Талант наслаждаться жизнью

Талант наслаждаться жизнью

29 июня 2018 23:03
10343

Талант наслаждаться жизнью

Из цикла «Наши люди»

Анна Бердникова принадлежит к разряду тех немногочисленных личностей, которые, распрощавшись со студенческой порой и вступив во взрослую жизнь, полную обязанностей и обязательств, продолжают гореть творческим огнем, освещая всё вокруг.

В Петропавловске, где она родилась и выросла, Аню знают очень многие. «Тусовщица», - говорят одни, «общественница», - замечают другие, третьи скажут, что она старая кавээнщица (имея в виду стаж в этой всенародно любимой игре). Всё правда, как и то, что Анна – педагог, организатор, великолепная певица, волонтёр, сценарист и постановщик праздников, профсоюзный лидер и в определённом смысле лицо КамчатГТУ, поскольку является начальником отдела по связям с общественностью и представляет уважаемый технический вуз не только на Камчатке, но и за её пределами. Кипучая энергия, которой от природы наделена Анна, открыла перед ней десятки возможностей, и ни одну она постаралась не упустить. На вопрос: «Чем занимаешься?» отвечает коротко: «Наслаждаюсь жизнью».

О пользе дружных подъездов и социальных экспериментов

- Аня, ты, наверное, в детстве была жутко беспокойным ребёнком и доставляла уйму хлопот родителям?

- Это точно, я была очень шебутной девчонкой. В пять лет убежала из дома с соседкой, и родители совершенно случайно заметили меня на улице в другом районе города. В подростковом возрасте мы с друзьями устроили дискотеку на стройке у себя в микрорайоне. Тусовка получилась классная! Но папе пришлось забирать меня из милиции. Много таких моментов было. А вообще, семья у нас была очень дружная, родители любили друг друга, и дети, я и мои два брата, росли в любви и ласке.

- Когда ты почувствовала в себе бьющие ключом творческие способности?

- В раннем детстве. Мой папа состоял в МЖК – молодёжно-строительном кооперативе, был такой прекрасный способ обеспечивать жильём молодые семьи. Сами участвовали в строительстве, папа даже бежал эстафету за этаж. И, к слову, третий ребёнок в нашей семье появился ради четвёртой комнаты в новой квартире. Когда дом заселили, оказалось, что у нас очень дружный подъезд. На десять квартир было 24 ребёнка, и мы всё делали вместе. Вместе мыли подъезд, вместе отмечали все праздники, причём обязательно устраивали костюмированные представления. Костюмы шили всей семьёй. Папа и сосед занимались фотографией, всё это снимали для истории. Так что творчество стало частью жизни ещё тогда.

Мне повезло учиться в 40-й школе, где было всё для развития детей. В 1988 году, когда сдали наш микрорайон, туда переселили жителей Рябиковской, Океанской, которые считались социально неблагополучными районами, и школа была экспериментальная, с социально-воспитательным уклоном. Работали несколько социальных педагогов, театральные, вокальные, хореографические студии, теплица, в которой очень интересно проходили уроки биологии. У нас был шикарный спортзал и классный физрук Виктор Гаврилович Боровик, замечательные молодые учителя, которые с радостью, увлечённо преподносили свои предметы, и мы приходили на уроки с интересом. Все ребята из нашей параллели – молодцы, все чего-то хорошего добились в жизни, даже двоечники.

Занятия в школьной театральной студии помогали мне справляться с комплексами, которые попытались у меня развиться к 12 годам. Я всегда была полной, но до подросткового возраста это меня нисколько не беспокоило. А потом произошёл неприятный инцидент на дискотеке, и подружка сказала: «Да ладно, не расстраивайся! Они сейчас над тобой посмеялись, а через час забыли!». Меня зацепило даже не то, что меня обидели, а то, что через час меня кто-то забудет.

И я пошла на сцену и стала убивать в себе комплексы. В тот момент у меня появилась наставница во всех творческих делах, которая ведёт меня по жизни до сих пор и которой я очень благодарна. Это Валентина Александровна Масло, бывшая замдиректора по воспитательной работе.

В 14 я стала играть в КВН и окончательно добила притаившиеся во мне комплексы. Играла в команде «Бумбастик» финансово-коммерческого колледжа. Капитаном у нас был Лёша Николаев, который сейчас около бензоколонок с одиночными пикетами стоит и пытается сделать мир лучше. Он, кстати, большой молодец, очень умный парень, писал нам сценарии, и мы побеждали. Восемь лет я играла в КВН, было весело, мне нравилось выходить на сцену. Игры собирали полные залы, меня узнавали на улицах, в автобусах, так что пришлось даже пережить звёздную болезнь.

Ради смеха: зачем играть в КВН в провинции

- КВН – не только замечательная игра, но и весьма успешный коммерческий проект, как для семьи Масляковых, так и для десятков кавээнщиков, добравшихся до высшей лиги, откуда открывается широкая дорога в шоу-бизнес. А что такое КВН в глубокой провинции?

- По моему глубокому убеждению, настоящие кавээнщики это люди, для которых первичны не коммерческие перспективы, а желание шутить, играть, выступать. Когда это хорошо получается, то со временем может вылиться и в коммерческий проект.

Наш камчатский КВН я бы сравнила с большой семьёй. Клубу уже более 25 лет, и он всегда вёл бурную деятельность. Когда ребята приходят на редактуры, репетируют, штурмуют вершины юмора, это такая атмосфера! Словами не объяснить. Огромное спасибо Ирине Петровне Текутьевой за то, что она все эти годы остаётся во главе движения, поддерживает, вдохновляет, пестует.

Многие кавээнщики разных возрастов добились каких-то высот здесь, на Камчатке, в сфере развития культурно-массовых мероприятий, режиссёрских постановок. Есть ребята, которые ведут тему стендапа – Витя Миллер и Лёша Кацевич. Они организовали площадку для камчатских комиков, делают шоу «Открытый микрофон», сами успешно участвуют в Comedy Баттле на ТНТ как дуэт «Здарова», попали в финал ТВ-игры. Они отлично выступают, я горжусь этими ребятами. Лёша Кацевич начинал играть в КВН в команде «Аборигены» 42-й школы, Наташа Адаменко ими руководила. Потом они же стали сборной Камчатки и начали ездить по России, выступать в разных лигах. Иван Рак из той же команды сейчас поёт в мюзиклах в Московском доме молодёжи, играет главные роли. Серафим Салимзянов – известный ведущий свадебных мероприятий в Санкт-Петербурге. Многие ребята продолжают развиваться на Камчатке, каждый в своем направлении.

- Но есть ли у камчатской сборной шансы попасть на сцену высшей лиги КВН?

- Это возможно только при хорошем финансировании. Вывезти команду – очень дорого. И за участие в каждой игре там, на большой земле, нужно платить немаленький взнос. Сборная Камчатки выступает на высоком уровне, прошла уже много отборочных этапов, и эти ребята заслуженно попали бы на Первый канал, если бы в них вкладывали деньги. Одних только юмора, позитива, актерского мастерства, хорошей игры, к сожалению, – мало.

В любом случае, КВН – это большая ступень на лестнице жизни. Если ты на неё взошёл, тебе будет легче подниматься по всем другим ступеням.

В моей жизни эта игра сыграла основную направляющую роль. На свою первую работу я попала благодаря КВН. Требовались педагоги, чтобы поставить КВН в школе. Я тогда училась на втором курсе университета, и с предвкушением интереснейшей работы выбрала школу №8. Работать мне там действительно очень нравилось! Платили копейки, администрация с энтузиазмом прибавляла мне только обязанностей, условия были, мягко говоря, аскетические, но совместное творчество с детьми всё искупало. Мы хорошо заявили о себе в КВН, ставили спектакли, концерты, мероприятия. Первый свой выпуск помню до сих пор, и продолжаю общаться с ребятами. Три года я с большим воодушевлением отработала в 8-й школе, но потом произошло событие, после которого я сразу уволилась. Меня не отпустили с работы, чтобы побыть с умиравшим отцом. Я сама нашла себе замену и успела попрощаться с папой. А на работу меня с радостью взяли в родную 40-ю школу. Тут же и аттестовали, и категорию повысили, и дали большой тёплый кабинет, который ещё с 1988 года носил название «поп-клуб». Работалось легко, чувствовала себя как тюльпан в теплице.

- Среди твоих подопечных были «трудные подростки»? Легко ли получалось увлечь их позитивной творческой деятельностью? И почему, на твой взгляд, это удается далеко не всем педагогам?

- Трудные подростки и составляли костяк команды – самые активные, самые замечательные ребята. Мне очень нравилось с ними работать. Они всегда говорят «спасибо», и им действительно интересно. Они чувствуют себя нужными, когда вы вместе делаете какое-то дело, понимают, что эта деятельность принесёт кому-то радость, и в первую очередь, принесёт радость им самим. Конечно, таких людей и нужно увлекать творческой деятельностью. Они очень талантливые. Вообще, в каждом человеке есть талант, надо его подмечать, развивать. Может оказаться, что человек ждал именно тебя, чтобы раскрыться. Стеснялся или нуждался в помощи.

Почему не всем удаётся? В основном, потому, что взрослые – уставшие и обозлённые. И среди преподавательского состава, и среди учителей они встречаются. Становятся такими из-за необходимости выживать, зарабатывать деньги на существование, обеспечивать собственных детей... и уже не хотят вникать в проблемы ребят. Видят в них только средство зарабатывания денег. Это, конечно, очень обидно.

Миссис Камчатка, модные дефиле и бои без правил

- Когда в КВНе ты перешла из разряда игроков в разряд тренеров, готовя школьные команды, чем занялась для души?

- Я, наверное, потому и счастливый человек, что моя работа мне всегда была по душе. И в школах, и потом в университете я отдавалась ей с большим удовольствием. И ещё мне всегда везло в том, что находился человек, с которым я могла работать в тандеме, и у нас всё получалось с огоньком. Мне, как творческой личности, «человеку-хаосу», просто необходим рядом такой единомышленник, «человек-порядок».

Но как бы ни поглощала меня работа, жизнь бурлила и в других руслах. Я участвовала в организации первых праздничных мероприятий у торговых центров, попробовала себя в роли тамады. Как-то к 8 Марта мы с коллегами-тамадами решили устроить конкурс для шикарных дам в ресторане «Пинтусов». Собственно, праздник для себя. Нашли спонсоров, призы. Надо было придумать, что показывать в качестве домашнего задания. Я ломала голову: не с КВНом же выходить! Настя Пичугина подсказала: «Ты же неплохо танцуешь, есть в городе восточница Галя Чуйкова, она совсем худенькая. Думаю, вдвоём вы будете здорово смотреться!». Попробовали, поставили танец, я придумала себе костюм, и этот номер такой фурор произвёл! Потом года три наш дуэт на все праздники приглашали выступать, по всем ресторанам прошлись.

Тогда же бурную деятельность развило модельное агентство «Fashion Star». Я предложила сделать показы одежды для людей пышных форм. Руководитель агентства довольно скептически отнеслась к этой идее, но при условии, что всю организацию я возьму на себя, согласилась. Мне не составило труда найти желающих выйти на подиум. В их числе были и моя мама, и подруги, и младший брат. Нашла магазины, готовые предоставить одежду, девочки-модели помогли поставить дефиле, а потом сама репетировала со своими. Показов было много. А когда объявили конкурс «Миссис Камчатка», я без раздумий приняла в нём участие и стала Первой вице-миссис. В качестве домашнего задания выступила с тем же восточным танцем. Мне очень нравилось выходить на сцену. Я полностью изменила отношение к своей фигуре – просто не замечаю её. Ну, не могу я ничего с ней поделать. Если пытаюсь, ограничиваю себя, сажусь на диеты – мне это начинает мешать наслаждаться жизнью. Становлюсь грустная, недовольная... а это уже не я, - смеётся Аня.

- В числе твоих увлечений есть весьма экзотические, например, организация турниров по смешанным боевым единоборствам. Для чего тебе это?

- Спорт всегда был в моей жизни, в том или ином виде. Мне нравятся спортивные мероприятия, я хожу на хоккей, люблю поболеть на трибунах. А два года назад я работала на одном из первых турниров по современному панкратиону помощником режиссёра и познакомилась с Иваном Бычковым, который открывал новый клуб. Ему нужна была помощь в рекламе. И я стала пиар-менеджером клуба. Знакомство с миром смешанных боевых единоборств – новая страница в моей жизни, и она мне очень нравится! Нравятся люди – сильные и целеустремлённые, атмосфера спортивных состязаний и зрелищный, интересный продукт, который появляется в результате нашей работы по организации турниров.

Как всегда и мечтала

- А твоя нынешняя работа не мешает наслаждаться жизнью? Всё-таки раньше – весёлые тусовки, шутки, мода, танцы. Сейчас – большая ответственность в огромном коллективе, профсоюз, «Бессмертный полк».

- Всегда хотела работать в армии или в университете. И попав в КамчатГТУ (первоначально на должность редактора газеты), я влилась в ту атмосферу, о которой и мечтала. Всё сошлось: и форму надела, и получила огромные возможности для профессионального роста. Работа мне очень нравилась. Необходимый тандем я нашла в лице проректора по воспитательной работе Людмилы Зубовой, с коллективом сработалась и довольно быстро стала начальником по связям с общественностью. Меня поглотила государственная молодёжная политика. Всё стало более масштабным, глобальным, выходящим за рамки университета. Я поняла, что могу представлять край в командировках, чему-то более важному научить ребят. Шли мероприятия за мероприятиями, мы побеждали в фестивалях «Студенческая весна», создали ансамбль барабанщиц, который стал визитной карточкой университета и его гордостью. Сейчас без наших барабанщиц не обходится ни одно большое мероприятие в городе. Курирую студенческое самоуправление и волонтёрское движение. В университет приезжает много комиссий, я их встречаю, вожу на экскурсии по Камчатке, по городу, по нашему музею истории развития рыбной промышленности. Экскурсионная деятельность – ещё одна сторона моей работы, которая мне очень нравится.

Конечно, занимаюсь рекламой университета. В условиях жёсткой экономии средств очень многое удаётся сделать только благодаря моим личным знакомствам... почти со всеми в этом городе.

Веселье для отчёта

- Нынешние студенты, выросшие в век высоких технологий, охотно ли занимаются творчеством в реальном мире?

- Есть разные ребята. Одних интересует только учёба – они нацелены на получение диплома, и больше им ничего не надо. Другие хотят самовыражаться в творчестве, на сцене, и технологии мультимедиа им помогают в этом, дают новые возможности. Но в целом молодежь, конечно, стала инертнее. Предлагаю, например, бесплатно слетать на форум в Хабаровск, пройти обучение, получить сертификаты – желающих не найти. Есть мнение, что наше студенчество в массе не слишком дружное и активное, потому что самые яркие и талантливые дети улетают с Камчатки поступать в вузы на материке. Я уверена: уезжают они за инфраструктурой. Грустно видеть, что на Камчатке для развития молодых нет ничего. Строят Дом молодёжи, но когда его достроят, что там будет, насколько активно молодёжь сможет туда заходить и заниматься бесплатно тем, что ей интересно?

Очень жаль, что университет потерял большую базу в виде дома культуры. ДК был, конечно, холодный и требовал ремонта, но он был нашим. В нём занимались два танцевальных коллектива, много кавээнщиков, студенческий театр «Телескоп», музыканты и после закрытия ДК мы остро почувствовали, как не хватает такого пространства для творческой студенческой жизни. Удалось отремонтировать небольшой зал в одном из корпусов, но это, конечно, полумера. Организовать там полноценные творческие занятия, как в клубе, нереально.

- А по официальной информации для молодёжи делается ой как много! Создаются новые движения, чем-то таким патриотически правильным занимаются...

- Политики и бюрократии, действительно, стало очень много, и эти движения создают взрослые, а не молодёжь, чтобы выполнять планы, ставить галочки в отчётах. Нам приходится работать в этой системе. Раньше было всё на эмоциях, всё интересно, мы получали реальное удовольствие. Сейчас мы каждую неделю пишем отчёты, составляем акты о проведённых мероприятиях, отмечаем, сколько людей на них пришло... Но разве можно получить удовольствие, если тебя заставляют идти куда-то из-под палки?

И когда я сейчас смотрю на моих студентов-выпускников, пришедших во власть – я думаю: «Не тому я их учила!». И не о том они говорили, когда шли к своей цели. Рассказывали, как хотят изменить мир, но попав в систему, стали послушными винтиками и забыли о переменах, чувствуя себя комфортно на тёплом местечке.

- К слову, к профсоюзам тоже отношение в обществе весьма неоднозначное. Многие считают, что эта организация изжила себя и ничего полезного не делает.

- Для меня профсоюзная деятельность это большая школа жизни. Мне повезло, у нас классная первичная организация. Наше кредо – всё для людей. Когда в вузе происходили перемены, начались увольнения, мы проводили пикет, защищали социально-трудовые права коллег и восстановили их. Для меня, как для лидера первички, это было боевым крещением. Помимо этого мы всегда сами формируем новогодние подарки, два раза в год организовываем выезды на отдых на природу, заботимся о материальной помощи, о санаторно-курортном лечении, добились включения в коллективный договор пункта о трёх дополнительных днях к отпуску для ветеранов университета. Конечно, я не смогла бы так эффективно работать без единомышленников, без команды и без тандема, который в этой сфере для меня составляет Таня Денно.

Так что можно поддерживать систему или делать вид, что поддерживаешь, а можно, используя её рычаги, попробовать получить результат. Я всегда выбираю второе.

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из архива Анны БЕРДНИКОВОЙ

29 июня 2018 г.

  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
  • Талант наслаждаться жизнью.
Талант наслаждаться жизнью

Обсудить

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Учиться никогда не поздно – как экономист стал пилотом Аэрофлота и облетел всю Россию (и не только)

28.12.2022
4081
Учиться никогда не поздно – как экономист стал пилотом Аэрофлота и облетел всю Россию (и не только)

В декабре старший пилот-инструктор Олег Барчугов отмечает юбилей – 15 лет в гражданской авиации. За его плечами (и штурвалом) – больше 9000 летных часов, более 130 городов и 35 стран. Но свою карьеру в гражданской авиации Барчугов начинал с полётов по России, а Камчатка стала одним из самых ярких впечатлений нашего героя за всю жизнь. О том, как построить успешную карьеру в авиации, где сегодня учиться пилотированию и чем отличаются полёты на Дальний Восток от всех остальных – в нашем интервью.

-Олег Леонидович, давайте начнём сначала. Как вы пришли в авиацию?

-Я мечтал о небе всегда, но попал в гражданскую авиацию только в 26 лет – тогда возрастной ценз на поступление в авиационное училище, существовавший в СССР, отменили, и я рискнул изменить жизнь на 180 градусов. На тот момент у меня уже было законченное высшее образование по экономической специальности, свободный английский и небольшой собственный бизнес по организации рабочих и учебных программ для молодежи за границей. А понимания, что и как устроено в авиации – не было. Близкие тоже не могли меня просветить – никто их них не был хотя бы отдалённо связан с пилотированием. Поэтому я решил спросить про учёбу в весьма неожиданном месте – на популярном в те годы форуме «AVIA.ru». Создал ветку «Подскажите – где учиться летать?!» и взял себе псевдоним Баранкин, который остался со мной надолго.

-И как, подсказали?

-Да. В России всего два высших авиационных училища – в Ульяновске и в Санкт-Петербурге. Я готовился поступать туда примерно полгода – заново вспоминал русский язык, физику, математику, занимался с репетиторами. А еще пришлось готовиться к сдаче нормативов по физкультуре. Пожалуй, это было даже посложнее, чем физика или математика. Но дорогу осилит идущий – после ежедневных тренировок я стал худо-бедно справляться с подтягиваниями и бегом на короткие и длинные дистанции.

-Куда в итоге поступили?

-На вступительной комиссии в Ульяновске меня ошарашили: так как высшее образование у меня уже было, то взять на бюджет меня не могли. Я расстроился, но не отступил. Оказалось, что бесплатно можно учиться один раз в высшем учебном заведении и один раз в среднем, а в России есть несколько летных училищ, которые как раз относятся к среднему специальному образованию. Я не особо верил в успех этой истории, всё-таки училище – это не университет. Но попытка – не пытка. Выбрал Сасовское лётное училище гражданской авиации в Рязанской области, сдал все экзамены на отлично и убедился, что всё, что ни делается – к лучшему. И хотя быт в казармах был весьма спартанским – жили по пятьдесят человек в одном помещении, а походы в общественнную баню ограничивались одним разом в неделю – я вспоминаю то время с ностальгией. Было много надежд, знакомств, предвкушений будущих полётов.

-Как проходило само обучение? Когда вы начали летать «по-настоящему»?

-Основную группу курсантов составили те, кто только что окончил школу, - им учиться предстояло три года. Нас же – «вышкарей» – набралось 12 человек, самому старшему – под тридцать. Благодаря перезачету общеобразовательных предметов с вузовской программы, теорию «вышкари» прошли относительно быстро. А все положенные лётные упражнения мы отточили за одно лето, поэтому в целом процесс обучения у меня занял полтора года. В декабре 2007 года я, свежеиспечённый пилот гражданской авиации с красным дипломом, пошёл искать работу в существовавшие тогда авиакомпании, в том числе «Аэрофлот» и «Трансаэро». Наша подготовка была очень хорошей, да и сами собеседования были несложными – пилотов в то время отрывали с руками и ногами. Я, вместе со многими из выпуска, смог пройти отбор в «Аэрофлот». Но тут всё оказалось не так просто: реально летать мы умели только на Ан-2, а самолёты этого типа «Аэрофлот» уже давно не использовал. Поэтому нас взяли с условием: переучиться на ТУ-154М, но и на нём полетать не удалось – «Аэрофлот» принял решение переходить на Airbus A320. Считаю, мне повезло – я в самом начале карьеры получил возможность летать на среднемагистральном самолёте мирового класса, практически безупречном воплощении инженерной мысли. С момента окончания училища до магистральных полетов прошло около полутора лет. Получается, за три года я из мечтателя превратился в пилота, управляющего большим пассажирским лайнером. До настоящего профессионализма было, конечно, ещё далеко, но уже тогда каждый, даже самый тяжелый, полет приносил огромное удовольствие.

-Полёты на Дальний Восток были тяжелыми или наоборот?

-Они были особенными. Не могу сказать, что я много летал на Дальний Восток – всё-таки специализируюсь на управлении среднемагистральными самолётами. Но такой особенный опыт у меня был – в 2009-2010 годах «Аэрофлот» активно рассматривал развитие на этом направлении, вводил новые маршруты, создавая конкуренцию местным авиакомпаниям. Пилотам тоже нужно было учиться управлять самолётами в новых условиях – так я оказался на Камчатке, а ещё в Хабаровске, Южно-Сахалинске, Владивостоке. Наши самолёты «курсировали» по маршруту между этими городами.

-Какими были впечатления от Камчатки?

-По правде говоря, Камчатку я видел только из кабины самолёта - к сожалению, в город мы не выходили. Но, поверьте, и этого оказалось достаточно. Как поётся в песне: «Мне сверху видно всё». Камчатка запомнилась мне ещё и тем, что здесь я, будучи вторым пилотом, установил личный рекорд скорости: дело в том, что на дозвуковых самолетах, предел скорости такого лайнера нашего класса — примерно 900 км/ч, величина в зависимости от разных параметров меняется. Во время полёта на Камчатку у нас был строго попутный ветер, воздушные массы двигались так быстро, что самолёт набрал скорость выше скорости звука. В итоге до места назначения мы вместо четырёх часов домчали за два с половиной. Помню, пассажиры очень удивлялись, спрашивали, туда ли мы прилетели...

-А в целом по особенностям пилотирования Камчатка отличается от других регионов?

-Конечно. В первую очередь – это особенности связи. В то время, когда летал я, связь, бывает пропадала, приходилось поддерживать её по резервным каналам HF (КВ-связь). С 2010 ситуация стала лучше – поставили усилители, промежуточные наземные ретрансляторы, так как расстояния очень большие. Но всё равно прецеденты случаются, и пилоты остаются на КВ-связи, на которую влияет много разных факторов, в том числе и время суток, и погода. Принятие решения на вылет происходит с учетом прогноза по трассе на 6-12 часов, который делают авиационные синоптики.

Ещё одна особенность – то, что Камчатка – это горы и вулканы. А горные аэропорты накладывают ещё больше ограничений на пилота. Вообще, аэродромы во всем мире делятся на три категории А, B, C по сложности. На это может влиять и местность, и нестандартные размеры полосы. Например, аэропорт Челябинска – это категория А, а Петропавловск-Камчатский – однозначно B, т.к. это горный аэропорт. А аэропорт в Инсбруке (Австрия) – ещё сложнее, так как для захода требуется полёт по ущелью. Самолет ведь не вертолет, он не может сверху опуститься в определённое место, ему нужно снизиться по ущелью и потом так же подняться.

-На Камчатке незаменимы вертолёты - и в туристические места, и в районы, где ведется промышленная деятельность. Какие отличия между управлением самолетом и вертолётом? Или много общего?

-Общее у них только небо. Самолёты – это про постоянную скорость и движение вперёд. Если самолёт остановится, зависнет в полёте – он упадёт. Вертолёты, наоборот, про постоянное маневрирование, зависание на одной или нескольких высотах. «Вертолётчикам» проще переучиться на пилота самолёта, это связано с особенностями управления.

-А вам никогда не хотелось стать пилотом вертолёта?

-Нет, это всё-таки разные истории, каждому своё.

-Ваш первый полёт в качестве командира лайнера тоже был на Дальний Восток?

-Из Москвы на Дальний Восток летают только дальнемагистральные самолеты, а я все это время летал на среднемагистральном А320. Командиром лайнера я стал 10 лет назад, сдав многочисленные теоретические экзамены и пройдя на отлично летные проверки в рейсовых условиях и на тренажере. Первый полет, как первый поцелуй, – запоминается на всю жизнь. На борту больше нет инструктора, который может тебе помочь и подсказать. Разумеется, есть второй пилот, но только ты принимаешь окончательные решения и несешь за них ответственность. Мой первый рейс в качестве командира корабля был по маршруту: Москва – Рига – Москва. Когда все пассажиры ушли, я поблагодарил бортпроводников по громкой за участие в моем первом самостоятельном полете. Что тут началось! Девушки прибежали поздравлять и обнимать меня, это был очень эмоциональный и запоминающийся момент.

-А как получилось, что вы стали наставником для молодых пилотов?

-Свою квалификационную отметку «Инструктор» в лётное свидетельство я получил в 2016 году, через четыре года как стал командиром А320. Аэрофлот отбирал командиров, готовых стать наставником для молодых неопытных пилотов. До сих пор уверен, что инструктор – самая сложная и при этом самая интересная работа. Опытный лётчик должен только направлять, а не вмешиваться в корявое летание стажера, позволять ему ошибаться и исправлять ошибки. Разумеется, не подвергая риску полёт и жизнь пассажиров.

Это хорошо, что пассажиры, многие из которых и так боятся летать, не знают, что у них за штурвалом – стажер. Но, если подумать, а как еще пилоту стать профессионалом? Многие могут возразить – мол, учитесь летать на самолёте без пассажиров. И так действительно учатся – после тренажера пилоту даётся так называемая «аэродромная тренировка», когда пустой самолет с несколькими стажерами и опытным инструктором летает в районе аэродрома, тренируя взлет и посадку. Но, во-первых, пустой самолет ведет себя не так, как хорошо загруженный, а, во-вторых, это безумно дорого. Так что нормально, что стажёра сразу бросают «с места в карьер» – да, он может ошибиться, но на этот случай рядом есть опытный инструктор, готовый в любой момент исправить допущенную неточность. Работая на этой должности, я стал разбираться в разных психотипах людей, иногда даже заранее мог предположить, какой ошибки ждать от стажера и как лучше объяснить ему выполнение того или иного манёвра. Почти со всеми своими бывшими стажёрами я общаюсь, а с некоторыми и дружу.

-А не было мысли уйти из авиации?

-Никогда. Но зато после очередного очень непростого рейса у меня появилась идея параллельно создать продукт, который бы упрощал пилотам процесс принятия решений. В 2017 году я разработал и с тех пор поддерживаю приложение для мобильных устройств «Wind Check». Оно облегчает пилотам принятие решений на взлет или посадку в каждом конкретном случае – а таких решений, поверьте, приходится принимать много даже в рамках одного полёта. Пилот ведь тоже человек, он может быть не в духе или просто не выспаться. В моё приложение можно заранее, ещё только готовясь к сложному взлету или посадке, заложить важные параметры конкретного полета, чтобы в критически важный момент не делать сложных подсчетов в голове, а просто посмотреть на экран мобильного устройства. Получилась своего рода шпаргалка для пилота. И её я сейчас дорабатываю – новое приложение должно значительно превзойти предыдущее по функционалу.

-Каким должен быть пилот? Дайте небольшое напутствие молодым камчатским ребятам, кто только ищет себя или, как и вы, давно мечтает о небе.

-В российской системе традиционно считается, что пилот должен досконально знать устройство каждого агрегата самолета, характерные признаки неисправностей, физический принцип действия приборов и много еще чего. Но я всё-таки считаю, что ремонтировать самолеты и конструировать новые должны одни специалисты, а уметь управлять этими агрегатами – другие. Так что желаю сначала определиться, что вам действительно интересно. А затем – целенаправленно идти к свои целям, не отказываться от того, что вы для себя наметили, и искать разные возможности для исполнения своих желаний. И да, не переставайте мечтать!

Беседовала Елена ПОПОВА, фото из личного архива Олега БАРЧУГОВА

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса»

22.12.2022
1929
Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса»

Камчатка простилась со своей горнолыжной и альпинистской легендой - Людмилой Аграновской. Человеком, с чьим именем связана история камчатского спорта второй половины ХХ столетия и наступившего века.

Спортивная биография Людмилы Семеновны, как хороший пример стойкости в достижении результата, спортивного и тренерского успеха. Она родилась в 1932 году на Сахалине. Альпинизмом начала заниматься в 1955 году на Кавказе, где окончила школу горных инструкторов. Совершила семь восхождений на вершины выше 7000 метров, став первой в СССР женщиной, получившей звание «Снежный барс» со знаком №16. Аграновская стала первой в мире женщиной, поднявшейся на высшие точки Советского Союза — пик Коммунизма и пик Победы.

В разные годы Людмила Аграновская защищала цвета спортивных обществ «Крылья советов», «Динамо» и «Спартак». А в 60-х, когда пришло время передавать накопленный опыт, вместе со своим супругом Германом Аграновским переехала на Камчатку. Талантливые и полные амбициозных планов спортсмены основали в черте Петропавловска-Камчатского горнолыжную базу «Эдельвейс», которая стала и яслями, и Alma mater, и кузницей будущих камчатских звёзд отечественного горнолыжного спорта. Здесь супружеский тренерский тандем обучал горнолыжному искусству детей, разрабатывая собственные программы для подготовки. И эти методики подарили Камчатке немало чемпионов.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» С Людмилой Аграновской я познакомился в 2001 году, записав интервью для телекомпании «Причал». Позже, когда работал на «Радио СВ» и в ГТРК «Камчатка», мы часто встречались и всегда находили много тем для интересных бесед и материалов для СМИ. Поверьте, Аграновской всегда было о чём рассказать и что вспомнить. Ведь каждое слово в её воспоминаниях - это яркая страница истории камчатского спорта. Последнее интервью с Людмилой Семёновной я записал десять лет назад по заказу популярного журнала «Русская зима». Оно было посвящено восьмидесятилетию Германа Аграновского и многое сказанное Людмилой Семёновной тогда актуально и сейчас. А, значит, имеем право вспомнить. И вот что она рассказала о создании легендарного «Эдельвейса»:

- В 1968 году открывались горнолыжные школы по всему Советскому Союзу. Это Кавказ, Урал, Сибирь и Дальний Восток. Старшим тренером по горным лыжам и альпинизму тогда был Владимир Зырянов. Он предложил Гере заняться большой тренерской работой в Сочи. Мы к тому времени были уже международными мастерами, а Герман объездил почти весь Союз – от Ленинграда до Кабардино-Балкарии и Урала. Долго выбирать нам не пришлось. Один из наших друзей работал вулканологом на Камчатке. Он сказал, что в Петропавловске-Камчатском на склонах сопок можно кататься на горных лыжах даже летом. Естественно, в том же году мы отправились на Камчатку, где идеи нам подсказывала сама природа. Место для базы выбрали хорошее. Все свои тренерские замыслы мы в первую очередь испытывали на нашей дочери Ольге. Ведь она у нас встала на лыжи в четыре года. И лишь потом, после Оли, мы внедряли разработки в общую практику. Здесь уже были первые школы: открыл секцию Валерий Муравьев, работала тренерская семья Галамиевых. Трудились мы вместе, так как понимали, что делаем одно общее важное дело. Что и принесло свои плоды. Спустя несколько лет сборная СССР по горным лыжам более чем наполовину была составлена из камчатских спортсменов.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» С особым теплом Людмила Семёновна говорила о своём супруге и бессменном партнёре по многолетней тренерской работе. Именно здесь начинаешь понимать важность их совместной деятельности. Поэтому, не ошибусь, называя Германа Леонидовича Аграновского архитектором успехов созданной ими горнолыжной школы:

- Он очень любил детей и очень хотел вырастить из них спортсменов. Не обязательно чемпионов, а просто жизнерадостных, здоровых и сильных ребят. И все то, чего добилась на Камчатке наша семья, – это, конечно, его заслуга. Даю честное слово, если бы сейчас Гера был жив, то здесь (на горнолыжной базе «Эдельвейс) было бы еще комфортнее и современнее, на склонах были бы новые подъемники...

Спорт был его жизнью. Он окончил географический факультет Ленинградского педагогического института имени Герцена и получил предложение поступить в аспирантуру. Читал лекции в Ленинграде. Но вместе с тем был чемпионом по скалолазанию и всегда говорил, что не может прожить и половины сезона, не сходив в горы и не приняв участия в соревнованиях. Он пережил блокаду, и у него на сердце был рубец. Но, невзирая на этот недуг, в 1957 году он был готов в составе сборной СССР подняться на Эверест. И лишь нестабильная политическая ситуация в Тибете помешала тогда Гере осуществить эту мечту. Была у него и другая мечта – найти свою альпинистско-горнолыжную страну. Вот он ее и нашел на Камчатке. Потому что всегда шел к своей цели. Любил спорт, детей и детей в спорте. Герман мечтал о том, чтобы в каждом районе Петропавловска, где есть хорошие склоны, работали доступные и близкие к месту проживания ребят горнолыжные базы. А тренеры получали бы квартиры рядом с местом работы. Чтобы, как в Австрии и Швейцарии, в камчатской столице были базы прямо рядом с домом.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» Самой известной ученицей тренерского тандема Аграновских стала Варвара Зеленская - победительница четырёх этапов Кубка мира, многократная чемпионка России, участница четырех зимних Олимпиад. Со слов Людмилы Семёновны, поначалу Варя была физически не подготовлена, и многое ей давалось с трудом. Но она никогда не боялась скорости, приходила на тренировку первой, а уходила последней. Вот тут и была необходима способность тренера раскрыть своих учеников. Поделилась Людмила Аграновская и своим видением процессов воспитания и некоторыми секретами сотворения чемпиона:

- Во-первых, важно, чтобы ребенка поддерживала его семья. Хорошо, когда дети катаются с мамой и папой. Мы берем совсем маленьких. Например, мои внуки Сема и Гера очень рано встали на лыжи. Но все же самый оптимальный возраст – 4-5 лет. До восьми лет ребенок должен очень много кататься по разным склонам, чтобы почувствовать лыжи. К десяти годам ребенок уже начинает четко понимать, что он делает, для чего катается на лыжах и соревнуется... Если наш воспитанник и не станет чемпионом, то хотя бы научится хорошо кататься. А найти талантливых и желающих заниматься несложно. Если ребенок во время занятия спрашивает: «Скоро ли закончится тренировка?», – то ему это неинтересно, ни Ингемара Стенмарка, ни Жан-Клода Килли из него не получится. Я всегда задаю им вопрос: «Вы сами хотите кататься на лыжах или это желание папы и мамы?», но мы никогда ни одного ребенка не отчислили... Трудолюбие, смелость и любовь к предмету – это залог успеха. Это и есть талант! В горных лыжах из-под палки работать бессмысленно. Я детям всегда говорю: учитесь побеждать себя, и тогда научитесь побеждать соперника.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» Говоря о перспективах развития горнолыжного спорта в Камчатском крае, Аграновская акцентировала внимание на острой необходимости развития инфраструктуры - хорошие современные подъемники, снежные пушки и освещение на каждом склоне. Сейчас проблема частично решена, но по-прежнему актуальна. С учётом того, что камчатские горнолыжники вопреки всему продолжают успешно бороться на чемпионатах и первенствах и по сей день, Людмила Семёновна всегда делала ставку на быт, трудолюбие и талант спортсмена, его умение работать в тандеме с тренером:

- Юные спортсмены просто должны много кататься и тренироваться. Например, Варя Зеленская на тренировках никогда не знала жалости к себе. Она после каждого тренировочного дня возвращалась в раздевалку вся мокрая от колоссальных нагрузок. Поэтому она и стала той самой Зеленской, которую сегодня знает весь горнолыжный мир. И жить горнолыжнику надо полной жизнью. В нашем городе он может и должен ходить в театр, получать хорошее образование, жить дома, где он себя чувствует комфортно, и кушать домашние пироги. Во всяком случае, когда ты попадаешь в сборную – это уже твоя специальность, ты уже профессор.

Я спросил, в чем секрет ее невероятной спортивной активности и долголетия? Если коротко, то в единомышленниках, в наследниках, в людях, которые рядом, говорила Людмила Семёновна Аграновская:

- Рядом со мной всегда понимающие и трудолюбивые соратники. Они, как и я, любят то, чем занимаются. Знают, ради чего они это делают и никогда не предадут. Тренеры, канатчики и сами ученики – это единый организм, который составляют безнадежно влюбленные в горнолыжный спорт люди. Мы счастливы, и в этом секрет всех наших побед и долгих лет в спорте. Другой судьбы для себя я и представить не могу, иным делом заниматься не хочу и не умею.

Людмила Аграновская - жизнь на склонах «Эдельвейса» С уходом Людмилы Аграновской завершается и часть огромной и знаковой советской эпохи в камчатском горнолыжном спорте: талантливый педагог, альпинистка, Почётный мастер спорта СССР, автор работ по горнолыжной подготовке детей, создатель учебных фильмов, Почетный гражданин Петропавловска-Камчатского. Это лишь часть званий и титулов женщины, ставшей второй мамой для сотен камчатских воспитанников её школы. Горнолыжной школы и школы жизни династии Аграновских. Да, именно династии. На снежных склонах «Эдельвейса» прошла большая часть жизни Людмилы Семёновны и здесь продолжает трудиться её дочь - Ольга Аграновская. Выросли и окрылились её внуки - Герман и Семён, которые успешно работают со спортсменами-паралимпийцами.

На Камчатке трудно представить человека с фамилией Аграновский или Аграновская, не имеющего отношения к горным лыжам. Это особая порода людей, которая отныне обязана передавать из поколения в поколение свой жизненный и спортивный опыт. У которой в генах живёт здоровый фанатизм и искренняя любовь к заснеженным горным склонам, самозабвенному трудолюбию и неизбежным трудностям, которые непременно приведут к победе.

Дмитрий ПЮККЕ, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

Фото из личного архива семьи АГРАНОВСКИХ

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 44 След.