, таскали воду из кочегарки для заливки льда. Сами сварили ворота, играли шесть на шесть в хоккей с мячом длиннющими клюшками. И это были первые хоккейные матчи на Камчатке. Вообще я всегда совмещал работу и увлечения. В начале шестидесятых мне предложили должность председателя областного спорткомитета. Я в это же время как раз начинал судить матчи первенства СССР класса Б. Зная, что мне опять предстоит заниматься бумажной волокитой, я хотел отказаться. Хоть я партийный, но всё же попросил дать время мне подумать. Думаю до сих пор... Тогда, кстати, предложил руководству Камчатской области вместо себя кандидатуру Юрия Ронжина, который уже имел опыт работы в городском спорткомитете. И меня услышали. Так я ушёл от этого предложения. После окончания института я год преподавал историю. Но освободилась должность преподавателя физвоспитания в камчатском мореходном училище, куда меня позвали работать, и где я трудился почти тридцать лет.

-Есть ли отличие в отношении местных властей к развитию спорта на Камчатке в советские времена и сейчас? Кто более эффективен?

- Конечно, более эффективной была работа советских партийных организаций. Правда, и там были казусы. Например, помню, мне рассказывали анекдот про одного чиновника, который при подготовке региональных сборных команд к зональному первенству перепутал хоккеистов с лыжниками. Но это говорит об интеллекте отдельно взятого человека. А вообще отношение людей в руководстве регионом было ответственным, и они серьёзно занимались вопросами развития спорта на Камчатке. Что вы хотели, если у нас вопросами развития футбола занимались даже на заседании бюро обкома партии. Вот они реально этим занимались и реально помогали. И это была система, где всегда строго спрашивали с руководителей профильных организаций за развитие того или иного вида спорта. Они этим интересовались. Когда строили в 1959 году наш первый стадион в центре города, там к восьми утра регулярно на выездные совещания собирались все партийные боссы. И это при том, что стройка стадиона была народной, ими на месте решались вопросы о помощи в поставке стройматериалов. Я тебе честно говорю, если бы не партия, то тогда бы мы ничего из спортивных объектов не построили.

-Я слышал очень много добрых слов от наших старожилов о первом секретаре Камчатского областного комитета КПСС Дмитрии Ивановиче Качине. Он очень много сделал, в том числе, и для развития камчатского спорта. Вы согласны?

- Дмитрий Иванович отличный человек и руководитель был отличный. Он много никогда не говорил, он много делал. Во многом велика его заслуга и в формировании в начале 70-х нашей футбольной команды «Вулкан». Я как раз в те годы судил первенство Союза в классе Б, а потом в А. Помню до отказа набитый наш домашний стадион, как люди стремились попасть на него в эпоху взлёта «Вулкана», становившегося призёром зональных соревнований и шедшего на повышение ещё до победы в Кубке РСФСР 1973 года. Атмосфера на стадионе у нас царила необыкновенная. И вот сейчас я вновь это почувствовал, когда начались игры молодых камчатских футболистов в ЮФЛ, я захожу в раздевалку и ощущаю атмосферу игр того первенства Союза. Единственное, чего не чувствую, так это запаха травы, потому что она у нас на газоне теперь искусственная.

-Чем вам особенно запомнился камчатский спорт советской эпохи?

- Тогда действительно был всенародный интерес к спорту и особенно к футболу. Помню, лежу в Сочи на пляже, ко мне подходит какой-то человек в кепке и спрашивает, мол, Леонид Васильевич, как там наши на Камчатке сыграли. Я-то примерно был в курсе, мне сообщали. Вот это было единение людей вокруг спорта! То же самое происходило на волейбольных матчах «Домостроителя». Трибуны всегда были битком. А сейчас пришли печальные в этом плане времена. Каждый сидит в своей норе и думает только о деньгах.

-Современная спортивная молодёжь отличается от поколения физкультурников вашей молодости?

- Как небо и земля. Хотя условия тренировок, экипировка спортсменов сейчас несравнимо высока в отличие от нашей эпохой. Наше поколение - это дети войны, многие были обездоленные, потерявшие родителей. Мы сами себе подшивали бутсы, сами клепали шипы, подгоняли простые ботинки под лыжный вариант и так далее. Сейчас всё это есть в большом количестве в продаже. И это хорошо. Но современные юноши не хотят этим заниматься. Современный студент, как правило, кроме зарабатывания денег больше ни о чём не думает. Образование и физвоспитание для него как побочный эффект. И это всё идёт из воспитания в семье, в детском саду и в школе. Вот вам пример, сейчас ввели даже в детских садах должность руководителя физвоспитания. Но толку нет. Ко мне всё больше теперь на занятия приходят парни и девчонки, которые не умеют ни ходить, ни прыгать, а уж о работе с мячом я промолчу. Фактически всё изучаем с чистого листа. Если раньше у меня на отделении был максимум 1-2 студента, освобождённых от занятий физкультурой, то сейчас таких по 5-7 человек. Мы к чему и куда идём такими темпами? Во времена СССР был культ спорта и здоровья. Занимались с утра до вечера, готовили школьные команды на уровне города и области, проводились школьные спартакиады.

-Чего не хватает сегодня для полноценного развития физической культуры и спорта на Камчатке?

- Спортивного воспитания в семье не хватает. Чтобы это было массовым явлением. Массовой должна быть и тяга к получению знаний и образования. Учить не хочешь, предмет знать не хочешь - получи двойку, иди, учи и исправляй материал. Вот пример с моим правнуком, он учится в пятом классе. Жена внука была на собрании сына и классный руководитель ей рассказала, что заниматься теперь просто невозможно. Приходит бабушка, дедушка, отец, мать и за горло берут: «А чего вы поставили ребёнку двойку?». В нашу бытность такое мы и представить не могли. Проштрафился, получил подзатыльник и помалкивал, занимался исправлением «неуда». А сейчас провинившиеся взяли за привычку качать свои права... Права теперь без ограничений имеет и ребёнок, и родитель, а вот с обязанностями какая-то проблема!

-Физкультурник Копанев вчера и сегодня. В чём основные отличия? Зарядку делаете?

- Конечно, есть отличия. Сейчас я уже на своём примере не могу показать ученикам то, что мог показать в былые годы. Но зарядку делаю каждый день. Ну, с пацанами пытаюсь дёргаться, но как дёргаться, если палец вывернут в другую сторону. Долгие годы, тем более, сейчас, согнуть его не могу. Это всё физкультура, так сказать... А так, дыхательной гимнастикой я каждое утро занимаюсь, отжимаюсь. А на даче полдня на четвереньках поползаю на грядке, тоже своего рода физкультура.

-Футбольный судья Копанев, какой он?

- Я ни разу не взял мзду за всю свою судейскую карьеру. А предложения на первенстве Советского Союза были и не раз. Приходилось иногда брать игру под жёсткий контроль. Я уже не помню, какой это был год, матч в Благовещенске. Играла местная команда против «СКА-Хабаровск». Игра была очень тяжёлая, стык на стыке, столкновение за столкновением. Я провёл на свистках весь первый тайм. В перерыве вызываю к себе главных зачинщиков конфликтов в первом тайме и говорю: «Ребята, прекращайте! Зачем превращаете игру в бойню? Пока держал игру на свистках, но теперь буду выгонять с поля!». А там полные трибуны, народ болеет, все орут, очень сложно судить было. Но игру удалось обуздать. Я и сейчас иногда выхожу судить на поле, но, как и прежде, я не позволяю игрокам грубить, нарушать правила и не плавлю игру, превращая футбол в бойню. Вообще, судья на поле всегда как будто находится между Сциллой и Харибдой. Но эта работа мне до сих пор нравится.

-Я буду прав, сказав, что ваша семья - это ваш тыл, а ваша супруга была не просто женой, а надёжной опорой и соратником?

- Я всю свою сознательную жизнь провёл на хоккейной площадке и футбольном поле, на судейских семинарах, на зональных соревнованиях в разных городах страны - Хабаровск, Благовещенск, Чита и так далее. Бывало, что выезжали с командами надолго, проводил в командировках по полтора месяца. И моя супруга на склоне лет сказала: «Лёня, я подсчитала, что мы с тобой вместе жили где-то половину срока из всех наших прожитых лет». А мы прожили вместе почти 61 год. И всё это спорт, футбол и хоккей! Конечно, ей тяжело было со мной. Каждую весну сборы - то Владивосток, то Фергана, то Сочи. С возрастом мне становилось всё труднее. И всегда Анюта ждала меня дома, встречала и поддерживала, как могла. Я перед своей женой преклоняюсь. Больше о ней нужно говорить. Ведь она берегла семью. Она была сирота, она никогда не курила, не брала в руку рюмку, а думала только о детях и обо мне. Я ей благодарен за то, что она мне позволила заниматься тем, что мне интересно. А мне всегда интересно встречаться с людьми. Вот как с тобой сейчас. Я познаю человека, его интересы, и так мы подпитываем жизненной энергией друг друга.

-Откуда черпаете силы для работы, не появляется ли желание уйти на заслуженный отдых?

- Я думаю, что если брошу работать, то быстрее «сыграю в ящик». Исходя из этого, я всё ещё тружусь. А потом, у меня ещё интерес к ребятам есть. Я на каждом уроке им пытаюсь что-то доказывать. Хотя понимаю, что доказывать им что-то сложно и почти невозможно. Но я хочу показать парням и девчатам, что мне небезразлично их физическое состояние. А физкультура и выполнение определённых нормативов должны быть на самом достойном уровне, как в детских садах, так и в школах, техникумах и вузах. Наша молодёжь обязана быть сильной и здоровой! А дорога к здоровью начинается с воспитания в семье.

Беседовал Дмитрий ПЮККЕ, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из личного архива Леонида КОПАНЕВА, Евгения КОРОЛЕВА и Всеволода ГНЕЗДО

28 июня 2023 г.

Алексей Тищенко: «Всё в порядке, но всегда есть над чем работать»

02.03.2023
13975
Алексей Тищенко: «Всё в порядке, но всегда есть над чем работать»

Посетив Камчатку, двукратный Олимпийский чемпион по боксу поделился впечатлениями о полуострове, о развитии бокса в регионе, олимпийском триумфе в Афинах и Пекине.

Уроженец Омска начал своё путешествие в мир бокса с 1993 года в Рубцовске, где делал свои первые шаги, изучая азбуку популярного в мире вида единоборств под руководством своего отца. А ровно через 10 лет он выиграл свой первый чемпионат страны. Так начался путь к большим победам Заслуженного мастера спорта России, двукратного Олимпийского чемпиона (2004, 2008 года), чемпиона мира и Европы Алексея Тищенко.

В российских СМИ его однажды назвали «золотым мальчиком российского бокса». И это не случайно. После победы на чемпионате Европы 2006 года Алексей Тищенко вошёл в число бойцов, которые являются обладателями неофициального «Большого шлема» в любительском боксе. Ранее это удалось лишь десяти боксёрам, которые побеждали на Олимпийских играх, на чемпионате мира и на чемпионате Европы.

После завершения спортивной карьеры Тищенко не расстался с боксом. С 2016 года в Омске он возглавил названный в его честь Центр спортивной подготовки. Кроме того, Алексей Викторович посещает российские регионы, проводит открытые тренировки и мастер-классы для молодых боксёров. В конце февраля по приглашению Камчатской Федерации бокса Тищенко вместе с чемпионом мира Андреем Гоголевым посетили полуостров, где двукратый олимпионик побеседовал с корреспондентом «Камчатка-Информ»:

Алексей, какая олимпийская победа стала самой запоминающейся и самой трудной – в Афинах в 2004 или в Пекине в 2008 году?

- Каждая победа по-своему трудная и приятная. Сложно выделить какую-то одну. Первый раз когда выигрываешь Олимпиаду – это новые ощущения, новые эмоции. Первая победа в Афинах у меня была в достаточно раннем возрасте, я стал самым молодым Олимпийским чемпионом в истории советского и российского бокса. По этому показателю обошёл на три месяца Вячеслава Лемешева и это была моя первая крупная победа во взрослом боксе. Тогда были незабываемые и яркие эмоции, потому что этот турнир для меня складывался очень сложно. Когда через четыре года вновь выиграл Олимпиаду тоже было сложно, но как-то более понятно, более уверенно и не так напряжённо в ринге. Но эмоционально вторая Олимпиада далась намного сложнее, когда понимаешь к чему ты идёшь и что можешь потерять. Один раз побывав в этой шкуре настроиться чисто психологически и эмоционально намного сложнее.

Есть ли трудности в поиске мотивации когда защищаешь титул Олимпийского чемпиона?

- Меньше мотивации, наверное, нет. Просто все остальные соперники на тебя как-то персонально настраиваются иначе: следят, изучают, анализируют. Они выходят против тебя на ринг по-особенному заряженными. Вот в этом и есть определённые сложности, которые ты должен преодолеть с ещё большей мотивацией на успех, чем у соперников. А она здесь только в одном – защитить титул всегда сложнее и ты обязан остаться на занятой вершине.

Возникает желание поделиться накопленным опытом с молодёжью и с головой окунуться в тренерскую работу?

- Активную тренерскую деятельность не веду. Больше себя вижу до сих пор в роли функционера и организатора процессов. В Омске проходят соревнования моего имени, проведением которых я занимаюсь. Да и в Омской Федерации бокса один из руководящих постов занимаю, где стараемся развивать наш любимый вид спорта. Так что без работы не остаюсь. Прямой тренерской работой не занимаюсь, но часто провожу для ребят открытые тренировки в разных регионах страны, в беседах делюсь опытом из личной спортивной биографии. Был у меня небольшой тренерский опыт, когда по приглашению ездил в Китай, где работал с профессиональными боксёрами. В общем, иногда во мне тренер просыпается, но ненадолго.

Почему не продолжили карьеру на профессиональном ринге?

- Ну… так сложилась судьба. Были предложения перейти в профи ещё когда я активно боксировал и было уже олимпийское золото. Но меня тогда интересовали выступления за Россию на всех уровнях в составе сборной страны. А потом уже тема профессиональной карьеры на ринге не интересовала. Один выставочный четырёхраундовый бой против боксёра из Венесуэлы провёл и всё. Чего хотел достичь в любительском боксе – я достиг. Этого достаточно. Теперь масса других дел.

Периодически бываете в разных регионах страны и можете сравнить уровень спортсменов и уровень работы местных федераций. Какое первое впечатление оставляет развитие камчатского бокса?

- Всё в порядке, но всегда есть над чем работать. Видно, что есть желание трудиться и развиваться у ребят и тренеров, есть вектор направления работы у руководства Федерации. Я так понимаю, что отдалённость Камчатки и сложности выездов боксёров на турниры по России мешают развиваться боксу на Камчатке. Без частой турнирной практики на всероссийском уровне трудно развиваться боксу в отдельно взятом регионе. Поэтому есть много вопросов к технике и тактике ведения боя. Но, я думаю, что всё поправимо. Главное, чтобы стремление и желание у самих спортсменов было. Знаю, что даже в таких обстоятельствах, хоть и с трудом, но здесь готовят хороших боксёров, готовят мастеров спорта.

Вот уже год мы живём без международных турниров. В современных условиях, когда российскому спорту западный мир устроил блокаду, как сохранить на плаву отечественный бокс?

- Наверное, тут выход пока один - соревноваться в привычном турнирном режиме внутри страны. Чаще встречаться с белорусскими боксёрами. И всё же нужно стараться выезжать в другие страны с учётом того, что при Умаре Кремлёве на посту президента Международной федерации любительского бокса мы имеем допуск к международным турнирам. Вот, недавно наши мужская и женская сборные успешно выступили на международном турнире в Марокко под своим флагом и гимном. И совсем скоро наши девушки отправятся на чемпионат мира в Дели, а мужчины в мае поедут на чемпионат мира в Ташкент. Знаю, что из-за этого некоторые страны планируют отказаться от участия в мировых чемпионатах, но это не должно быть нашей проблемой.

Какое впечатление у Вас оставила Камчатка?

- Лично у меня замечательные впечатления. Мне на Камчатке как-то спокойно и уютно. Очень понравилась и природа, и люди. У вас такое место, которое оставляет желание вернуться сюда ещё раз. А Камчатской Федерации бокса и её воспитанникам пожелаю новых побед. Они движутся в правильном направлении!

Беседовал Дмитрий Пюкке, спортивный обозреватель РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 45 След.